Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Реверсивная машина
2018-01-31 19:19:15">
2018-01-31 19:19:15
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Национальная акционерная компания (НАК) «Нафтогаз Украины» после перерыва в несколько лет заявила о готовности возобновить минимальные закупки газа у российского «Газпрома» уже в I квартале 2018 года. Соответствующие планы компании вызвали резкое недовольство в правительстве Украины, в результате между ведомствами начались полноценные боевые действия, погружающие и без того нестабильную украинскую экономику в полный хаос. Почему в «Нафтогазе» резко «переобулись», реально ли Киеву возобновить отношения с «Газпромом» и чем грозит Украине внутренняя война за газ, разбирался портал iz.ru.

Откуда взялся реверс

Газовые отношения России и Украины зашли в тупик еще в конце 2015 года. После серии тяжелых дискуссий «Газпром» прекратил поставлять на Украину газ без предоплаты, в «Нафтогазе» ответили, что будут покупать голубое топливо у европейских поставщиков по так называемой реверсной схеме и никогда-никогда больше — в России.

Собственно, понятие «реверсный газ» можно считать наследием госпереворота-2014, хотя экспериментировать с поставками топлива из Европы на Украине начали еще во времена президентства Виктора Януковича. Впрочем, тогда объемы поставок были несерьезными, а высокая цена сделала реверс убыточным, и от него отказались. Однако во времена новой власти реверс вернулся в газовый баланс (уже в сентябре 2014-го Украина получила почти 1 млрд куб. м газа из Словакии и Польши).

Центральный офис НАК «Нафтогаз Украины» в Киеве

Фото: РИА Новости/Сергей Старостенко

Автор цитаты

«Мы уже заменили 40% газа, который ранее покупали у российской компании «Газпром», на газ, который мы покупаем в Европе и транспортируем из Европы», — заявлял в 2014 году тогдашний премьер-министр Украины Арсений Яценюк. 

Затем реверс и вовсе стал основным источником газовых поставок для Киева. Украинская сторона изначально объясняла желание покупать в Европе ценой — мол, тут дешевле. Однако этот аргумент не выдерживает критики. Российский газ становился для Украины дороже, лишь когда она переставала соблюдать действующие сейчас соглашения, в том числе по внесению предоплаты. Не секрет, что Украина последние годы покупает газ у европейских поставщиков в среднем на $30–50 (за тысячу кубов) дороже, чем могла покупать у «Газпрома». В итоге за год накапливается приличная сумма, тем более для кризисной украинской экономики.

Но зачем это было нужно? Именно под «реверс» Украина получала кредиты: ЕБРР предоставил Киеву возобновляемую кредитную линию на $300 млн для покупки газа к отопительному сезону (на прямые закупки эти средства тратить было нельзя). Кроме того, покупать у «Газпрома» Украина не могла как раз из-за спора о цене — опасалась, что предоплату за новые поставки в Москве зачтут в погашение накопленных долгов. Ну и самое главное, уже начиная с лета 2014-го «Газпром» и «Нафтогаз» судились в Стокгольме, что ставило Украину в двусмысленную ситуацию: в Киеве считали, что, продолжая покупать газ у российского поставщика, они могут повлиять на решение суда, причем не в свою пользу.

Сколько стоит незалежность

Таким образом, отказ от российского газа изначально был политической позой «Нафтогаза» и Украины, однако со временем ее удалось возвести в абсолют. В публичных выступлениях украинских чиновников появился отсчет времени, проведенного страной без российского газа, — на сайтах «Нафтогаза» и «Укртрансгаза» были даже соответствующие счетчики. Причем в отношении последнего это было вдвойне смешно: компания получает прибыль от транзита российского газа в Европу, без него она — всего лишь владелец тысяч тонн металлолома (газовых труб и газоперекачивающих станций). Президенту Порошенко затея предсказуемо пришлась по вкусу: «избавление от российской газовой зависимости» дважды звучало в его новогодних выступлениях, а уж на рядовых брифингах — постоянно.

Бильче-Волыцко-Угерское газохранилище в Львовской области

Фото: РИА Новости

Апофеозом стал 2017 год, когда украинская пресса, инфицированная реверсной лихорадкой, всерьез взялась устанавливать: у кого же всё-таки Украина покупает газ и чей он? С удивлением и негодованием установили: газ до сих пор… российский, хотя и поставляемый европейскими трейдерами. После чего окрестили его «условно российским» и на этом успокоились.

Но остался другой вопрос. В 2014-м реверсную схему запускали с целью сэкономить. Каков же экономический эффект за два года? Согласно подсчетам экспертов, «Нафтогаз» с конца 2015 по конец 2017 года переплатил $1–1,2 млрд. Такова реальная цена фиктивной «газовой независимости». 

«И снова здравствуйте!»

Однако решение Стокгольмского арбитража, озвученное в конце декабря прошлого года, кардинально изменило ситуацию. Напомним, суд не только обязал «Нафтогаз» вернуть накопившиеся долги, но и вновь покупать у «Газпрома» газ — как это и обозначено в контракте. Правда, одновременно суд снизил объем обязательного к покупке газа до 4–5 млрд кубометров. И внезапно оказалось, что «Нафтогаз», который еще вчера отмечал помпезные юбилеи по времени, проведенном без российского газа, снова готов покупать газ в России — потому что это выгодно, более того — «невыполнение такого решения с точки зрения коммерческой логики — это фактически выстрел себе в ногу». 

Как рассказал iz.ru украинский эксперт, сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич, лично у главы «Нафтогаза» Андрея Коболева есть сразу несколько причин выступать за возобновление отношений с «Газпромом».

Глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев

Фото: РИА Новости/Александр Максименко

На протяжении всего рассмотрения иска Украины в Стокгольмском арбитраже именно он был своего рода медийным лицом этого процесса и постоянно комментировал детали журналистам. Кроме того, арбитраж рассматривал газовый спор между «Нафтогазом» и «Газпромом», а не между Украиной и Россией. То есть выполнение решения суда — в первую очередь ответственность Коболева как главы компании.

Но есть и другие, более прикладные причины. По предварительно озвученным данным, 5 млрд кубометров газа, которые «Нафтогаз» по решению суда в 2018 и 2019 годах обязан покупать у «Газпрома», обойдутся Украине примерно на 10% дешевле реверсных поставок. Больше двух лет Украина радостно покупала дорогущий реверсный газ и вдруг сейчас решила экономить?

Дело в грядущем разделении компании. Европа выдвигает по ряду направлений собственные условия, поэтому на Украине в рамках «евроинтеграции» тоже худо-бедно перестраивают рынок энергоносителей под требования Третьего энергопакета (комплекс документов, регулирующих энергорынок в ЕС). Один из принципов: разделение функций добычи, транспортировки и продажи — этим не может заниматься одна компания.

Для «Нафтогаза» — это тяжелый удар, ведь компания показывает прибыльность в основном потому, что в ее составе находится «Укртрансгаз» (оператор газотранспортной системы Украины). Один только транзит российского газа в 2017 году принес ей $2,5 млрд прибыли плюс поставки украинским потребителям. За счет этих денег оплачиваются так называемые спецобязательства «Нафтогаза» — продажа газа бюджетным учреждениям ниже его рыночной стоимости.

Сегодня в бюджете «Нафтогаза» нет денег даже на то, чтобы выплатить «Газпрому» долги, накопленные в 2013–2015 годах ($1,5–2 млрд). Если же забрать у него «Укртрансгаз», это будет означать ежегодную финансовую дыру на эту сумму. Поэтому Коболев внезапно и озаботился экономией, утверждает Марунич.

Здание компании «Укртрансгаз», оператора газотранспортной системы Украины

Фото: РИА Новости/Григорий Василенко

В итоге сегодня на Украине сложился очередной газовый парадокс. Национальная газовая компания выступает за возобновление покупки газа у «Газпрома». Правительство Украины, а также профильное министерство резко против, вплоть до того, что компании не утверждают финансовый план под эти закупки.

Автор цитаты

«Председатель «Нафтогаза» не синхронизировал свое заявление (по поводу российского газа) с министерством, которое формирует государственную политику. Правительство, принимая финансовый план «Нафтогаза», никоим образом не предусматривало закупку российского газа», — объявил министр энергетики Игорь Насалик, комментируя планы Коболева.

Степень абсурдности усиливает тот факт, что на протяжении 2017 года Украина не уставала праздновать победу в Стокгольме — шампанское открывали дважды: в июне и в декабре. А когда дошло до дела, то оказалось, что денег на покупку российского газа в бюджете нет, финплан «Нафтогазу» правительство утверждать не станет, да и само решение на Украине недавно засекретили.

Правительству плевать на решение арбитража или у него есть лишние деньги? Ни то, ни другое, просто на Украине каждый занят следованием собственным интересам. Выгода Коболева — прибыльность «Нафтогаза», ведь от нее зависят его менеджерские бонусы. Как раз поэтому именно от компании постоянно звучат призывы перейти к полностью рыночному ценообразованию на внутреннем рынке газа (т.е. +30–40% к текущим тарифам на газ и отопление для населения и бюджетной сферы). С другой стороны, руководству «Нафтогаза» нет нужды идти на выборы, поэтому им не нужно объяснять избирателям, почему необходимо возобновить покупку газа у компании «страны-агрессора», хотя на протяжении двух последних лет утверждалось, что в Европе дешевле и лучше. 

Счет на миллиарды

Возобновление закупок газа в России — это не единственная линия серьезного конфликта между «Нафтогазом» и правительством Украины, который сейчас в самом разгаре.

Кабмин внезапно отстранил «Нафтогаз» от переговоров с потенциальными партнерами по управлению ГТС Украины, причем отстранил так, что даже сам Коболев не владеет информацией, насколько глубоко продвинулась рабочая группа и есть ли конкретные результаты и новые инвесторы, которые готовы что-то делать (переговоры продолжаются уже четвертый год).

Ограда с предупреждающими табличками у газораспределительной станции

Фото: РИА Новости

Кроме того, прошлым летом произошло событие, замеченное только системно следящими за рынком газа на Украине журналистами: «Нафтогаз» выиграл суд у кабмина. Предметом спора были те самые вышеупомянутые спецобязательства: суд обязал правительство найти средства на компенсацию «Нафтогазу» этих расходов. Но выиграть суд — это часть процесса, потом надо добиться реального воплощения вердикта в жизнь. В «Нафтогазе» оценивают свои убытки в 220 млрд рублей (110 млрд гривен) за 2015–2017 годы и еще в 400 млрд рублей (200 млрд гривен), если правительство продлит спецобязательства до 2021 года (есть такие планы). В сумме это примерно треть доходной части бюджета на 2018 год. Разумеется, таких денег у правительства для «Нафтогаза» нет и никогда не будет, поэтому вопрос остается открытым.

Закрыть эту финансовую дыру можно только доходами от транзита российского газа, которые через несколько лет иссякнут из-за строительства обходных газопроводов. Как раз это в «Нафтогазе» и предлагают: потянуть еще 2–3 года с выполнением требований ЕС о разделении компании по видам деятельности; полностью перейти на рыночные цены; восстановить позиции «Нафтогаза» на рынке промпотребителей. Ну и конечно, как-нибудь найти дешевого поставщика.

У правительства Гройсмана — своя головная боль. В 2019 году политикам идти на выборы, а «мы уже третий год живем без газа от «агрессора» — очень хороший лозунг для патриотического избирателя. Со стороны Европы, надо полагать, тоже изрядно давят. В 2017 году по реверсу на Украину пришло 14 млрд кубометров. Одно только выполнение решения арбитража по закупке газа у «Газпрома» лишит европейских трейдеров $1,2 млрд. А поскольку Украина за последние годы значительно увеличила свою зависимость от ЕС, давить на нее стало проще.

На этом фоне обращение Коболева в генеральную прокуратуру с требованием расследовать деятельность советников министра энергетики уже выглядит мелочью, однако такие нюансы хорошо иллюстрируют степень накала конфликта в энергетике Украины.

Что дальше?

Несмотря на эту непростую ситуацию, прямо сейчас украинцам волноваться не о чем. В подземных хранилищах еще осталось порядка 12,5 млрд кубометров газа. Этого с лихвой хватит до конца нынешнего отопительного сезона даже при постоянных сильных морозах — спасибо беспрецедентно теплым ноябрю и декабрю. Непонятно только, что дальше: у кого «Нафтогаз» будет покупать топливо весной–летом 2018 года для будущего отопительного сезона, а главное — за какие деньги?

После постройки и запуска «Северного потока – 2» Украина перестанет быть транзитером газа

Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев

Доходов от транзита российского топлива «Нафтогаз» лишится в любом случае. Первый вариант: в соответствии с требованиями Третьего энергопакета ЕС этим станет заниматься отдельная компания. Она, кстати, уже создана под названием «Магистральные газопроводы Украины», и планируется, что со II квартала 2018 года должна полноценно работать. Второй вариант: после постройки и запуска «Северного потока – 2» Украина перестанет быть транзитером газа. Третий вариант: контракт на транзит заключен до конца 2019 года. Будет ли он продлен? Весьма сомнительно. Есть проект использования ГТС Украины для транзита газа с севера на юг Европы, но пока это только проект, да и в случае реализации доходы уже будут далеко не те, что сейчас. 

Открыт и вопрос с руководством компании. Не секрет, что Коболев попал на свою весьма «хлебную» должность по квоте «Национального фронта» Арсения Яценюка, хотя уже сейчас партия ему больше не покровительствует. Нынешний глава НАК просидел до сих пор на своем месте только из-за арбитражного процесса в Стокгольме — в правительстве не хотели рисковать, слишком многое стояло на карте. Хотя вызывает раздражение он уже у многих, ведь хваленая прибыльность компании объясняется банальным подорожанием газа для населения. Шишки за это в виде недовольства населения падают на правительство Гройсмана, сбивая рейтинг лагерю Порошенко. Чем ближе будут выборы, тем отчетливее проявится желание взять НАК под свой контроль, чтобы как минимум обезопасить себя от внезапного негатива, а в идеале получить в распоряжение изрядный финансовый ресурс компании.  

Один из последних козырей Коболева — поддержка со стороны США. В частности, к нему лояльно относится приезжавший не так давно в Киев госсекретарь США Рекс Тиллерсон, с которым Коболев нашел общий язык на почве борьбы с «Северным потоком – 2». Осталось только понять, хватит ли этого ресурса для того, чтобы остаться во главе компании после рассмотрения в Стокгольме всех исков от «Нафтогаза» и «Газпрома» друг к другу (очередное, последнее решение по вопросам транзита ожидается в конце февраля). И это на самом деле очень важный момент: если в «Нафтогазе» в придачу ко всем текущим проблемам начнется еще и кадровая война, украинскую энергетику и зависящих от нее людей ждут очень непростые и непредсказуемые времена.

 

Читайте также