Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Любить никто не обещал: как в КНР изменилось отношение к иностранцам
2020-04-13 09:44:25">
2020-04-13 09:44:25
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пандемия коронавируса до предела обострила ксенофобские настроения в китайском обществе в отношении находящихся в стране иностранцев. В лучшем случае их обходят стороной, в худшем — выселяют из арендованных квартир и не пускают в гостиницы и рестораны. Причиной тому стала убежденность местного населения, что приезжие обрекут Китай, едва преодолевший первую фазу эпидемии COVID-19, на вторую волну заражений. Статистика подтверждает: большинство новых случаев заболевания действительно завозные, но коронавирус выявляют в основном у китайцев, возвращающихся из-за рубежа.

От частного к общему

Нынешней весной на китайской интернет-платформе WeChat появился мини-сборник комиксов с иллюстрированным пособием, как правильно сортировать «иностранный мусор». «Иностранным» мусор нарекли потому, что в роли выкидываемых в контейнеры отходов изобразили приезжих. За то, что ходят без защитных масок, нападают на врачей, узнав о позитивном тесте на коронавирус, а заодно и за все прочие грехи, с эпидемией не связанные, — например, за то, что, публично восхваляя Китай, они втайне пытаются очернить имидж страны.

Образ мусора китайской общественности, что называется, «зашел». Один из местных интернет-порталов продолжил тему, разместив карикатуру с изображением баржи, груженной «иностранным мусором», которую отталкивают от китайских берегов. Заголовок к статье предупреждает: «Берегитесь второй волны коронавируса, начавшейся из-за иностранного мусора».

В начале марта эпидемия COVID-19, первой ударившая по Китаю, пошла в этой стране на спад. Но власти небезосновательно стали опасаться второй волны заражений из-за кордона. И хотя 90% новых случаев заболевания пришлись на граждан КНР, вернувшихся на родину из-за рубежа, обвинения в распространении заразы оказались адресованы сразу всем приезжим без разбора. Пусть даже многие из них не выбирались с территории Китая месяцами.

Некоторые иностранцы действительно нарушали режим карантина, появлялись на улице без маски и попадались властям с просроченными визами. Даже история с нападками на медперсонал не была выдумана: недавно 47-летний нигериец с коронавирусом ударил медсестру, пытавшуюся препятствовать его побегу из больницы в Гуанчжоу. Но такие единичные случаи недостойного поведения гостей Поднебесной были вмиг возведены в аксиому: все иностранцы — угроза и распространители вируса.

Иностранцы, на выход

Пару недель назад живущий в Шанхае журналист New York Times Пол Мозур спокойно ел в одном из китайских ресторанов, когда услышал брошенное ему в спину «иностранный мусор». Канадцу Кайлу Хэдфилду такое слышать пока не довелось, но отношение местных его все равно обижает — он живет в стране последние 14 лет, женат на китаянке и привык считать КНР своим вторым домом. Для выходов на улицу Кайлу сейчас не помешала бы табличка с надписью «Я не вирус», с горькой иронией заметил он сам в беседе с одной австралийской газетой.

Любить никто не обещал: как в КНР изменилось отношение к иностранцам
Фото: Global Look Press/Daniele Mascolo/Keystone Press Agency

Оскорбления, недоброжелательные взгляды и демонстративные переходы на другую сторону улицы при виде некитайского лица — лишь «цветочки». Окончательный выход Китая из карантина ознаменовался снятием режима самоизоляции в городе Ухань 8 апреля. Рестораны, салоны красоты и барбер-шопы открылись, но в некоторые из них в последние недели перестали пускать живущих в КНР зарубежных граждан. Иные заведения даже выставили у входа упреждающие таблички, сообщающие о запрете на обслуживание иностранцев. А еще зарубежным гражданам стали отказывать в поездках на такси, продаже билетов на поезд и аренде квартир и гостиниц.

Россиянин Иван Левкин прилетел в Гуанчжоу по делам бизнеса еще до введения Китаем 26 марта полного запрета на въезд не только всех иностранцев с действующими визами, но даже тех, у кого есть вид на жительство. Отсидев, как и положено, 14 дней в карантине и получив документ об отсутствии у него вируса, Иван попытался снять гостиницу в городе, но везде получил отказ.

Как выяснилось, с 8 апреля в Гуанчжоу ни в одном районе не регистрируют иностранцев, соответственно, официально снять квартиру или поселиться в гостинице невозможно. Пришлось срочно искать жилье за пределами города, — рассказал «Известиям» Иван, добравшийся до пригорода Фошань, где ему все-таки сдали квартиру, но лишь после ночи, проведенной на складе у китайских друзей.

Случалось, что выселяли и офисы целых компаний — им говорили, что они не могут оставаться в зданиях, поскольку некоторые арендаторы сочли, что иностранные сотрудники разносят коронавирус, рассказал «Известиям» партнер международной юридической фирмы Harris/Bricken Дэн Харрис, консультирующий иностранные компании по вопросам бизнес-законодательства Китая.

Однако более распространенным случаем сейчас стало решение самих компаний покинуть Китай из-за презрительных взглядов и комментариев, которые получают их сотрудники по дороге в офис, — сказал он.

Гуанчжоу

Гуанчжоу

Фото: Global Look Press/Britta Pedersen/ZB

Но больше других под удар в Китае и, в частности, в Гуанчжоу, где традиционно живет много иностранных студентов и бизнесменов, попали представители африканской общины, хотя ее представителей в городе не большинство. В некоторых постановлениях, скрины которых утекли в интернет, «черные» были выделены особо — как категория иностранцев, требующая отдельных проверок на вирус. Для разъяснения ситуации китайские послы даже были вызваны «на ковер» в МИДы целого ряда африканских стран.

Рикошетом эта ситуация ударила и по россиянкам с африканскими мужьями, коих в Гуанчжоу немало.

У моей знакомой муж с неправильным, по китайским меркам, цветом кожи. Их закрыли на карантин, хотя они никуда из Китая не выезжали, а потом хозяйка квартиры стала настойчиво предлагать им съехать. И таких историй полно, — рассказал «Известиям» российский предприниматель Арсений, последние 20 лет живущий в Гуанчжоу.

Всегда чужие

Иностранцы никогда не могли рассчитывать на полную интеграцию в китайское общество. Известны многочисленные примеры жен местных революционеров, после создания КНР получивших новое гражданство и оставшихся жить здесь навсегда, ― за редчайшими исключениями, они не становились для здешних «своими». Это еще не дискриминация, как мы ее понимаем, но это однозначно проявления бытового дискомфорта для иностранцев, который в той или иной степени присутствовал всегда, описал реалии жизни в Поднебесной профессиональный переводчик на китайский язык Денис Палецкий, живущий в КНР с небольшими перерывами в течение последних двух десятилетий.

По его словам, на фоне открытия Поднебесной внешнему миру китайцев учили быть с иностранцами вежливыми, но доброжелательность была не столько искренней, сколько шаблонной. И без особой необходимости с иностранцами предпочитали не связываться — правда, не по злобе, а чтобы избежать возможных проблем.

Любить никто не обещал: как в КНР изменилось отношение к иностранцам

Отделение банка в Китае

Фото: Global Look Press/Xu Jingbo/ZUMAPRESS

— История о том, что не каждая гостиница пригодна для проживания иностранцев, родилась не сегодня. Просто когда-то это регулировалось государством явно (существовали закрытые для посещения районы да и гостиницы делились на разные категории), а сейчас всякие ограничения отменены, казалось бы, формально. Тем больше недоумений вызывают ничем не мотивированные отказы, — рассказал Денис «Известиям». — Известно, что далеко не в каждом китайском банке иностранец может открыть счет, при этом опытные экспаты знают: если в одном отделении ему отказали, то в другом отделении того же банка через дорогу вполне могут и открыть. И снова сложно назвать такое отношение дискриминацией, скорее ― психологической установкой китайского клерка на то, что проще отказать, чем пытаться решить нестандартную (лично для него) проблему.

Впрочем, по мере роста экономического благосостояния китайцев в отношении иностранцев стали возникать и дискриминационные нотки. Денис Палецкий вспоминает, как прошлой осенью после телефонного интервью, в ходе которого из-за отсутствия акцента его было приняли за китайца, ему отказали в работе, узнав, что он иностранец. И это был не единичный случай.

Поменялось за последние годы и отношение к смешанным бракам. В начале 2000-х выйти замуж за иностранного гражданина было в КНР престижно и считалось большой удачей. В последние годы китаянок с мужьями-некитайцами стали чураться. И власти, к слову, тоже приложили к этому руку: в 2016-м, например, по Пекину прошла широкая кампания, разъясняющая при помощи комиксов, что иностранные бойфренды с большой долей вероятности могут оказаться шпионами. И крутить с ними любовь не стоит.

Так что, по сути, эпидемия коронавируса просто вытащила на поверхность и обострила те страхи и подозрения в отношении иностранцев, которые уже имелись в китайском обществе. Одним из свидетельств того, что ксенофобия в Китае обострилась, можно счесть и участившиеся публикации официальных китайских СМИ, и выступления представителей МИД КНР на эту тему. Правда, большая часть комментариев свелась к тому, что Китай не терпит дискриминации и «ко всем иностранцам применяется одинаковый подход».

Читайте также