Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ни ДНЯО без разговора: РФ оценила идею Назарбаева по разоружению
2020-09-04 14:14:45">
2020-09-04 14:14:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия считает важным запустить многосторонние переговоры в ракетно-ядерной сфере с участием всех государств, обладающих этим видом оружия. При этом, как заявили «Известиям» в департаменте информации и печати (ДИП) МИД РФ, такая работа должна идти с учетом интересов и озабоченностей вовлеченных сторон, «без какого-либо принуждения». Параллельно с этим на повестке стоит продление договора о СНВ, срок которого истекает в феврале 2021 года. Как пояснили в российском МИДе, позиция США по этому документу до сих пор не ясна.

Вести из Казахстана

Российская сторона обратила внимание на предложение первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева провести четырехсторонний саммит по разоружению с участием РФ, США, Китая и Евросоюза. Как заявили «Известиям» в ДИП МИД РФ, «избавление человечества от ядерной угрозы» — «один из важнейших приоритетов для российской внешней политики», и по этой теме Москва регулярно ведет с Нур-Султаном диалог. В ведомстве дали понять, что идею многосторонних переговоров по этому вопросу поддерживают.

Считаем, что назрели и востребованы конкретные шаги всех без исключения членов международного сообщества по укреплению доверия, снижению уровня напряженности, стратегической неопределенности и общего конфликтного потенциала, что в конечном итоге самым непосредственным и позитивным образом сказалось бы на перспективах ядерного разоружения, — отметили в министерстве. — В этом контексте полагали бы важным запуск многостороннего обсуждения по возможным мерам обеспечения предсказуемости и сдержанности в ракетно-ядерной сфере с участием всех государств, обладающих военными ядерными потенциалами.

В ведомстве подчеркнули: такая работа должна идти «на основе консенсуса и с учетом законных интересов и озабоченностей всех вовлеченных сторон, без какого-либо принуждения».

Нурсултан Назарбаев

Нурсултан Назарбаев

Фото: ТАСС/Zuma/Wang Lei

26 августа 2020 года на специальной сессии Генассамблеи ООН в честь Международного дня действий против ядерных испытаний Нурсултан Назарбаев выступил с идеей созвать саммит в Казахстане. Его цель — «выработка многостороннего соглашения о поэтапном и пропорциональном сокращении ядерных вооружений». В российском МИДе отметили, что это предложение не было оформлено как официальная инициатива.

Вместе с тем к идее Нурсултана Назарбаева есть некоторые вопросы — например, по составу участников, в числе которых есть Евросоюз, но нет Великобритании. Эксперты обращают внимание, что инициатива казахстанского лидера не совсем сходится с идеей президента РФ Владимира Путина: в январе 2020 года он предложил созвать саммит пяти постоянных членов (ПЧ) Совбеза ООН — Великобритании, Китая, России, США и Франции.

Господин Назарбаев — авторитетнейший деятель всего постсоветского пространства, и к его предложениям нужно относиться с уважением, — сказал «Известиям» глава Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов. — Но здесь возникает противоречие: у Евросоюза пока нет достаточно консолидированной внешней политики, чтобы отправить на переговоры своего представителя. Был лишь один такой случай — на переговорах с Ираном о свертывании его ядерной программы, где кроме представителей ПЧ и Германии присутствовал участник от ЕС. В основном европейские страны, говоря о внешней политике, выступают в индивидуальном качестве.

Двустороннее измерение

Параллельно с этим на повестке остро стоит вопрос о продлении российско-американского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ III). Срок его действия истекает 5 февраля 2021 года. Переговоры по этому вопросу активно ведутся в последние полгода в Вене.

Маршалл Биллингсли

Спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли после пресс-конференции по итогам встречи с заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым по вопросам стратегической стабильности и контролю над вооружениями, Вена, июнь 2020 года

Фото: ТАСС/EPA/CHRISTIAN BRUNA

РФ уже неоднократно говорила о том, что готова продлить соглашение на максимально возможный срок (пять лет) без каких-либо предварительных условий. США настаивают на том, чтобы подключить к СНВ III Китай. Пекин такую перспективу категорически отвергает, а Москва принуждать его к этому не хочет. Как заявили «Известиям» в ДИП МИД, судьба СНВ III — это самостоятельный вопрос, который с многосторонними переговорами не увязан.

В последние недели Америка стала гораздо реже говорить о подключении КНР и начала выступать с оптимистическими заявлениям. Так, глава Госдепартамента США Майкл Помпео сказал, что Москва и Вашингтон в своих переговорах «достигли настоящего прогресса» и что у них есть шанс успешно завершить их до конца 2020 года.

В РФ оптимизма американской стороны не разделяют. По словам российских дипломатов, никакой ясности о позиции Штатов по договору до сих пор нет.

— Мы предложили США продлить его на пять лет без предварительных условий и в том виде, в каком он был подписан, без искусственных проволочек. К сожалению, американцы не только не торопятся с прояснением своей позиции по перспективам ДСНВ, но еще и пытаются увязать эту тему с другими сюжетами, — отметили в министерстве. — Будем продолжать убеждать американцев продлить договор, хотя времени для принятия решений уже практически не остается.

выборы
Фото: Global Look Press/Xinhua/Michael Nagle

Российско-американские переговоры косвенно увязываются с выборами президента США, которые пройдут в ноябре 2020 года. По мнению научного сотрудника Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователя проекта «Ватфор» Дмитрия Стефановича, разговоры о «прорыве» в переговорах — это демонстрация избирателю «побед» действующего главы Белого дома Дональда Трампа.

— При этом если прорыв и случится, то ждать его стоит никак не после президентских выборов в США, а исключительно до таковых, — сказал «Известиям» эксперт. — Российская сторона, очевидно, не хочет быть заложником внутриполитической ситуации в США еще и в области контроля над вооружениями, поэтому высказываемые ею оценки значительно более осторожные.

По оценке Дмитрия Стефановича, даже если к власти в Штатах придет другая администрация, основной внешнеполитический вектор, скорее всего, останется неизменным. Это связано с тем, что в американском военно-политическом сообществе уже сложился определенный консенсус, подытожил эксперт.

Трамп
Фото: REUTERS/Leah Millis
Справка «Известий»

В апреле 2010 года президенты РФ и США Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ III). Он заменил собой Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), подписанный в 2002 году в Москве. Срок действия СНВ III истекает 5 февраля 2021 года.

В договоре стороны согласились, что их СНВ не должны превышать следующие цифры: а) 700 единиц для межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и развернутых тяжелых бомбардировщиков; б) 1550 единиц для боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ, а также боезарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщиками; в) 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков. Договор предусматривает четкую систему взаимных проверок и уведомлений.

Еще четыре участника?

При этом многосторонние переговоры ставят новые вопросы. Если Россия считает важным, чтобы в них участвовали все страны — обладательницы ядерного оружия, то, получается, за одним столом должны встретиться не только официальная «пятерка», прописанная в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), но и так называемые неофициальные обладатели таких потенциалов — КНДР, Израиль, Индия и Пакистан, в ДНЯО не участвующие.

По мнению опрошенных «Известиями» экспертов, говорить о таком варианте сейчас преждевременно: к тому, чтобы охватить режимом контроля над вооружениями все ядерные державы, надо идти постепенно и начать хотя бы с пятистороннего договора. При этом вовлекать новых участников в двусторонние российско-американские соглашения проблематично хотя бы потому, что ядерные арсеналы России и США значительно превосходят таковые у Британии, Китая и Франции.

— Вместе с тем никто не мешает и эту задачу делить на составные части — начать с транспарентности, разъяснений, мер повышения доверия. И в этой области есть достаточно много инициатив, в том числе регулярные встречи «ядерной пятерки», некоторые европейские и американские инициативы в части обсуждения условий и перспектив ядерного разоружения (Stepping Stones, CEND) в многостороннем формате, да и российская идея о саммите лидеров стран — постоянных членов СБ ООН, — отметил Дмитрий Стефанович.

тополь-м
Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Сначала надо разобраться с «пятеркой», потому что пока ни Британия, ни Китай, ни Франция в ограничении ядерных вооружений участия не принимают — они подключены лишь к таким общим темам, как создание безъядерных зон, нераспространение и многие другие.

А попытки усадить неофициальные ядерные державы за один стол приведут лишь к противоречиям и проблемы не решат, считает Алексей Арбатов.

— В случае с Индией и Пакистаном этот вопрос может стать темой для двусторонних договоров, если Китай, например, подключится к российско-американскому диалогу, потому что Индия ведет гонку вооружений на два фронта — с Пакистаном и КНР, — отметил эксперт. — Что касается Израиля и КНДР, то это тема регулирования региональной безопасности и распространения норм ДНЯО на эти регионы. Этим странам не с кем вести переговоры, их ядерное оружие существует для того, чтобы обеспечить свою безопасность перед лицом арабских государств и США соответственно.

Таким образом, решать вопросы с четырьмя неофициальными ядерными державами стоит отдельно от пятисторонних переговоров, и делать это надо точечно и адресно, принимая во внимание интересы и контекст каждого отдельного случая, подытожил эксперт.