Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Часы безрассудного дня: как COVID влияет на ядерное нераспространение
2020-03-30 15:52:01">
2020-03-30 15:52:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пандемия COVID-19 повлияла на сферу контроля над вооружениями. Так, из-за инфекции Москва и Вашингтон приостановили взаимные консультации по СНВ-III, а также перенесли на осень заседание совместной двусторонней комиссии. При этом в России уверены: коронавирус — не тот фактор, который может определить судьбу соглашения. Как рассказал «Известиям» глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев, единственное обстоятельство — это неопределенность позиции США. Параллельно с этим стало известно о переносе юбилейной обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия (ОК ДНЯО), которой эксперты прочили провал еще до ее начала. Если она состоится «в последний момент» — в апреле 2021-го, то ситуация вокруг СНВ-III, истекающего в феврале следующего года, определит ход этой конференции.

Гонка преображений

Еще 29 марта стало известно, что двусторонние мероприятия по Договору о стратегических наступательных вооружениях перенесли. По словам замглавы МИД РФ Сергея Рябкова, стороны возобновят инспекционную деятельность, как только нормализуется ситуация с коронавирусом. Как сообщило ТАСС со ссылкой на главу американской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрила Кимболла, взаимные инспекции прекращены до 1 мая 2020 года. Заседание двусторонней консультативной комиссии (ДКК) планировалось провести во второй половине марта, однако теперь его передвинули на осень. Как сказал Сергей Рябков, это последняя плановая встреча, если договор не будет продлен.

снв коронавирус

Сергей Рябков

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

В рамках ДКК стороны обсуждают вопросы, связанные с договором, и проясняют спорные моменты. Что касается мониторинга, то, согласно СНВ-III, каждая сторона имеет ежегодную квоту — 18 инспекций, которые может проводить на базах межконтинентальных баллистических ракет (МБР), базах подводных лодок и авиационных базах.

Пользуемся случаем, чтобы напомнить администрации США о необходимости взяться наконец за задачу продления ДСНВ, — подчеркнул Сергей Рябков.

Вместе с тем с практической точки зрения пандемия COVID-19 на положение СНВ-III почти не влияет. Его продление — шаг исключительно политический. При этом Москва уже неоднократно заявляла о готовности продлить документ без предварительных условий. Таким образом, коронавирус может быть предлогом, но никак не причиной непродления соглашения.

Коронавирус — это наименьшая угроза, которая исходит в сторону ДСНВ. Да, возникают какие-то обстоятельства, но я бы не считал их принципиально непреодолимыми, — сказал «Известиям» глава комитета Совета Федерации (СФ) по международным делам Константин Косачев. — К принципиальным препятствиям относится неопределенность позиции США по дальнейшей судьбе договора. Проблема в том, что американцы делают ставку на одностороннее военное преимущество по всем типам вооружений, а потому разоруженческие соглашения для них значения не имеют. Если у США появится в этом вопросе определенность в пользу сохранения этого договора, то ни инфекции, ни другие сиюминутные обстоятельства не будут помехой.

Эксперты сходятся в том, что СНВ-III сегодня — это страховка, которая позволит в дальнейшем разрабатывать новые соглашения по вопросам разоружения. Его условия на данном этапе выполнены, а это значит, что двусторонние консультации ведутся не с целью сокращения вооружений, но для сохранения этой страховки.

— Предыдущие этапы, отраженные в договоре, предусматривали сокращение СНВ. Но США и Россия уже достигли этих порогов, а потому особые меры по дальнейшим сокращениям или уничтожению отдельных систем уже не нужны,— пояснил «Известиям» старший научный сотрудник Стокгольмского международного института исследований мира (SIPRI) Петр Топычканов. — Те меры, которые прописаны в договоре, условно нужны для поддержания предсказуемости и транспарентности. Поэтому отсутствие инспекций и встреч консультативной комиссии на современном этапе особо ничего не меняет.

снв коронавирус

Глава американской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимболл

Фото: youtube.com

Вместе с тем стороны должны договориться как минимум, на сколько они намерены продлить договор — на максимальный срок в пять лет или меньше. И вот здесь личные встречи нужны.

— Более того, отсрочка российско-американских встреч отнимет время, за которое можно было бы обсудить какой-то промежуточный механизм на тот период, когда Москва и Вашингтон будут прорабатывать новое, более всеобъемлющее соглашение, — отметил в беседе с «Известиями» глава Центра военно-политического анализа в Hudson Institute, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Ричард Вайц.

Справка «Известий»

В апреле 2010 года в Праге президенты России и США Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). Он заменил собой Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), подписанный в 2002 году в Москве. Срок действия СНВ-III истекает 5 февраля 2021 года, после этого его можно продлить еще на пять лет.

В договоре стороны согласились, что их СНВ не должны превышать следующие цифры: а) 700 единиц для межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и развернутых тяжелых бомбардировщиков; б) 1550 единиц для боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ, а также боезарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщиками; в) 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков. Договор предусматривает четкую систему взаимных проверок и уведомлений.

В густом мраке

Параллельно стало известно о переносе десятой обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия, который в этом году отмечает 50-летний юбилей (вступил в силу 5 марта 1970 года). Изначально ОК ДНЯО должна была пройти с 27 апреля по 22 мая 2020 года в Нью-Йорке, однако из-за COVID-19 страны — члены ООН договорились, что конференция состоится, как только позволят обстоятельства. Но не позднее апреля 2021 года, уточняется в сообщении ООН.

При этом, по мнению экспертов, вполне вероятно, что ОК могут провести во время 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, которая должна пройти в Нью-Йорке в сентябре–октябре 2020 года. Однако сейчас ее перспективы также неопределенны из-за того же коронавируса: число заразившихся COVID-19 в Нью-Йорке заметно взлетело в последние днипо данным местного департамента здравоохранения от 31 марта, число заболевших составило 41 771, количество летальных исходов — 1096.

снв коронавирус

Госпиталь Comfort ВМФ США входит в Нью-Йорк, 30 марта 2020 года

Фото: Global Look Press/Bruce Cotler/Keystone Press Agency

Поэтому если ОК ДНЯО решат провести через год, то ее ход будет во многом зависеть от того, как сложится судьба СНВ-III, истекающего в феврале 2021 года. По словам Петра Топычканова, тогда «у России и США будет шанс обрадовать другие страны продлением договора».

— Вопрос продления или непродления очень сильно повлияет на фон этой конференции, — сказал «Известиям» глава Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов. — Если в условиях распада системы ограничения ядерного оружия еще и СНВ-III не продлить, то конференция по разоружению будет собираться в густом мраке. Хотя, откровенно говоря, там и помимо этого договора есть острые вопросы.

Один из них — разногласия по зоне, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ), на Ближнем Востоке — стал причиной, по которой предыдущая конференция 2015 года завершилась без итогового документа и фактически провалилась. Эта тема обсуждается на полях ОК ДНЯО с 1995 года — именно тогда, по истечении 25-летнего срока, страны решили продлить ДНЯО бессрочно. Некоторые подвижки наметились в 2019 году: в ноябре в Нью-Йорке прошла конференция с участием стран региона, которые в итоге обязались работать над соглашением по такой зоне. Следующие переговоры в подобном формате намечены на 16–20 ноября 2020 года под председательством Кувейта.

Есть предположение, что отсрочка ОК ДНЯО, которой эксперты и политики загодя прочили провал, сыграет на руку ее участникам — она позволит им сохранить лицо и даст возможность переосмыслить нынешнее положение в сфере ядерного нераспространения. Эксперты такой подход воспринимают не без скепсиса.

снв коронавирус

Российский ракетный комплекс наземного шахтного базирования РС-28 «Сармат» с тяжелой жидкостной межконтинентальной баллистической ракетой «Сармат»

Фото: ТАСС/пресс-служба Министерства обороны РФ

В отличие от коронавируса политика — это то, что зависит от государственных руководителей. Я не склонен благодарить пандемию за то, что она заставила отсрочить конференцию и избежать ее провала, — отметил Алексей Арбатов. — Не надо было разрушать договор с Ираном (Совместный всеобъемлющий план действий, из которого США вышли в 2018 году. — «Известия») и денонсировать ДРСМД (Договор о ракетах средней и меньшей дальности, прекративший существование в 2019 году по инициативе США. — «Известия»), нужно было давно продлить СНВ-III, начать переговоры о следующем договоре и продвигаться вперед по линии ЗСОМУ на Ближнем Востоке.

Проблема заключается еще и в том, что COVID-19 распределяется в мире неравномерно: в то время как Китай уже прошел пик кризиса, европейские страны к нему только подбираются, а государства Ближнего Востока и Африки переболеть им еще толком не успели. Это значит, что сообща переосмыслить проблему разоружения страны не смогут; находясь в самоизоляции, каждое государство останется при своих подходах.

Читайте также