Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Шведская стенка: почему Стокгольм не вводит жесткий карантин
2020-03-30 20:59:06">
2020-03-30 20:59:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Швеция остается последней страной Европы, где пока не введен карантин, в привычном режиме работают магазины и кафе, открыты границы с другими государствами ЕС. Между тем в стране зафиксировано свыше 4 тыс. случаев заболевания COVID-19 и 146 летальных исходов — больше, чем в других скандинавских государствах. Опрошенные «Известиями» эксперты уверены: тактику шведского правительства поддерживает значительная часть населения, потому действующая политика продолжится.

Лондон не в пример

Коронавирус пришел в Скандинавию в середине февраля. Со второй недели марта Исландия, Норвегия, Финляндия и Дания ввели режим строгого карантина, закрыли школы и вузы, ограничили передвижение между городами. К середине месяца они закрыли национальные границы.

Шведы смотрели на соседей, в панике скупающих туалетную бумагу и санитайзеры, и не предпринимали в буквальном смысле ничего: в стране до сих пор работают детские сады, младшая и средняя школы, рестораны и ночные клубы, все музеи, театры и даже лыжные трассы на севере по-прежнему открыты. Королевство не закрыло границы для въезжающих из других государств ЕС, запрет на въезд действует лишь для граждан третьих стран. Закрылись и перевели своих учеников на удаленку только вузы и старшие классы школы. Правительство выпускает рекомендации, но не запреты — например, советует людям старше 70 лет сидеть дома.

Премьер-министр Швеции Стефан Лёвен во время пресс-конференции по коронавирусу 

Премьер-министр Швеции Стефан Лёвен во время пресс-конференции по коронавирусу

Фото: Global Look Press/Jonas Ekstromer/Tt

Подобную тактику главный эпидемиолог королевства Андерс Тегнель объяснил тем, что правительство заботится о сохранении психического и физического здоровья людей. Именно поэтому власти не хотят создавать искусственные ограничения, которые будут удерживать людей взаперти в течение длительного времени.

Премьер-министр страны Стефан Лёвен заявил, что королевство будет полагаться на сознательность своих граждан.

Мы все как личности должны взять на себя ответственность. Мы не можем просто начать издавать указы и всё запрещать, — отметил он. — Это вопрос здравого смысла.

Лишь 27 марта на фоне рекордного прироста числа умерших от инфекции премьеру пришлось ввести ряд ограничений – запретить собрания больше 50 человек. В соседних Норвегии и Дании с 17 марта нельзя находиться вместе группам, в которых больше 10 человек. Осло пошел еще дальше и запретил подданным королевства уезжать на дачи, чтобы избежать роста нагрузки на региональные больницы.

Дезинфекция салона такси в Стокгольме

Дезинфекция салона такси в Стокгольме

Фото: Global Look Press/Anders Wiklund/Tt

Позиция шведского правительства заключается в том, что повальные ограничения не сильно влияют на распространение заболевания, поэтому Стокгольм пытается хотя бы спасти экономику, раз избежать повсеместного инфицирования всё равно не удастся.

В Швеции проживает 10,2 млн человек, что делает ее самой многонаселенной страной скандинавской пятерки, коронавирусом заражены свыше 4 тыс. граждан — в среднем за сутки эта цифра прирастает на 300 новых случаев. В королевстве зарегистрирован и рекордный для Скандинавии уровень смертности — 146 человек. Причем 36 скончались за ночь с воскресенья на понедельник.

Для сравнения: в соседней Норвегии проживает 5,3 млн человек, COVID-19 зафиксирован у 4,3 тыс. граждан. Несмотря на жесткий карантин, прирост новых случаев за последнюю неделю у норвежцев в среднем идентичен шведскому — 240–250 новых случаев за сутки. Но смертность в Норвегии в три раза ниже, чем в Швеции, — всего 31 погибший.

Аналогичные показатели в Дании — из 5,6 млн граждан коронавирусом болеют 2733 человека, скончались 77. Прирост числа инфицированных — 200–230 в сутки.

По мнению главы сектора региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константина Воронова, ситуация в Швеции умеренно опасная и развития итальянского сценария здесь не будет. Связано это не только с социальным благополучием и сознательностью шведов, на которую уповает премьер, но и с географией — страна находится на периферии Европы, волны зараженных докатываются до королевства в меньшей степени, отметил эксперт.

Развернутый полевой госпиталь в Гетеборге

Развернутый полевой госпиталь в Гетеборге

Фото: Global Look Press/Adam Ihse/Tt

— Шведы не хотят менять привычную социоэкономическую модель, как бы сильно их ни критиковали за это норвежцы. В Стокгольме считают, что ограничения будут давить на человека больше, чем сам медицинский аспект борьбы с вирусом, поэтому ищут золотую середину, — заявил эксперт «Известиям». — В Швеции ниже плотность населения, даже в крупных городах: Стокгольме, Мальме, Гетеборге. Что уж и говорить, если в столице проживает всего 1,5 млн человек. Здания построены с большими расстояниями, что тоже способствует нераспространению вируса.

По оценке эксперта, левоцентристский кабинет Стефана Лёвена пока справляется с ситуацией, большой критики курс правительства не получил. Напротив, премьер заручился социально-политическим консенсусом всех партий. Как это обычно бывает в малых странах, общество консолидировалось.

Ранее аналогичной тактики планировал придерживаться и британский премьер Борис Джонсон, однако вскоре он изменил стратегию и ввел в королевстве карантин. А потом и сам заболел COVID-19. По словам Константина Воронова, изменение поведения Лондона объясняется тем, что Великобритания крупнее (вторая по размерам страна в Европе после ФРГ) и у королевства больше связей с внешним миром, чем у Швеции.

Санитайзеры вместо водки

В Швеции по-прежнему можно спокойно поужинать в любимом ресторане, единственное — собраться большой компанией не получится: за столиками специальные метки, позволяющие сесть максимум двоим, рассказал «Известиям» студент Лундского университета Арсений, живущий в королевстве с 2018 года. Все вузы страны перешли на удаленное обучение, некоторые студенты уехали в свои страны, однако Арсений решил остаться.

— Минимальные ограничения не означают отсутствие борьбы. С вирусом можно бороться разными способами, правительство пытается инвестировать время и силы в разработку и тестирование вакцин и вариантов лечения, чтобы усилить медицинскую систему и ускорить процесс реабилитации, — пояснил Арсений. — Борьба ведется, при этом сделан упор на сознательность шведского общества.

Обработка скамейки на железнодорожной платформе в аэропорту Стокгольма

Обработка скамейки на железнодорожной платформе в аэропорту Стокгольма

Фото: Global Look Press/Anders Wiklund/Tt

По его словам, шведы действительно высокоорганизованы и подходят к борьбе с инфекцией разумно. Об этом говорит и степень вовлеченности крупного бизнеса: так, алкогольный бренд Absolut начал производить основу для дезинфекторов вместо водки. Производитель грузовиков Scania и авиакомпания SAS перевели часть персонала на помощь медицинским учреждениям. Всех приехавших из стран риска отправляют на 14-дневный карантин, который при этом оплачивается.

— Люди перестали собираться массово, очень большая часть граждан практикует социальное удаление самостоятельно. Лунд — студенческий город, после закрытия университета многие разъехались по домам, теперь в общежитии пусто. Но часть студентов продолжает гулять в парках, особенно многолюдно на спортивной площадке. Это люди из спортивных клубов переместились на улицу, чтобы быть на открытом воздухе, это безопаснее, — признал Арсений.

Общественный транспорт продолжает работать, включая междугородние поезда, однако самым популярным средством передвижения для жителей Лунда как был, так и остается велосипед. При этом правила социального дистанцирования, как шутит Арсений, у шведов в крови — жители страны и до коронавируса уважали личное пространство друг друга. Он также отметил, что в обществе действительно ведется оживленная полемика о правильности действий правительства.

Пассажиры в метро Стокгольма

Пассажиры в метро Стокгольма

Фото: Global Look Press/Henrik Montgomery/Tt

По мнению жителя Стокгольма Эрика, не все шведы довольны политикой кабмина. Некоторые, глядя на действия соседей, считают, что чем раньше власти пойдут на ограничительные меры, тем быстрее удастся победить эпидемию.

— С другой стороны, если бы правительство ввело жесткие запреты, закрыло все рестораны, фитнес-клубы и так далее, они бы терпели еще большую критику со стороны владельцев бизнеса, — сказал Эрик «Известиям».

Панических закупок продовольствия в Швеции нет — на примере соседней Дании, где ввели экстренный карантин, шведы убедились: продовольственные магазины всё равно продолжают работать, еды навалом и поводов для истерики нет. Единственное совпадение с общемировой повесткой — массовые закупки туалетной бумаги, но и они вскоре прошли. Сейчас самый дефицитный товар, рассказал «Известиям» Эрик, это мыло.