Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Переговорная оппозиция: Евросоюз настаивает на продлении СНВ-III
2020-02-17 12:22:40">
2020-02-17 12:22:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия и США должны наладить диалог на тему будущего Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) и о новых планах по контролю над ними. Об этом «Известиям» заявил представитель Евросоюза (ЕС) Петер Стано. Он подчеркнул: Москва и Вашингтон должны продолжить снижение своих арсеналов, как стратегических, так и тактических, развернутых и неразвернутых. Если российская сторона настаивает на продлении соглашения без предварительных условий, то позиция США до сих пор не определена. Опрошенные «Известиями» эксперты сошлись во мнении: рычагов влияния на Вашингтон у Брюсселя нет.

Стратегическая мобильность

Договор СНВ-III вносит ключевой вклад в международную и европейскую безопасность, поскольку ограничивает гонку стратегических вооружений и обеспечивает взаимное доверие между двумя ведущими ядерными державами, делая ситуацию более предсказуемой. Так оценивают российско-американское соглашение в Европейском союзе. Москва и Вашингтон, владеющие крупнейшими ядерными арсеналами, несут особую ответственность в этой сфере, считают в Брюсселе.

Стороны должны запустить диалог о будущем документа и начать обсуждать новые договоренности по контролю над вооружениями с тем, чтобы сохранить стратегическую стабильность и уже достигнутые успехи в сфере ядерного разоружения, — заявил «Известиям» представитель Евросоюза Петер Стано. — США и России следует добиваться дальнейшего сокращения своих арсеналов, включая стратегические и нестратегические, развернутые и неразвернутые ядерные единицы.

кинжал

Сверхзвуковой истребитель-перехватчик МиГ-31К с новейшей гиперзвуковой ракетой «Кинжал»

Фото: ТАСС/Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ

Москва уже заявила о готовности продлить СНВ-III «без всяких предварительных условий». Вашингтон объявил о своей заинтересованности в переговорах «с россиянами по вопросам ядерных вооружений», однако относительно Договора о СНВ никакой конкретики пока не дал: как сказал 12 февраля 2020 года помощник президента США по нацбезопасности Роберт О’Брайен, предсказать дальнейшую судьбу соглашения сейчас Штаты не могут. «Будем ждать, как в это впишется вопрос Китая, когда подключатся эксперты, когда начнет вырисовываться какое-либо потенциальное соглашение», — отметил он.

В Евросоюзе, отвечая на вопрос «Известий», как Брюссель относится к идее вовлечь в договор Пекин, отметили, что «поддержат любые шаги, которые позволят сохранить стратегическую стабильность и достижения на пути ядерного разоружения».

Ведущие европейские столицы выступают с аналогичных позиций. Как сказал президент Франции Эммануэль Макрон, выступая 7 февраля 2020 года в Военном училище в Париже, «двусторонние российско-американские договоры отвечают не только историческим реалиям холодной войны, но и вызовам сегодняшнего дня, поскольку арсеналы Москвы и Вашингтона несоизмеримы с вооружениями других ядерных держав». «В этой связи жизненно важно продлить СНВ-III на срок после 2021 года», — подчеркнул глава Елисейского дворца. В Нидерландах уверены, что пролонгация документа даст возможность вести переговоры о «более широком договоре о контроле над вооружениями» — в частности, как пояснили «Известиям» в МИД страны, новое соглашение могло бы включать тему субстратегического оружия и такие стороны, как Китай.

Германия также настоятельно призывает стороны не только продлить действие документа, но как можно скорее начать переговоры о новом договоре.

— Эффективный контроль над вооружениями — особенно через многосторонние соглашения — усиливает безопасность всех вовлеченных в него сторон. Учитывая растущее военное позиционирование Китая, Берлин считает важным включение Пекина в будущие переговоры по контролю над вооружениями, — подчеркнули «Известиям» в МИД ФРГ.

В других странах ЕС оперативно на запрос «Известий» не ответили.

Макрон

Президент Франции Эммануэль Макрон в Военной школе в Париже, 7 февраля 2020 года

Фото: REUTERS/Francois Mori/Pool

Чтобы продлить СНВ-III, не нужны ни полноценные переговоры для создания нового документа, ни ратификация в парламенте, — здесь достаточно провести двусторонние консультации, чтобы согласовать сроки пролонгации (до пяти лет или меньше). В связи с этим возникает вопрос: а смог бы Евросоюз повлиять на Вашингтон и добиться от него определенности относительно будущего СНВ-III?

Соревнование вооружений

Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что реальных рычагов давления на Штаты у Брюсселя нет. Единственная платформа, которая могла бы это сделать, — это Североатлантический альянс, да и здесь степень воздействия вызывает вопросы.

— ЕС и в прошлом позволял себе делать заявления, которые не совпадали с позицией Вашингтона, — например, по иранской ядерной сделке, от которой они теперь постепенно отказываются. Брюссель также с большой тревогой наблюдал за историей с ДРСМД (Договор о ракетах средней и меньшей дальности, прекративший свое существование 2 августа 2019 года по инициативе США. — «Известия»), но ничего сделать не смог, — сказал «Известиям» старший научный сотрудник Стокгольмского международного института исследований мира (SIPRI) Петр Топычканов. — Боюсь, заявления Евросоюза никак не повлияют на позицию Вашингтона. Изменить ситуацию могли бы в НАТО, однако внутри альянса есть много противоречивых повесток — например, финансирование. А потому вряд ли кто-то из союзников решится давить на Штаты по СНВ-III.

Эту точу зрения разделяет программный директор Российского совета по международным делам и дискуссионного клуба «Валдай» Иван Тимофеев. По его мнению, есть основания предполагать, что Вашингтон договор продлевать не будет. Одно из подтверждений — крупные траты США на модернизацию стратегических ядерных сил, с которыми условия СНВ-III входят в противоречие. Так, оборонный бюджет США на 2020 год составляет $738 млрд — это самая крупная сумма в истории страны, выделенная на военные нужды.

ракета сша

Запуск американской баллистической ракеты Minuteman III, 5 февраля 2020 года

Фото: ТАСС/Zuma/Senior Airman Clayton Wear

Вместе с тем говорить о том, что ситуация с СНВ-III аналогична той, что сложилась вокруг ДРСМД, было бы неверно. Во-первых, Договор о РСМД был бессрочный, а действие СНВ-III истекает 5 февраля 2021 года — проще дождаться этой даты. Во-вторых, значительных нареканий друг к другу по действующему соглашению у сторон нет. И тем принципиальнее сохранить этот договор, который на сегодняшний день остался последним двусторонним механизмом по контролю под вооружениями.

По словам Петра Топычканова, развал прежних договоренностей означает начало эпохи не гонки, но «соревнования вооружений», которое выглядит даже опаснее, чем ситуация времен холодной войны. В новой реальности стороны подходят к переговорам с разными позициями — например, «у вас сильная противоракетная оборона (ПРО), а у нас мощные возможности ее преодолеть».

— Это усложняет переговоры, потому что здесь приходится увязывать вещи, которые раньше увязать не удавалось, — например, вопросы наступательных и оборонительных вооружений — ударных средств (ракет) и ПРО, — отмечает эксперт. — В условиях после холодной войны, несмотря на обозначенное «торжество демократии», чувство незащищенности сохраняется и даже растет, и это стимулирует стороны наращивать вооружения в соответствии со своими бюджетами.

На сегодняшний день в это вовлечены уже не две страны, а гораздо большее число акторов: от европейских стран до Китая и от Индии до Пакистана, подытожил эксперт.

Справка «Известий»

В апреле 2010 года в Праге президенты России и США Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). Он заменил собой Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), подписанный в 2002 году в Москве. Срок действия СНВ-III истекает 5 февраля 2021 года, после этого его можно продлить еще на пять лет.

В договоре стороны согласились, что их СНВ не должны превышать следующие цифры: а) 700 единиц для межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и развернутых тяжелых бомбардировщиков; б) 1550 единиц для боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ, а также боезарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщиками; в) 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков. Договор предусматривает четкую систему взаимных проверок и уведомлений.

Читайте также