Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Какой в этом долг
2018-02-25 18:32:45">
2018-02-25 18:32:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2017 году Украина впервые вернула своему главному кредитору — МВФ — больше, чем получила от фонда. Разница была чисто формальная, и Киев справился, но в этом году Украина должна отдать по кредитам почти $7,5 млрд, которые взять негде. Пока правительство Владимира Гройсмана судорожно ищет деньги, экономисты вновь обсуждают возможности дефолта страны. Почему Украина оказалась в такой ситуации и каким может быть сценарий банкротства — разбирался портал iz.ru

Как брали в долг после майдана

Формально государственный долг Украины за последние четыре года — с января 2014 по январь 2018-го — вырос на $3,3 млрд: с 73 до 76,3 млрд. Более того, в начале 2016 года значение госдолга и вовсе падало до $65,5 млрд. В этих условиях дискуссия по вопросам дефолта на Украине выглядит несколько надуманной, но если внимательно рассмотреть разницу в структуре долговых обязательств (в 2018-м по сравнению с 2014-м), многое становится гораздо понятнее.

Четыре года назад, когда революция достоинства только начиналась, долг Украины перед внешними кредиторами (для удобства считаем вместе гарантированные обязательства и внешний долг) составлял $37,3 млрд, а перед внутренними — $35,8 млрд. Спустя четыре года реформ, к нынешнему моменту, соответственно, $49 и $27,3 млрд. При схожих цифрах разница существенная — проблему внутреннего долга, как известно, государству решить легче (в основном держателями облигаций государственного внутреннего займа (ОГВЗ) выступают украинские банки).

Фото: Global Look Prees/Emeric Fohlen

При этом, что интересно, цифры резкого уменьшения внутреннего долга вовсе не демонстрируют эффективности министерства финансов — ведомство не перестало выпускать ОГВЗ, которые к настоящему моменту остаются одним из главных источников заемных средств для Украины. Резкое снижение размера долга — почти на $9 млрд— связано всего лишь с девальвацией гривны. Однако если внутренний госдолг таким образом можно «уменьшить», то на внешнем девальвация сказывается самым печальным образом: растет количество гривны, необходимой для обслуживания долга. Это провоцирует инфляционные процессы, спрос на иностранную валюту растет и спираль уходит на новый виток.

Кроме того, на Украине менялось соотношение госдолга к ВВП. Если в 2013 году этот показатель слегка превышал 40%, то на начало 2017 года он достиг 81%. Официальных данных по ВВП за 2017 год пока еще нет, однако соотношение должно быть примерно тем же. Это означает, что ВВП Украины с конца 2013 года рухнул вдвое, примерно во столько же стало сложнее обслуживать госдолг. Скажем, в 2018 году Украина потратит на это 270 млрд рублей (130 млрд гривен): каждая седьмая гривна, собранная государством в виде налогов или от пока еще прибыльной госсобственности, направляется на возврат долгов и уплату процентов по кредитам. Для сравнения: в 2013 году на обслуживание долгов тратилось в три раза меньше денег.

У кого занимала Украина после революции достоинства? Основной кредитор — Международный валютный фонд. От него Украина с 2014 года по двум программам получила $16,8 млрд. Часть уже успела вернуть в качестве оплаты долгов. Остаток — $12,4 млрд. Таким образом, около 70% золотовалютных резервов Украины — на самом деле деньги фонда. К слову, Украина сегодня на втором месте в мире по задолженности перед МВФ, больше долг только у Греции ($13,4 млрд).

На втором месте Евросоюз. Программа финансовой помощи ЕС — именно так завуалированно называются европейские кредиты — освещается прессой менее активно. Тем не менее Украина успела получить по ней €12 млрд. Плюс в ноябре 2017-го Петр Порошенко сообщил, что договорился с Европой о продлении этой программы на 2018–2019 года (точная сумма пока не известна). На третьем месте Всемирный банк с $11 млрд кредитов, выданных Украине за 25 лет. Половина этой суммы получена Киевом с весны 2014 года.

Фото: Global Look Prees/Han Bing

$3 млрд Украина взяла у России. Об этом скандальном займе договаривался еще Виктор Янукович во время встречи с Владимиром Путиным в декабре 2013 года. Однако евробонды под заем выпускались уже в 2014 году, в разгар революции. Украина, как известно, отказывается признавать этот долг, но тем не менее он есть, и рано или поздно рассчитываться придется.

Еще $3 млрд Украина взяла в долг в 2017 году — первое размещение облигаций с момента технического дефолта в 2015 году. Как сообщил заместитель министра финансов Юрий Буца, 46% облигаций выкупили инвесторы из США, 36% — Великобритании, 16% — Европы. По $1 млрд Украина привлекла в 2014–2016 годах через механизм кредитных гарантий США. Любопытно, что в прошлом году этот способ использовать не стали, хотя и могли. Еще $1,86 млрд с 2014 по 2017 год одолжила Украине Япония.

Это наиболее крупные заимствования в период после революции. В сумме — около $48 млрд.

Кабальная реструктуризация

Если рассматривать историю траншей МВФ, которые выдавались украинским властям после свершившейся революции достоинства, то можно обратить внимание на то, что самым кризисным для Украины стал 2015 год. Тогда Киев получил от фонда почти $10,5 млрд, которые в итоге спасли бюджет. Однако взамен Киев был вынужден залезть в долговую кабалу, которая теперь будет напоминать о себе каждый год.

Дело в том, что именно в 2015 году подходил срок погашения евробондов на сумму около $15,6 млрд — эти деньги Украина занимала в том числе после финансового кризиса 2008 года. В те времена давали охотно, но под большие проценты — 6,8–8% годовых в зависимости от суммы и срока (на уровне Венесуэлы и Доминиканской Республики). Любопытно, что держателем основной суммы долга, около 70%, оказался инвестиционный фонд Franklin Templeton (FT).

Фото: Global Look Prees/Socrates Baltagiannis

Одним из главных условий выплаты финансовой помощи от МВФ была реструктуризация выплат по облигациям и списание части долга, в противном случае Украина объявила бы дефолт уже в 2015 году. По этой причине переговорщики правительства страны — в лице премьер-министра Арсения Яценюка и главы министерства финансов Натальи Яресько — были вынуждены занять жесткую позицию по этому вопросу.

В итоге переговоры с кредиторами из Franklin Templeton по отсрочке либо списанию части платежей продолжались с февраля по август 2015 года, и их начало было отмечено историческими пиками падения гривны. На фоне этого договоренности о реструктуризации действительно выглядели победой. Имеет смысл внимательнее на них взглянуть.

— Из общей суммы задолженности ($19,3 млрд) $3,8 млрд Украине списали.

— Выплату по оставшимся 15,5 млрд перенесли на 2019–2027 годы, подняв доходность с 7,22 до 7,75% годовых.

— Заплатить за это пришлось кабалой. С 2021 по 2040 год, если ВВП Украины будет расти более чем на 3% в год, кредиторы Украины получат сумму, равную 15% от этого превышения. Если же Украина будет «расти» на 4% и более, то  40% от превышения четырехпроцентного порога.

Держаться нету больше сил

С тех пор прошло больше двух лет, и как обстоят дела теперь?

— В 2018 году Украине предстоит выплатить кредиторам почти $7,4 млрд — такую сумму на днях огласил Национальный банк Украины; всего же в ближайшие три года выплаты по внешнему долгу составят фантастические $22 млрд!

— Новых траншей МВФ не обещает: в том же Нацбанке на днях признали, что по крайней мере в I квартале они денег не ждут.

— В конце января Украина передала часть своих резервов в управление Всемирному банку

То есть итог неутешительный. По состоянию на сегодня резервы Украины, которыми она может распоряжаться, меньше той суммы, которую ей предстоит вернуть кредиторам: из $7,4 млрд долговых обязательств нынешнего года в стране едва ли можно обнаружить $6,3 млрд. Помимо всего прочего, из этой суммы надо отнять миллиард долларов, которыми теперь управляет Всемирный банк, то есть на выплаты останется в лучшем случае 5,3 млрд.

Немного облегчает положение то обстоятельство, что до 2019 года Украина не платит внешним кредиторам. А внутренние долги платить немного легче, если бы не одно «но» — любые значимые действия в экономике как минимум с 2015 года правительство Украины согласовывает с руководством фонда. И уже не может бесконтрольно напечатать несколько десятков миллиардов или взять новый долг внутри страны для возврата предыдущего. Сделать это можно только под новый транш. К тому же в последнее время даже внутри страны облигации выпускаются с привязкой к валютному курсу, указывает исполнительный директор международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Александр Данилюк

Фото: РИА Новости

В 2017 году в правительстве Украины пробовали сбросить с шеи эту удавку. Именно поэтому министр финансов Александр Данилюк весь прошлый год рассказывал, что Украина не нуждается в новой программе фонда, закончим эту — и хватит. И деньги, мол, не проблема: снова вернемся на рынки заемного капитала. Плюс в 2018 году собираются выпустить еще на $2 млрд (как раз столько в НБУ надеются получить от МВФ). Эдакая альтернатива.

На самом деле совсем не альтернатива. МВФ кредитует Украину под 3,5–4%, т.е. вдвое дешевле, чем можно получить на заемных рынках. Не говоря уж о том, что никто не организует стране со стагнирующей экономикой (и с боевыми действиями в индустриальном регионе) кредит на $10 млрд, как это сделал МВФ в 2015 году. К тому же даже евробонды получится разместить только в одном случае — если МВФ продолжит кредитовать Украину.  

«Я очень сомневаюсь в возможности фондироваться на внешних рынках без МВФ. И это далеко не вопрос ставок, что с МВФ мы можем привлечь под 7%, а без МВФ, условно говоря, — под 9%. Если нет программы МВФ, то вопрос у инвесторов становится так, что они просто не работают со страной», — поясняет представитель инвесткомпании Concorde Capital Юрий Товстенко.

Ладно, если нельзя занять в Европе, то может можно в Китае? Правительство Украины действительно собирается занять у КНР сразу $7 млрд. Однако тут имеется загвоздка — Китай не кредитует по принципу «перехватить до зарплаты». Китай дает денег под инфраструктурные проекты, причем, как правило, это экспортные кредиты: китайские компании участвуют в разработке, привлекают китайских подрядчиков, которые привозят китайскую технику и китайских же рабочих. Поэтому китайские деньги совершенно точно не помогут Украине ни перекредитоваться, ни избавиться от диктата МВФ.

«Вышли сала, здравствуй, мама»

Итак, в 2018 году правительству Украины необходимо изыскать для спокойной жизни около $2 млрд. Это минимум, который позволит раздать долги прошлых лет и отодвинуть проблему дефолта на будущий год. Сумма в принципе не такая уж и большая. Однако если в прежние годы прогнозы Национального банка Украины относительно получения траншей всегда отличались оптимизмом (в 2017-м сразу четырех ждали), то в этом году в Нацбанке весьма аккуратно ожидают первый миллиард во II квартале. О втором миллиарде пока даже не заикаются. Что же случилось?

Во-первых, пресловутые требования МВФ, в частности очередное повышение стоимости газа для населения. Правительство намерено сделать это, но только в апреле (по завершении отопительного сезона, чтобы удар по платежкам был не сразу заметен), значит, до апреля денег не будет железно: в Фонде настаивают на коррекции тарифа с прошлого лета и не отступят.

Во-вторых, МВФ всегда кредитует в обмен на что-либо: новое пенсионное законодательство, подорожание газа, приватизацию, создание антикоррупционных структур в системе власти. Как правило, каждое условие МВФ приводит к урезанию расходов на население: повышается пенсионный возраст и страховой стаж, уменьшаются субсидии. Следующей весной на Украине выборы президента, следующей осенью — парламентские. Рейтинг Порошенко и его партии и так не слишком высок, делать то, что велит МВФ, — уменьшать его еще сильнее.

Фото: РИА Новости/Александр Демьянчук

Получается классическая шахматная «вилка». Выполнять указания МВФ — самим себя закапывать на выборах. Не выполнять — получить практически гарантированный дефолт.

Мало пережить нынешний год — в следующем задача еще более усложнится из-за начала выплат по той самой «реструктуризации-2015».  

Одно из доказательств того, что это совсем не страшилка, — возвращение слова «дефолт» в активную лексику экономистов. Вот, к примеру, один из ведущих экспертов Виктор Скаршевский явно с намеком размышляет, можно ли отказаться платить МВФ? И приходит к выводу что можно: ряд стран так и сделали. Если даже Греция в 2015 году допустила дефолт по кредиту МВФ, то чего Украине стесняться?

Бывший министр экономики Виктор Суслов и вовсе указывает на неизбежность дефолта в любом случае — с МВФ или без него:

«...без денег МВФ и, я подчеркиваю, в случае продолжения прежней либеральной политики дефолт действительно неизбежен. Но и кредиты МВФ не устраняют угрозу дефолта — они лишь отодвигают ее во времени. Дефолт будет позже, в условиях, когда долги будут еще больше», — заявил специалист на одной из конференций.