Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В России много талантов, но не работает система их подготовки»

Главный тренер «Руны» Олег Окулов — о перспективах своей новой команды и кризисе в отечественном баскетболе
0
Фото: пресс-служба Единой лиги ВТБ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После увольнения Евгения Пашутина из «Автодора» впервые в истории Единой лиги в турнире не осталось отечественных главных тренеров. И возник резонный вопрос, кто теперь возглавит сборную «Звезд России» на Матче всех звезд Единой лиги. В прошлом сезоне такой чести удостоился Олег Окулов, на протяжении четырех лет возглавлявший «Енисей». 53-летний специалист сумел добыть для красноярской команды путевку в еврокубки, но это не помогло ему получить новый контракт. Летом коллектив доверили хорвату Дражену Анзуловичу.

Окулов недолго оставался без работы, прошедшим летом он возглавил московскую «Руну» — дебютанта Суперлиги-1. После первой трети чемпионата столичный клуб уверенно идет в зоне плей-офф, а недавно одержал гостевую победу над действующим чемпионом турнира — «Самарой» (97:86). В интервью «Известиям» заслуженный тренер России, дважды в своей карьере выигрывавший Суперлигу, рассказал о становлении своей новой команды, перспективах Алена Хаджибековича уехать в NBA, а также поделился мнением о причинах кризиса в российском баскетболе.

— Тяжело было привыкнуть к жизни в Москве после четырех лет в Красноярске?

— Я служил здесь в армии, много приезжал по работе, но никогда подолгу не жил в столице. Получив этот опыт, пусть и пока небольшой, могу сказать, что Москва — специфический город. Такого высокого ритма жизни нет ни в одном европейском мегаполисе. Но для меня это не стало проблемой, профессиональный тренер должен быть готов работать где угодно.

— Вы ведь родились в Санкт-Петербурге. Скучаете по городу?

— Я прожил в нем без выезда почти 40 лет. Он ассоциируется у меня с блокадой, моей бабушкой, родными. Это место, куда меня всегда тянет. Так что работа работой, но дом мой будет там. Я родился, вырос и, надеюсь, умру в Северной столице.

— Что вы думаете о том, что после вашего ухода и увольнения Евгения Пашутина в Единой лиге не осталось российских тренеров?

— Это данность на сегодняшний день. Топ-клубы предпочитают брать иностранцев, и на то минимальное количество рабочих мест, на которые могут рассчитывать российские специалисты, высочайшая конкуренция. Поэтому рано или поздно такой момент наступил бы. В России зачастую считают, что легионер обязательно будет работать лучше местного тренера, и предоставляют ему гораздо лучшие условия. Речь не только о баскетболе. Например, когда футбольный клуб «Зенит» пригласил на работу Дика Адвоката, команда стала летать на чартерах. Не подумайте, что у меня есть какая-то обида, но если пост занимает русский тренер, то к нему довольно наплевательское отношение: мол, сам со всем справишься. Нам надо научиться уважать себя.

— Почему в межсезонье вы выбрали «Руну»?

— Всё просто: все стороны были заинтересованы в сотрудничестве. Мы быстро определились с целями и задачами на сезон. Меня подкупило, как люди относятся к тому продукту, который они пытаются создать. В «Руне» хотят не только мгновенного результата профессиональной команды, но и готовы вкладываться вдолгую. Развивать академию, искать таланты среди детей, заниматься социальными проектами. Поэтому я сразу дал согласие и даже не стал обсуждать детали. Вопрос был только в одном: будет клуб выступать в Суперлиге-1 или Суперлиге-2. Когда он решился в нашу пользу, я поставил подпись под контрактом.

— Вы довольны тем, как команда была укомплектована в межсезонье?

— Наша тренерская и административная группы работали слаженно, постоянно обменивались информацией, обсуждали возможных кандидатов. Признаюсь, что за последние четыре года я не так внимательно следил за Суперлигой, поэтому не знал многих игроков, которые подходили нам по бюджету. Мне активно помогали помощники, которые обладали максимально достоверной информацией. В итоге мы собрали хороший коллектив, который соответствует нашим финансовым возможностям.

— Был ли известный игрок, которого вы хотели пригласить, но сделка сорвалась в последний момент?

— Это Трей Моурнинг, сын легендарного игрока, члена Зала славы Алонзо Моурнинга. Он не прошел медосмотр, наши врачи сказали, что с такими проблемами со здоровьем ему противопоказано заниматься профессиональным спортом. Понятно, что мы не стали брать на себя подобную ответственность, учитывая риски. Трей нас покинул и подписал профессиональный контракт в США. Там никаких сложностей у него не нашли. Это говорит о разных подходах в медицине.

— Самым звездным игроком, пополнившим «Руну», стал Иван Лазарев. Вам тяжело находить мотивацию для чемпиона Евролиги?

— Всё зависит от человека. К тому же что значит чемпион Евролиги? Да, он тренировался с ЦСКА, провел несколько матчей, но объективно не был игроком ротации. Приведу пример: я тоже брал на тест-драйв дорогой Mercedes, но я не являюсь его обладателем. Надо понимать разницу. Если говорить о том, почему ему не удалось получить место в клубе Единой лиги, то учитывая количество иностранцев в девяти российских клубах, постоянную игровую практику имеют единицы местных игроков. Ваня мог бы быть третьим центровым, но у него есть амбиции и желание проводить много времени на площадке. В конечном итоге он остался без работы и решил продолжить свой путь в Суперлиге. Тут мы на него очень рассчитываем и надеемся, что он принесет нам много пользы.

— Вместо Моурнинга вы взяли черногорца Алена Хаджибековича. Его агент Станислав Рыжов считает, что у него есть перспективы быть выбранным на драфте NBA. Согласны с этим?

— Хаджибекович — сильный игрок, и, надеюсь, его ждет хорошее будущее. Конечно, у него есть и минусы, ему нужно много работать. Но парню всего 20 лет, и он действительно имеет все шансы попасть в NBA. Думаю, там ему будет даже легче заиграть, чем в Европе. В США другие требования к игрокам его амплуа.

— Лучший снайпер команды, американец Эддисон Спрюилл, набирает по 19 очков в среднем на игру. Можно назвать его одним из лучших игроков турнира?

— Скажу, что он хорошая находка для Суперлиги. Мне нравится с ним работать, хоть у нас и разный менталитет. И спорить, бывает, приходится. Эддисон действительно хорош на этом уровне, но сможет ли он сделать еще один шаг наверх и заинтересовать, например, клубы Единой лиги? Возможно, но это непростой путь.

— В первых десяти матчах сезона команда одержала шесть побед. Вы довольны таким результатом?

— Если я буду полностью удовлетворен всем, что происходит, то перестану быть тренером. Поэтому я недоволен. Считаю, мы могли сыграть лучше. Можно было выиграть еще две игры. Мы сами виноваты, что проиграли Ижевску и Уфе. Каждый день я пытаюсь убедить своих игроков, что они могут выступать лучше, пытаюсь заставить их поверить в себя. Плюс мне не нравится, что многие вещи, которые мы отрабатываем на тренировках, приходится повторять раз за разом. Игроки теряют концентрацию, им не хватает терпения запомнить те или иные комбинации. Буду стимулировать их, чтобы исправить ситуацию.

— Вам удалось прервать семиматчевую победную серию «Самары», действующего чемпиона Суперлиги-1. Это победа прибавила уверенности команде?

— Конечно, все получили позитивные эмоции от этого успеха. Игроки были очень мотивированы после поражения от «Уфимца». В той игре нас, можно сказать, наказали по заслугам. Поэтому я рад, как ребята отреагировали на это в Самаре.

— Генеральный менеджер «Руны» Сергей Юхневич сказал, что задача команды — выйти в плей-офф. Это реально в нынешнем сезоне?

— Я знаю, что это трудная задача. Много команд претендует и будет претендовать на место в плей-офф. При этом есть понимание, что столько же клубов готовы побороться и за третье место. Поэтому при должном отношении к делу мы можем постараться попасть в призеры. Мне кажется, это реальная задача. Да, для этого надо приложить много усилий, но все условия и возможности у нас есть.

— Фавориты сезона — «Самара», «Спартак-Приморье» и «Восток-65»?

— Да, эти три команды выделяются хорошо укомплектованным составом. У них достаточно много опытных игроков, давно выступающих в Суперлиге, есть широкая ротация. Но это не значит, что с ними нельзя бороться. Мы уже обыграли и «Восток-65», и «Самару». Причем делали это на выезде. При этом с более слабыми соперниками они довольно легко решают все свои вопросы. У нас же с этими клубами пока проблемы. В этом и разница, нам пока не хватает опыта.

— На ваш взгляд, уровень Суперлиги-1 повысился за последние годы?

— Многие об этом говорят, но я не согласен. Конкуренция повысилась за счет того, что сильные игроки распределились по разным клубам. Но посмотрите на их возраст — всем 30 и более. Уровень же поднимается в том случае, если появляется много молодых, талантливых ребят, игра становится агрессивнее, и всё это дополняется мастерством качественных легионеров. Тогда да, можно было бы говорить о поступательном движении вперед.

— Главный тренер сборной России Сергей Базаревич также сетовал на то, что в Суперлиге-1 выступает много игроков на исходе карьеры, и даже предложил ограничить возраст до 25–26 лет. Согласны с ним?

— У Михаила Жванецкого есть такая знаменитая миниатюра: «Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь. Консерватория, частные уроки, еще одни частные уроки, зубные протезы, золото, мебель, суд, Сибирь… Может, что-то в консерватории подправить?»

Тут ситуация схожая. Может, нам что-то поменять в системе подготовки игроков? Неужели тренер сборной думает, что сокращение возраста в Суперлиге-1 — это главная проблема отечественного баскетбола. Уверяю вас, что если мы сделаем что-то подобное, то турнир превратится в такое болото, что на него вообще не будут ходить зрители. Не в этом корень зла, надо оглянуться на другие проблемы.

— Что бы вы поменяли в подготовке молодых кадров?

— Начну с личного примера. У меня есть близкий человек, который занимается баскетболом. Ему 15 лет, рост 190 см. Его команда играет отборочный турнир на первенство Санкт-Петербурга. Тренер отвез их в лагерь на подготовку в Эстонию, родители собрали деньги, что-то дала школа. После сборов, когда ребята вышли на финишную прямую подготовки, их наставник уехал лечиться в Германию, и они практически не тренировались пару недель, а в итоге выиграли отборочный старт. А все остальные команды, которые готовились, — проиграли. Это печальный факт, который лишь подчеркивает, что у нас вообще нет системы подготовки молодых игроков. Дальнейшее развитие этой истории. Тот же тренер, который случайно выиграл турнир, говорит, что он возьмет на российские соревнования только двух человек из своей команды. А еще десять ребят доберет из других команд региона. Тогда зачем было проводить отборочный турнир? Сказать, как на это отреагировали дети? Они пошли и напились. У них пропала мотивация заниматься баскетболом. И такие случаи происходят сплошь и рядом.

Или возьмем ситуацию с тренерскими кадрами. Сколько за последние годы институты физкультуры выпустили специализированных тренеров, которые пошли работать с детьми? Таких людей единицы на нашу огромную страну. Никто не задавался вопросом, почему они уходят из профессии, а наставниками наших детей становятся те, кто прошел частные курсы переподготовки. Так кого мы обманываем? Я постоянно общаюсь со школой, в которой проработал долгое время, и, по словам педагогов, ситуация ухудшается с каждым годом.

Идет ошибка в подготовке звеньев: не работает проект «молодежка» (молодежная Единая лига), не работает проект ДЮБЛ. Кто-нибудь задумывался на эту тему? Сборная U-20 не может уже несколько лет выйти из дивизиона B чемпионата Европы, тренерский совет постоянно назначает одних и тех же тренеров. Плюс у нас все, похоже, сосредоточены на том, чтобы собрать побольше штрафов… Представляете, баскетболист играет в одних и тех же велосипедках уже четыре года. В этом сезоне к нему подходит комиссар и штрафует на 15 тыс. рублей за зеленую полоску на них. Так мы собираемся развивать баскетбол? Понимаете глубину проблемы?

— Да уж… А что скажете про инфраструктуру в регионах?

— Давайте возьмем ту же Суперлигу — второй по силе клубный турнир в России. Я приезжаю в ряд городов, где выступают наши соперники, там нет не то что нормальных залов или раздевалок, там нет горячей воды. Всего три душевых на команду, один писсуар и даже нет зеркала, чтобы тренер завязал галстук. Теперь представьте себе, что творится в Суперлиге-2. В требованиях к командам обозначено, что в домашнем зале клуба Суперлиги должно быть светодиодное освещение (LUM). Вот кого мы обманываем? Пока мы не закончим говорить о том, что у нас всё хорошо, и всерьез не возьмемся за работу, никаких системных побед в российском баскетболе не будет. Просто обидно, когда ты приезжаешь на выезд в условный Гронинген или Нимбурк и понимаешь, что у этих клубов есть своя структура, менталитет преемственности поколений, подготовка собственных кадров… А у нас этого и близко нет.

Резюмируя всё вышесказанное: нормальных залов у нас практически нет, спортшколы развиты слабо, детские тренеры не задерживаются в профессии, система молодежных проектов не работает. То есть в стране много перспективных игроков, а подготовить мы их не можем. Посмотрите, сколько классных баскетболистов появляются в Латвии или Черногории. Хотя там объективно гораздо меньше детей, чем в России. Почему они могут, а мы нет?

— У вас есть понимание, как можно исправить ситуацию?

— Не виню в нынешнем хаосе кого-то конкретно, в том числе президента РФБ Андрея Кириленко. Ведь я не знаю задач, которые стоят перед ним. Но я вижу то, что есть. Для исправления ситуации должен быть государственный запрос на это. Мы умеем наводить порядок. Когда нам надо, можем решить любые задачи.

— Готовы личным примером начать менять что-то на локальном уровне?

— Я со своей стороны всегда готов учиться, ездить на стажировки, в тренировочные лагеря, помогать чем могу школе, в которой работал... Конечно, мечтал бы изнутри посмотреть, как готовятся клубы NBA, но у меня нет таких средств.

— В «Енисее» вы тренировали ряд игроков с опытом игры в NBA. Кто был вашим самым талантливым подопечным среди легионеров?

— Одного назвать не смогу. Большой талант у Ди Джея Кеннеди, Тони Тейлора, который, пожалуй, лучший первый номер, с которым я работал, Делроя Джеймса, Д’Анджело Харрисона, Фрэнка Элегара, Сулеймана Браймо… После «Енисея» все эти парни пошли на повышение, подписали выгодные контракты. Было приятно с ними работать.

— А был ли игрок, который обладал невероятными способностями, но загубил карьеру из-за плохих привычек?

— Можно назвать Алекса Янга. Очень сильный баскетболист, но, как вы сказали, плохие привычки не дали ему раскрыть весь свой потенциал.

— А новое поколение игроков в основном ведет здоровый образ жизни?

— Могу сказать, что тусуются все. В Красноярске жить не так весело, поэтому легионеры пытаются скрасить свой досуг ночной жизнью. Думаю, что-то подобное есть и в столичных клубах, но здесь спортсменов тяжелее поймать на этом. Во-первых, в Москве гораздо больше заведений, во-вторых, игроки с высокими зарплатами делают это крайне осторожно. Одно дело потерять контракт с ЦСКА или «Химками», другое дело — с «Енисеем». Такую зарплату можно найти практически в любом европейском клубе.

— В этом году классный баскетбол показывает Денис Захаров, набирающий 10,6 очка в среднем за игру. У него еще есть шанс попасть в сборную?

— Знаю, что Захаров мечтал о сборной, буквально грезил, но его ни разу не вызвали даже на просмотр. Считаю, что Денис допустил ошибку, когда решил перейти в «Локомотив-Кубань». Да, он выбрал сильную команду, но оказался не готов к этому. В итоге после года в глухом запасе вернулся в «Енисей» и еще год морально восстанавливался. В прошлом сезоне он отыграл довольно неплохо, в этом действительно демонстрирует качественную игру. Посмотрим, как будет складываться его карьера. Безусловно, талант у Захарова большой.

Прямой эфир