Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Стратегический ультиматум: США настаивают на подключении Китая к ДСНВ
2020-09-22 17:05:51">
2020-09-22 17:05:51
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Попытка давления», «ультимативный прием» и «возмутительное по форме предложение» — такие эпитеты российские законодатели и дипломаты дали планам Соединенных Штатов с условиями, на которых в Вашингтоне готовы двигаться к продлению срока действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, или СНВ-3). Срок действия этого документа, остающегося на сегодняшний день единственным действующим инструментом контроля за стратегическими вооружениями, заканчивается в феврале будущего года. В Белом доме настаивают, что для того, чтобы договор отвечал сегодняшним реалиям, в него должен войти Китай — а вот двух западных членов официального «ядерного клуба», Великобританию и Францию, в него вводить необязательно. О том, что расстроило Москву в американском предложении и насколько критичным может оказаться де-юре окончание действия ДСНВ, — в материале «Известий».

Чуть более четырех месяцев остается до февраля 2021 года, когда истечет срок действия российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Документ, который сейчас остается единственным международным инструментом контроля над ядерным оружием, был подписан в апреле 2010-го в Праге президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой.

ДСНВ ограничивает стратегические ядерные силы двух стран лимитом в 700 единиц для развернутых у каждого из государств межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиках. Кроме того, допускается оснащение этих ракет не более чем 1550 ядерными боезарядами и максимум 800 единицами для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков для каждой из стран.

С Китаем, но без Великобритании и Франции

Попытки Москвы и Вашингтона договориться об условиях продления ДСНВ или заключения нового аналогичного соглашения пока судьбоносных результатов не дали. Последние предложения американской стороны по вопросам контроля над СНВ были сформулированы в интервью спецпосланника президента США по контролю над вооружениями Маршалла Биллингсли, которое на днях опубликовал «Коммерсант».

По его словам, Вашингтон, в частности, предлагает еще до продления ДСНВ подписать соглашение с политическими обязательствами сторон, которое не требовало бы ратификации Федеральным собранием РФ и американским конгрессом. При этом США рассчитывают, что на базе этого документа «возникнет рамочная концепция, которая в конечном итоге преобразуется в полноценный договор», отметил Биллингсли.

Cпецпосланник президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли во время пресс-конференции в Вене

Cпецпосланник президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли во время пресс-конференции в Вене

Фото: REUTERS/Leonhard Foeger

Вот тут-то и возникают те самые детали, в которых частенько кроется дьявол. Например, Соединенные Штаты настаивают на том, что «любой будущий договор должен стать многосторонним и предполагать участие Китая». Спецпосланник президента Дональда Трампа даже утверждал, что у США и России этот пункт «не вызывает разногласий: обе наши страны считают, что он (договор) должен включать Китай». Данное заявление Биллингсли было оперативно дезавуировано на Смоленской площади: по словам замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова, ремарка американского эмиссара о том, «будто бы Россия согласилась с США о необходимости подключения Китая к переговорам по этой сфере», — это «просто преднамеренное искажение нашей позиции».

При этом в Вашингтоне совершенно не намерены учитывать позицию Москвы, согласно которой участниками будущего договора по СНВ должны стать еще две западные страны, входящие в «ядерный клуб» (а заодно, наряду с США, и в НАТО), — Великобритания и Франция. Как отметил Биллингсли, «мы ясно дали понять нашим российским коллегам, что то, что делает Китай, существенно отличается от того, что делают Великобритания и Франция»: ни Лондон, ни Париж «не наращивают свои ядерные арсеналы», в то время как Пекин «занимается активной разработкой и развертыванием своего ядерного оружия».

Подвижный грунтовой ракетный комплекс «Ярс» с межконтинентальной баллистической ракетой РС-24 в Тейковском ракетном соединении

Подвижный грунтовой ракетный комплекс «Ярс» с межконтинентальной баллистической ракетой РС-24 в Тейковском ракетном соединении

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Американская сторона намерена игнорировать и еще одно российское требование, согласно которому в рамках будущих договоренностей по тактическому ядерному оружию США должны согласиться на вывоз соответствующего вооружения из Европы. «Этого мы делать не будем, — отрезал Биллингсли, «подсластив» категорический тон дипломатическим словесным реверансом: — Но мы готовы обсуждать всё, о чем Россия хочет с нами говорить».

В общем и целом представитель американского лидера назвал «хорошим предложением» инициативы Вашингтона. Кроме того, в интервью прозвучал и ультиматум: дескать, если Москва не примет американский план, «то после того, как Трамп будет переизбран, «плата за вход» <...> повысится». Если прогресса в обсуждениях не будет, то у США «возникнет ряд новых условий, на которых нам придется настаивать», попробовал пригрозить Биллингсли.

«В гонку вооружений мы себя втянуть не дадим»

В Москве озвученные американским представителем идеи восприняли в штыки. В частности, как заявил замглавы МИДа Сергей Рябков в интервью информационным агентствам, «на той основе, на которой американцы предлагают заключить договоренность, принять некоторый рамочный документ не получится, потому что характер требований, выдвигаемых США к нам, не отвечает нашему представлению о том, что нужно делать в интересах укрепления стратегической стабильности».

Открытые ракетные шахты американской атомной стратегической подводной лодки класса «Огайо»

Открытые ракетные шахты американской атомной стратегической подводной лодки класса «Огайо»

Фото: commons.wikimedia.org

При этом, как заявил дипломат, Москва готова к любому развитию ситуации с ДСНВ. «У нас уже созданы все необходимые системы и создан потенциал для гарантированного обеспечения национальной безопасности, безопасности союзников при любом развитии событий», — сказал Рябков.

Вместе с тем Москва продолжает выступать за сохранение режима контроля над вооружениями в ракетно-ядерной сфере, так как это нужно как для стратегической стабильности в мире, так и для обеспечения гарантий безопасности эффективным и экономичным образом. «Понятно, что в гонку вооружений мы себя втянуть не дадим. И расчеты, если такие и есть у кого бы то ни было, в том числе в Вашингтоне, на втягивание России в изнурительную гонку вооружений, они, безусловно, ошибочны», — подчеркнул Рябков.

«На хамство не стоит отвечать»

Члены российского парламента были более откровенны и эмоциональны в своих оценках «плана Биллингсли». Например, председатель комитета по международным делам в Совете Федерации Константин Косачев считает, что Вашингтон умышленно усложняет процесс переговоров. «Настораживает ультимативность некоторых подходов: «Либо как говорим мы, либо никак», — указал сенатор, отметив, что такой подход — свидетельство отсутствия желания договориться.

Момент перехвата российским истребителем Су-27 американского стратегического бомбардировщика B-52 над Черным морем

Момент перехвата российским истребителем Су-27 американского стратегического бомбардировщика B-52 над Черным морем

Фото: twitter.com

Коллеги Косачева по работе в верхней палате российского парламента еще более критически прокомментировали интервью Биллингсли. Так, член международного комитета Олег Морозов назвал предложение Биллингсли возмутительным по форме. «Так не делают, если хотят получить реальный результат», — уверен сенатор, которого цитирует «РИА Новости». Замглавы того же комитета Владимир Джабаров в беседе с тем же агентством отметил, что «на такое хамство даже не стоит отвечать». «Россия готова к переговорам, но только на равных», — добавил законодатель.

«Приоритет в области разоружения»

Трезвомыслящие политики, руководители глобальных организаций и эксперты практически единодушны в том, что без эффективной системы контроля над стратегическими вооружениями мир рискует оказаться на грани ядерной катастрофы. Так, о необходимости «поставить заслон попыткам ослабить систему контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения для поддержания глобальной стабильности» на сессии Генассамблеи ООН 22 сентября заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров во время выступления на 74-й сессии Генассамблее ООН

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров во время выступления на 74-й сессии Генассамблеи ООН

Фото: REUTERS/Lucas Jackson

Генсек Организации Объединенных Наций Антониу Гуттериш называл продление СНВ-3 на пятилетний срок одним из «наиболее неотложных приоритетов в области разоружения и международной безопасности». Административный глава международного сообщества также убежден в том, что ДСНВ надо продлить независимо от позиции Китая, хотя и признавал, что сейчас «чрезвычайную важность имеют максимально широкие рамки ядерного разоружения с участием всех заинтересованных стран». Кандидат демократов на предстоящих 3 ноября президентских выборах в Соединенных Штатах Джо Байден заявлял о том, что будет добиваться продления ДСНВ, который является «основой стратегической стабильности в отношениях между США и Россией», а также выработки на его основе «новых соглашений в сфере контроля над вооружениями».

Три сценария

Во многом судьба ДСНВ или нового договора будет зависеть от исхода назначенных на 3 ноября президентских выборов в США. Так, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Александр Ермаков считает, что если республиканец Дональд Трамп останется в Овальном кабинете, вопрос продления ДСНВ будет закрыт. При этом в случае победы Джо Байдена возможности для пролонгации будут, хотя многое будет зависеть от ситуации в самих Соединенных Штатах после выборов, отметил специалист в беседе с «Ведомостями».

Далеко не факт, что вариант продления ДСНВ по американской или какой-либо иной схеме сейчас сработает — слишком уж по-разному США и Россия смотрят на ситуацию. Это касается, в частности, привлечения к будущим договоренностям третьих стран. Как отмечает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Константин Богданов, американское требование об участии Китая нацелено на то, чтобы Россия учла озабоченности США и одновременно тратила «ресурс позитивных отношений, продавливая Пекин на это не нужное ему решение». Москва же в ответ «повторяет свою идею о переговорах по разоружению в рамках «ядерной пятерки», отдельно отмечая, что это не ее дело — приводить с собой на переговоры Китай», напомнил эксперт в беседе с «Известиями».

Китайский стратегический комплекс с МБР DF-41 на параде в Пекине

Китайский стратегический комплекс с МБР DF-41 на параде в Пекине

Фото: twitter.com

«В целом это можно грубо охарактеризовать как «всё или ничего»: мы либо сохраняем двусторонний формат переговоров по ядерным и стратегическим вооружениям на какой-то период, либо делаем мощный шаг вперед и сразу переходим к многосторонним рамочным переговорам, либо оказываемся в ступоре и остаемся вообще без каких-либо режимов по СНВ, — отмечает Богданов. — Первый сценарий реалистичнее с политической точки зрения (это будет разумным компромиссом), второй — перспективнее в плане развития собственно контроля над вооружениями, однако на деле вероятнее всего третий вариант».

Какого-то кризиса из-за прекращения действия ДСНВ специалист не предсказывает. «Никто не обязывает США и Россию моментально наращивать СНВ с марта 2021 года, да им это и не нужно пока. Стороны могут и, скорее всего, будут «в целом» придерживаться общих рамок пражского ДСНВ, конечно, за исключением продолжения инспекций, у которых попросту отнимут мандат, и обязательного обмена данными, — отмечает Богданов. — Это не улучшит ситуацию, но и не ухудшит ее драматически».

Даже если ДСНВ не будет продлен, он может исполняться сторонами де-факто в определенных рамках (как договор ОСВ-2 1979–1986 годов). Это позволит в целом сохранить предсказуемость программ СНВ обеих стран. «Текущая ситуация не требует каких-то радикальных изменений в структуре группировок стратегических вооружений, — говорит эксперт. — При этом стороны ведут создание новых систем вооружений, которые, возможно, потребуются им в худшем случае, а в лучшем — будут разменяны друг на друга в следующем раунде переговоров».

Испытания тяжелой жидкостной МБР «Сармат» российского ракетного комплекса наземного шахтного базирования РС-28 «Сармат»

Испытания тяжелой жидкостной МБР «Сармат» российского ракетного комплекса наземного шахтного базирования РС-28 «Сармат»

Фото: ТАСС/Министерство обороны РФ

Специалист напоминает, что мир несколько раз уже оставался без действующих соглашений по СНВ. «Например, в 1979–1986 годах не действовал юридически, но в целом исполнялся договор ОСВ-2, с 1986-го по 1991-й не было режимов по СНВ вообще, в 2009–2010 годах была пауза между окончанием действия СНВ-1 и подписанием пражского ДСНВ. Другой вопрос, что эти паузы плотно заполнялись очень активной совместной работой, которая всякий раз приводила к прорывам, — подчеркивает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. — События последних нескольких месяцев значительно отличаются, и в лучшую сторону, от того, что происходило (а точнее, не происходило) с 2011 года буквально по осень 2019-го. Как будет в этот раз, пока не ясно, и загадывать тут преждевременно».

Читайте также