Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Голоса из Сети: кто и как зарабатывает на онлайн-концертах
2020-04-03 16:46:39">
2020-04-03 16:46:39
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Брутальный Шахрин и ироничные «Би-2». Загадочный «Сплин» и вечно юная Валерия. Когда культурные институции свернули свою деятельность, появился новый вид досуга — онлайн-концерты. Впрочем, не только досуга, но и заработка. В интернете обнародовали гонорары звезд за выступления в прямом эфире — суммы с шестью нулями. И хотя для пользователей Сети концерты любимых исполнителей были бесплатными, общественность задалась вопросом. Почему музыкальный марафон в США с участием Билли Айлиш, Мэрайи Керри, Элтона Джона, Backstreet Boys и других всемирно известных артистов перечислил собранные $8 млн на борьбу с коронавирусом, а подобные творческие инициативы в России обогащают артистов, владельцев онлайн-платформ и их спонсоров?

Вместе с экспертами «Известия» выяснили, кто все-таки зарабатывает на онлайн-концертах и почему сравнения их с заокеанской практикой не совсем корректны.

Сложные времена

Согласно информации, обнародованной в Сети, рок-группа «Би-2» за свой онлайн-концерт получила гонорар 5 млн рублей, «Сплин», чье выступление запланировано на вечер 3 апреля, заработает 4 млн. Певица Валерия спела в онлайне за 3 млн, «Чайф» — за 1,5 млн, с Zivert договорились на 2,5 млн. Президент агентства «Империя музыки» Табриз Шахиди сказал «Известиям», что эти гонорары не намного ниже стоимости выступлений на обычном корпоративе. Но тут же отметил — удивляться, почему артисты относятся к онлайн-концертам на крупных площадках вроде Оkko или Premier, как к обычным коммерческим мероприятиям, нельзя.

По его словам, для артистов наступили сложные времена, причем кризис ударил по ним намного больнее, чем кажется со стороны. Он также заметил, что все «домашние» концерты на своих страницах в Instagram звезды дают, не получая абсолютно никакой выгоды, кроме, может быть, увеличенных охватов в статистике профиля.

Участники рок-группы «Би-2» Шура (Александр Уман) и Лёва (Егор Бортник)

Участники рок-группы «Би-2» Шура (Александр Уман) и Лёва (Егор Бортник)

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Что касается онлайн-платформ, то с помощью бесплатных для зрителей концертов они привлекают на свои ресурсы сотни тысяч новых пользователей, и для них это, конечно, весьма выгодные мероприятия.

— Во времена самоизоляции пользователи становятся «вкусными» для сервисов — они ежедневно покупают фильмы по 149–399 рублей. Доход онлайн-кинотеатров сосчитаете, когда те гордо объявят количество зрителей, бесплатно посмотревших концерт в эфире. Плюс спонсоры, которые есть у каждой такой трансляции. Спонсор получает артиста на фоне своего логотипа — обычный рекламный контракт. А площадка имеет не имиджевые, а прямые ощутимые финансовые дивиденды, — пояснил «Известиям» Табриз Шахиди.

В пресс-службе Okko отказались от комментариев. Не стал комментировать ситуацию и сервис Premier, на платформе которого 5 апреля выступит IOWA.

Участница группы Iowa Екатерина Иванчикова

Участница группы IOWA Екатерина Иванчикова

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

Источник, близкий к менеджменту концертов, подтвердил, что для рекламодателя приглашение известной группы или артиста — это прибыльная имиджевая история, для площадки — возможность получить доходы с рекламы. А для самих артистов гонорары в несколько миллионов — не такие уж большие, потому что делятся на всю команду, включая администрацию, пиар-службу, технический персонал. Оплачивается всё по-белому — с гонораров отчисляется соответствующий налог. Если учесть, что артисты живут в основном на гонорары с концертов, получается не так много. Тем более ситуация с карантином день ото дня только усугубляется — неизвестно, что будет дальше и найдутся ли рекламодатели, желающие в это вкладываться. По сути, артисты сейчас стали безработными — концерты и туры отменены или перенесены на осень, и любая возможность выступить становится поводом хоть как-то поправить ситуацию.

Невидимый труд

«Известия» связались с директором «Би-2» Ириной Блэк. Гонорар в 5 млн рублей за концерт она подтвердила.

— Из суммы, которую мы получили, нужно вычесть налоги и огромные расходы на продакшн. Расходы по рекламе, подготовке и проведению онлайн-концерта, обеспечению его трансляции легли на плечи артистов. Большие деньги ушли на рекламу в Google, «Яндекс» и Facebook, — рассказала она. — То, что осталось, пойдет на поддержку наших сотрудников. В условиях пандемии развлекательно-концертный сектор несет огромные убытки.

Оkko заработали гораздо больше, предполагает директор. В связи с концертом был большой резонанс в СМИ и соцсетях, это привлекло к платформе внимание пользователей, и она стала получать заявки от рекламодателей на проведение уже платных концертов.

Нападками на артистов возмущен и продюсер певицы Валерии Иосиф Пригожин. По его словам, те, кто осуждает их за высокие гонорары, не задумываются, что исполнители на самом деле помогают огромному штату людей не остаться без работы и дохода.

Иосиф Пригожин и певица Валерия

Иосиф Пригожин и певица Валерия

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Мы не сокращаем рабочие места, — заявил он. — Чтобы снять подобный концерт, невидимо работает 150–200 человек: операторы, режиссеры, автобусы телевизионные, которые дают сигнал, блогеры, эсэмэмщики и сами музыканты, они, кстати, тоже остались на нуле. Эти деньги не принадлежат одному артисту, а помогают содержать команду, платить ей зарплату.

Что касается благотворительности, в частности музыкального марафона в США, то, по мнению собеседников «Известий», чистой благотворительности на площадках шоу-бизнеса быть не может. Одной рекламы за несколько часов марафона с участием Элтона Джона и других звезд можно прокрутить на сумму со многими нулями. И даже если хедлайнеры таких акций согласились выступить безвозмездно, был оплачен труд их команд — такова стандартная практика. Главное же в российских онлайн-концертах — то, что они были полностью бесплатны для зрителей и в непростое время поддержали наших слушателей.

Веление совести

И всё же некоторые эксперты считают, что артисты могли бы пожертвовать часть гонораров на благотворительность — на закупку масок, например.

По мнению депутата Госдумы, писателя Сергея Шаргунова, было бы неплохо, если бы в условиях общей беды все, кто мог, проявляли солидарность.

— Конечно, это касается и тех, кто зарабатывает на своем искусстве, — отметил писатель. — Я сам считаю естественным и правильным жертвовать на сбор масок и прочие необходимые средства для врачей в стране в такое непростое время.

Работницы в швейном цехе предприятия по изготовлению марлевых повязок

Работницы в швейном цехе предприятия по изготовлению марлевых повязок

Фото: РИА Новости/Георгий Зимарев

С другой стороны, полагает он, благотворительность должна быть не «обязаловкой», а вопросом веления совести. Кстати, на прошедших концертах без добрых дел не обошлось. Своим выступлением «Би-2» поддержали фонд Константина Хабенского. Сам артист, вопреки запретам, тоже приехал в студию и пожал руки музыкантам. Хабенский напомнил зрителям о тех, кому помощь нужна вне зависимости от сложившихся обстоятельств — «мальчишкам и девчонкам, которые борются против рака головного мозга». За двухчасовое выступление была собрана сумма, которая позволила помочь 65 подопечным фонда.

Что будет дальше с онлайн-концертами? Продолжатся ли они после карантина? С одной стороны, это хорошее средство привлечь к музыке большую аудиторию, как отметил глава российского Universal Music Дмитрий Коннов, приучать людей к трансляциям — достаточно умный шаг. С другой — уверен он, доходов, которые были на живых концертах, в онлайне не будет никогда. Ни у артистов, ни у площадок, ни у рекламодателей. Но деньги — не главное. Люди идут на концерты, а исполнители выходят на сцену за энергетическим обменом. Прелесть человеческого контакта, возможность оказаться в живом кругу единомышленников не заметит никакой онлайн. А это значит, что надо набраться терпения и ждать очной встречи.