Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Медицина-катастрофа
2018-02-11 15:58:11">
2018-02-11 15:58:11
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Украине вступил в силу скандальный закон о медицинской реформе, принятый властями страны летом прошлого года. На практике первый этап изменений начнется с апреля, когда каждый житель страны должен выбрать себе врача. По сути, речь идет о переходе на платную медицину, поскольку государство готово участвовать во врачебной помощи гражданам по минимуму. Ситуация осложняется текущими проблемами, самой острой из которых является крайне низкий уровень вакцинации. Это уже принесло свои плоды – в стране резко увеличилось число заболевших корью и уже сейчас врачи готовятся к вспышке дифтерии. Как Украина дошла до такой «реформы», что поменяется в стране, и какими могут быть последствия – разбирался портал iz.ru    

Медицинская проформа

Нынешняя реформа — далеко не первая попытка хоть как-то изменить украинскую медицину. Еще в 2012 году Винницкая, Днепропетровская, Донецкая области и город Киев были выбраны в качестве пилотных регионов для радикального обновления медицинского обслуживания населения. Однако тогда все закончилось закрытием фельдшерских пунктов в селах и попыткой внедрить понятие «семейная медицина».

Главного, к слову, реформаторы той волны изменить так и не смогли — для действительно революционных преобразований требовалась не только реорганизация всей отрасли, но и последовательная борьба с так называемой фармакологической мафией. Дело в том, что на Украине большую часть теневого рынка лекарственных препаратов контролировал пул из одних и тех же компаний, они же фактически распределяют результаты наиболее крупных тендеров и даже оказывают влияние на кадровую политику, лоббируя назначение своих министров.

Участник акции протеста с требованием неотложной медицинской реформы у здания Верховной рады Украины в Киеве

Фото: РИА Новости

Понятно, что после государственного переворота в 2014 году эти лоббисты никуда не делись из отрасли. Зато почти сразу после революции достоинства обнаружилось тяжелейшее положение, в котором оказалась украинская иммунопрофилактика. Причем нельзя сказать, что отрасль рухнула только из-за случившегося переворота — ее и при предыдущей власти годами финансировали только на четверть от потребностей. Однако именно майдан стал катализатором резкого обрушения.

Именно в 2014 году, например, новорожденным в роддомах полгода не кололи БЦЖ (прививка от туберкулёза) – закончился срок регистрации российской вакцины. Но была датская, стоившая в 16 раз дороже. Кто мог – платил, кто не мог – надеялся на лучшее. В то время как 900 тысяч доз российской вакцины с актуальным сроком годности лежали на складах. И только через полгода, после ряда скандальных публикаций, парламент Украины принял специальный закон, которым разрешил снова использовать российскую вакцину.

Пришел, увидел, и забыл

В том же, 2014 году, по результатам парламентских выборов, Украина пережила целое нашествие варягов в правительство страны. Основными кузницами кадров для молодого революционного правительства стали Прибалтика и Грузия, а также США — к слову назначенцы из этой страны продемонстрируют позднее недюжинную политическую выживаемость.

В министерстве здравоохранения на «варяжьей волне» руководителем стал выходец из Грузии Александр Квиташвили. Репутацию реформатора он заработал, работая в правительстве при Михаиле Саакашвили, но в условиях украинской политики он продержался немногим более полугода, подав в отставку летом 2015-го. Увольнение министра было поддержано только летом 2016 года, то есть фактически год одно из ключевых министерств страны было отодвинуто от всех процессов.

При этом сказать, что министерство было обезглавлено полностью, нельзя — все это время в ранге исполняющей обязанности министра работает выходец из США Ульяна Супрун. Во время революции достоинства она возглавляла общественную организацию «Защита патриотов» — в ее обязанности входило распределение помощи со стороны украинской диаспоры Соединенных Штатов.

Именно в этот период Супрун заработала свое влияние на нынешнюю киевскую власть и надо сказать, грамотно этим влиянием воспользовалась: в то время как действующий министр жаловался на равнодушие депутатского корпуса к проблемам ведомства, его заместитель готовила и обсуждала с руководством страны медицинскую реформу.

Исполняющей обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун

Фото: wikipedia.org

Достоверных сведений о том, как это происходило, в украинском информационном поле сведений не очень много, зато есть свидетельства от крупных специалистов — в частности, авторитетный кардиохирург Борис Тодуров жаловался, что медицинское сообщество было полностью отодвинуто от разработки концепции реформы. «Я возглавляю клинику, которая в год делает пять тысяч операций на сердце. Если Супрун с командой так с нами обращается, представляете, как ведет себя с другими? По принципу: мы — реформаторы, а вы все — коррупционеры», — подчеркивал врач.

Не самая красивая реформа

Направления будущей реформы исполняющая обязанности министра перечислила вскоре своего назначения в 2016 году. Основополагающим предполагалось сделать принцип «деньги идут за пациентом» — то есть, финансирование медицинских учреждений в стране предполагалось поставить в зависимость от числа пациентов, а не наличия соответствующих врачей и аппаратуры.

Другим новшеством, прописанным в законодательстве, стало установление предельной нормы наценки на ряд препаратов (сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета второго типа и бронхиальной астмы), когда разницу реальной стоимостью и ценой продажи аптечным сетям будет компенсировать государство. Помимо всего прочего предполагалось ввести разделение медицинских услуг на два типа: «красный» (оплачивается самим пациентом) и «зеленый» (оплачивается государством).

Ну и самое важное, одним из принципов существования современной украинской медицины чиновники предложили сделать иммунопрофилактику. Супрун постоянно декларирует, что болезни нужно предупреждать, а не лечить. Двигаясь в русле этих тезисов, Минздрав постепенно начал отказываться от вакцин и сывороток российского производства, обосновывая свои действия повышением качества медицинского обслуживания.

Причем оформлен отказ от российских препаратов был довольно грамотно. Дело в том, что вакцины мировых производителей имеют так называемый сертификат GMP, подтверждающий, что продукция произведена в строгом соответствии с требуемым химическим составом в условиях, не допускающих попадания сторонних веществ, а также должным образом упакована. Российские вакцины такого сертификата не имеют по одной простой причине — они формируют собственный рынок, где стандарта GMP попросту не существует, поскольку он является характерным только для одного рынка. Поэтому стоило формально включить в требования тендеров наличие у продукции сертификата GMP – и российские препараты оказались за бортом.

Итогом разработки этой неоднозначной концепции стало полное неприятие реформы со стороны патриотично настроенных депутатов. Пакет законов впервые постарались внести еще в мае прошлого года, однако народные избранники отправили документ на доработку. Но 6 июня законопроекты снова появились в верховной раде — и с применением всех украинских политических технологий (в ход пришлось пустить даже запрещённые приёмы «злодейского режима Януковича» — голосование карточками отсутствующих в зале депутатов) — реформа была принята с четвертого раза. Причем, очень важно, что при поддержке администрации президента Петра Порошенко этот пакет сумел собрать всего 227 голосов (необходимый минимум – 226), что в условиях украинских реалий означает весьма спорную легитимность принятого решения.

Фото: ТАСС/Виктор Драчев

Помимо всего прочего, реформа состояла из двух связанных законопроектов. В одном расписывалось, что и как именно в украинской медицине будет меняться. Во втором устанавливался порядок финансирования. Второй документ усилиями лоббистов министерства здравоохранения был принят в итоге только в конце октября 2017 года, а поэтому только начиная с апреля (а не с 1 января, как предполагалось ранее), украинцы смогут заключать договора-декларации с семейными врачами, терапевтами и педиатрами. До того момента в украинском здравоохранении не будет даже подобия порядка — от старых норм уже стараются отказываться на местах, а новые еще не вступили в силу.

Эпидемия. Начало

Результаты работы новой команды Минздрава граждане страны могут ощутить на собственном здоровье уже сейчас. На Украине появились первые смертельные случаи из-за отсутствия противостолбнячной сыворотки, сыворотки от ботулизма или змеиного яда. Украинцам приходится в буквальном смысле слова бежать в Россию, чтобы сделать укол там. Этот факт признавала еще до введения реформы даже инфекционист Минздрава Ольга Голубовская — по ее данным, пациентам приходилось вводить препараты, контрабандно ввезённые из Российской Федерации. «Больных ботулизмом спасаем российской сывороткой. Может это неправильно с точки зрения государства — использовать контрабандные препараты. Но с точки зрения врача, который постоянно сталкивается с этой проблемой и такими пациентами, я рада, что есть место, где можно все-таки купить относительно дешевый препарат и спасти человеку жизнь», — рассказывала она.

Другой проблемой стал резкий рост болезней, с которыми ранее справлялись на стадии вакцинирования. Неразбериха в этом вопросе привела к тому, что по состоянию на август 2016 года всего 30 процентов детей на Украине были вакцинированы от кори, 10 процентов – от гепатита В и только три процента — от дифтерии, коклюша и столбняка. Это один из самых низких мировых показателей, на уровне беднейших стран Африки, где вакцинация в принципе держится только на работе ООН и ЮНИСЕФ.

С начала года наступила неизбежная расплата. Если за весь 2017 год врачи зафиксировали 3382 случая заболевания корью, то только за январь этого – уже 2933 заболевших. В марте медики ждут пика эпидемии и прогнозируют, что всего заболеют до 40 тысяч человек. Причём уже к середине февраля вакцина на Украине может закончиться: сегодня у медиков уходит по 74 тысячи доз в неделю. А следующая партия прибудет только в апреле.

Фото: ТАСС/Владимир Синдеев

С дифтерией ситуация вроде бы лучше, но известно, что инфекционист Луганской областной больницы утверждает — такой диагноз, подтвержденный лабораторными исследованиями, в стране уже имеется. Это значит, что один заболевший уже есть. В лаборатории МОЗ его вывод опровергли, но специалисты в отрасли на условиях анонимности указывают, что вспышка заболевания — вопрос времени, поскольку на всю Украину имеется только 900 вакцин от дифтерии, да и те — получены в качестве гуманитарной помощи.

Сами врачи, при этом констатируют полный провал программы вакцинации. «Совместными усилиями врачей и СМИ вакцинация как самый эффективный способ борьбы с инфекциями фактически уничтожена в нашей стране», – отмечает известный украинский педиатр Евгений Комаровский. А директор Киевского центра клинической иммунологии Олег Назар намекает, что в ситуации с давно побеждёнными заболеваниями виноваты не только государство и недофинансирование иммунизации, но и реформаторы здравоохранения. От подчеркивает, что «раньше за этим следили участковые врачи. А теперь семейные врачи не особо уделяют внимание прививкам».

Гражданам страны в существующих условиях деваться некуда. После начала эпидемии кори власти Одессы – одного из самых пострадавших регионов – приняли логичное решение: запретить не привитым детям посещать школы и дошкольные заведения. Родители в ответ устроили акцию протеста. Кроме того, на Украине зафиксированы случаи подделок справок о вакцинации. Людей не останавливает даже угроза уголовной ответственности, и это можно понять – в качестве альтернативы российской часто предлагается индийская (есть информация, что и африканская) вакцины, от которой случилось несколько скоропостижных детских смертей (расследования по этим случаям так проведено и не было).

*****

Пока даже эксперты не рискуют прогнозировать, как именно будут внедряться новые условия работы в здравоохранении на Украине. Сама реформа в 2018 году охватит только первичный уровень медпомощи, остальные подключатся только к 2020 году. К этому времени, в случае начала системной работы, впервые появится более или менее четкая картина и станут понятны все слабые места реформы. До того момента работа на местах будет регламентироваться весьма условно, и качественные медицинские услуги станут доступны только узкому кругу людей: наглядно этот тезис иллюстрируется министром социальной политики Андреем Ревой, который совсем недавно поехал лечить воспаление легких в Израиль.