Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мишин несколько раз после программ кричал «Богиня!»
2021-05-04 14:12:36">
2021-05-04 14:12:36
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Чемпионка мира – 2015 по фигурному катанию Елизавета Туктамышева — одна из главных героинь прошедшего сезона. Спустя шесть лет фигуристка снова оказалась на ЧМ и выиграла медаль. Но отличилась Лиза не только этим — она снялась в фотосессии для журнала Maxim и приняла участие в шоу «Вечерний Ургант». В интервью «Известиям» Елизавета назвала самое яркое событие сезона, а также рассказала о взаимоотношениях со СМИ и о главной черте характера своего тренера Алексея Мишина.

— В последние несколько месяцев у тебя было много разных мероприятий. Какое для тебя самое запоминающееся?

— Если брать из тех, что не связаны с фигурным катанием, то это был «Вечерний Ургант», я давно туда хотела. Мне просто сказали, что, скорее всего, после командного чемпионата мира я буду туда приглашена. Когда вернулась из Японии, то попала в ту удивительную атмосферу, эмоций было очень много. Всё так, как я себе представляла.

— Ты как-то готовилась к съемкам?

— У меня в принципе в жизни как идет, так и идет. Я не люблю готовиться заранее. Я приехала, там был мой друг. Мы посидели в гримерке, поболтали, потому уже приступили к съемкам.

Туктамышева
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Было волнение?

— Я просто наслаждалась тем, что происходит на данный момент. Думала, что будет намного сложнее, но там такая приятная и веселая атмосфера, что она очень мне подходит. Я чувствовала себя в своей тарелке.

— А что самое яркое для тебя в этом сезоне?

Самое яркое все-таки связано с соревнованиями: победа на этапе Гран-при и второе место на чемпионате мира. Там были настолько сильные эмоции, что в обычной жизни будет сложно найти что-то более эмоциональное, такое же яркое и счастливое.

«На свиданиях бываю редко»

— Могла бы ты представить себя в другом виде — в парах или танцах?

— Представить можно всё, но вот соглашаться на это… В «Ледниковом периоде» можно было бы попробовать, но тоже страшно, конечно, с неопытным, начинающим фигуристом вставать в пару. Хотя это интересно, я всегда за новые эксперименты.

— С кем из партнеров покаталась бы?

Никита Кацалапов — потрясающий фигурист. Я считаю, что он один из лучших танцоров вообще. Но в танцах очень сложно, совсем другой вид, мне кажется. А из пар Макс Траньков — один из лучших парников. С Максом мы даже некоторые поддержки делали на шоу, поэтому мне с ним не так страшно.

— С кем тебе проще общаться — с танцорами, парниками, одиночниками?

— Вообще без разницы, главное, просто сойтись характерами, чтобы было весело. Какой у тебя вид, вообще не имеет значения.

— А если по полу делить?

Виктория Синицина и Никита Кацалапов

Российские фигуристы Виктория Синицина и Никита Кацалапов, выступающие в танцах на льду

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— У меня есть разные друзья — и мужчины, и женщины. На соревнованиях больше друзей-мужчин обычно. С ними просто веселее как-то и посмеяться можно. Но и друзья-девушки тоже есть — одна из них моя лучшая подруга Женя Тарасова.

— Что ты вообще ценишь в мужчинах?

— Я ценю чувство юмора, наличие интеллекта и доброту. Эти качества для меня очень важны.

— Как часто ты бываешь на свиданиях в условиях загруженности: тренировки, проекты, съемки и так далее?

Сейчас моя жизнь скорее «фигурнокатательная»: проекты, интервью. Но меня всё устраивает. На свиданиях я бываю очень редко. Почти никогда. Я встречалась с Андреем (Лазукиным, фигурист группы Мишина. — «Известия»). И у нас всё пошло с дружбы, и свидания уже были неактуальны, когда мы начали встречаться. Конфетно-букетного периода не было — и я к этому спокойно отношусь, важнее то, как ты чувствуешь себя рядом с человеком. Запоминающихся свиданий у меня нет. Мне приятнее просто пойти в ресторан, посидеть, поболтать — это считается свиданием? (Смеется.)

«Больше читаю о других»

— Как ты относишься к публикациям о себе в СМИ?

— Спокойно. Обо мне начали писать довольно давно, это дело привычки, поэтому нормально отношусь. Если грамотно всё говорить, то там и неожиданностей никаких не будет.

— Ты вообще часто читаешь о себе?

— Нет. Я больше читаю о других, а не о себе.

— О ком?

Туктамышева
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— И о женском катании, и о мужском, и о парном. У меня везде есть друзья. И от этого идет интерес к этим видам спорта. Если есть какие-то интервью, даже тренеров. Интересно послушать чужое мнение.

— Тебе часто звонят как эксперту?

— Экспертное мнение не высказываю. Это не мое. Экспертов уже достаточно.

— Это идет на пользу фигурному катанию?

— Любые статьи всегда популяризируют вид спорта. Чем больше мнений и интервью, тем больше люди читают и следят за этим видом. Это больше плюс.

«Хочу показать на льду что-то смешное или забавное»

— На тебя и твое здоровье повлияли четверные прыжки?

— Пока нет. Я не так часто прыгаю. И не так много возможностей их изучать, так как в сезоне всё идет на программы. Первое время, когда учишь четверной, теряется ощущения на акселе. У меня такое было, когда я учила тулуп, который хорошо пошел. Тройной аксель и четверной тулуп — почти те же самые обороты, но принципиально два разных прыжка. Сейчас пробовала четверной лутц — на тройном ощущения не такие. Это всё очень чувствуется. Я это ощущаю каждой частичкой тела.

— Успех на чемпионате мира отмечала?

— Вообще нет. Не было такой возможности. Но мы собираемся, когда будет заслуженный отдых.

Туктамышева
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Вообще у фигуристов принято отмечать? Как у футболистов и хоккеистов?

— Вообще да. Но на чемпионате мира такого не было, так как еще должны были кататься пары и мужчины на следующий день. Ничего не было. Хоккеистам хорошо — они выиграли, и у них нет на следующий день показательных выступлений (смеется). А у нас есть показательные, и ты не можешь нормально отметить победу или хорошее выступление, так как нужно себя проявить. А после обычно поздно вечером или рано утром самолет. В этом сезоне вообще не было возможности отметить или нормально посидеть.

— Показательные выступления вообще нужны?

— Да, это точно плюс. В показательных можно сделать то, что ты не можешь сделать на соревнованиях. Разные образы посмотреть, подурачиться или покривляться, сделать что-то интересное. Это круто. Их не надо убирать. Некоторым людям показательные больше нравятся, так как это идет работа на публику. Я обожаю показательные, это прямо мое. Говоря о настрое, здесь больше раскрепощенности. Ты не волнуешься, а предвкушаешь это.

К тому же больше отдаешь себя в эмоциональном плане. На соревнованиях концентрация сильная, чтобы сделать все элементы. Поэтому не так удается раскрыть образ на первых двух прыжках. И всё равно надо следить за элементами. А в показательных можно сделать что угодно — и никто тебе ничего не скажет.

— У тебя есть планы поставить новый показательный?

Туктамышева
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Да, есть, но пока не знаю, какой. Я хочу сделать другой номер, потому что секси уже был. Теперь надо показать другую сторону. Хочу что-то смешное или забавное. Но, может, женственность будет преобладать. Посмотрим.

— Бетина Попова может тебе помочь (подруга Елизаветы, бывшая российская фигуристка, которая выступала в танцах на льду и ставила сама яркие показательные номера. — «Известия»).

— Бетина стопроцентно может помочь, она суперкреативная и максимально открыта новому. Смотрю ее работы, и это всегда очень интересно, она старается делать нестандартно.

«Смотреть старые программы — это сентиментальность»

— Друзья или родственники тебе советовали какие-то образы?

— Нет, семья не вмешивается в фигурное катание. Бабушка вот может говорить по факту свое экспертное мнение: понравилась или не понравилась программа (улыбается). Или сказать: «Что это за музыка? Я ее не понимаю. Но каталась очень красиво» (смеется). Я ей и говорю: «Ну хорошо, спасибо».

— Что тебе сказала твоя семья после чемпионата мира в Стокгольме?

— Женя, сестра, написала, что они все плакали. Ну и всё. Позже мама написала, спросила, когда я буду дома, чтобы встретить (смеется).

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Тебе важна поддержка семьи или ты отключаешься от всего?

Я отключаюсь от всего. Мне родные не звонят вплоть до конца соревнований. Я приезжаю, могу пару раз что-то написать. Но потом отключаюсь от внешнего мира и погружаюсь в соревновательную атмосферу.

— Как ты расслабляешься между прокатами?

— Время обычно проходит очень быстро. Пока сходишь поужинать, в душ, полежишь в ванной, посмотришь сериал — и вот вечер. Как все нормальные люди: сериальчик, фильм, книжка какая-нибудь. Все так расслабляются, как мне кажется.

— Ты пересматриваешь свои выступления? Старые или последние?

— Нет, старые не пересматриваю. Смотрю выступления по факту. Очень редко бывает, что у меня начинается ностальгическое настроение, я решаю посмотреть старые записи. Смотреть старые — это сентиментальность. Ничего нового ты там не откроешь, а кататься ты стала уже лучше. А если хочешь посмотреть более хорошее катание — посмотри нынешнее (улыбается). А так как я люблю извлекать пользу из процесса, я смотрю иногда других, лучших фигуристов, чтобы там что-то почерпнуть для себя. Мужчин в основном.

Туктамышева
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— С какими чувствами ты смотришь свои выступления, в которых что-то не так?

— Если смотрю с кем-то, то могу сказать: вот тут я думала об этом, здесь вообще практические ничего не сделала. Как мне поставили — так я и делаю. Может, в эмоциях что-то не доделываю. Но вообще как на тренировках — так и стараюсь кататься на соревнованиях. Но комментариев или мыслей каких-то нет.

«Он больше серьезный, чем эмоциональный — это умиляет»

— Были ли какие-то фразы Алексея Николаевича Мишина после твоего проката, которые тебе запомнились? «Богиня!» или «Посмотри, как ты каталась, как тебе аплодировали»?

— Я никогда не могу вспомнить какие-то слова. После проката всегда куча эмоций и не очень укладывается в голове всё то, что будет потом. Я думаю, что это нормально. Алексей Николаевич несколько раз после программ кричал «Богиня!». Бывают у него фразочки. Но когда выходишь за бортик после старта, то, что говорит тренер... Ты ему киваешь, такая уставшая, что хочется просто снять коньки, сесть и смотреть оценки.

— Мишин сдержанный или может быть эмоциональным?

— В жизни он редко проявляет агрессию или злость, его сложно выбить из колеи, так как много опыта, более 50 лет, что мне безумно нравится (смеется). Его спокойствие передается мне. Он больше серьезный, чем эмоциональный, — это умиляет.

— Какая обстановка у вас в группе?

Алексей Мишин и Татьяна Прокофьева

Тренеры по фигурному катанию Алексей Мишин и Татьяна Прокофьева

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Хорошая, спокойная. Мы все общаемся. У нас очень разные возрасты. Мы больше общаемся: я, Андрей [Лазукин], Соня [Самодурова], Глеб [Лутфуллин]. Женя [Семененко] сейчас больше с Мишей [Колядой] общается. Мы общаемся, но не сказать, что мы каждую субботу все вместе ходим в кино. Атмосфера доброжелательная.

— Не помог тот факт, что вы ездили на чемпионат мира?

— То, что ездили, — не особо, так как мы редко виделись, у всех свой график. Только я пришла поддерживать мальчиков в произвольной программе, так как уже откатала свое. На соревнованиях очень редко можно с кем-то пересечься, если это не твой лучший друг.

— На командном чемпионате мира, вероятно, было время. Для всех активностей, сценок...

— Сценки после Жени и Миши мы придумывали, да. У нас очень доброжелательная атмосфера. Но у нас разные интересы.

— У тебя все друзья из мира фигурного катания?

У меня только одна, лучшая подруга не из мира фигурного катания. Она всё смотрит, болеет за меня очень сильно. Не могу сказать, что она далека от него. Многие люди, с которыми я начинаю общаться, тоже начинают смотреть, болеть. И своих мужей подсаживать. Это забавно.

Читайте также