Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Вирус шпиономании: Израиль начал электронную слежку из-за пандемии
2020-03-20 13:49:21">
2020-03-20 13:49:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Власти Израиля разрешили спецслужбам отслеживать перемещения граждан, у которых выявлен новый коронавирус, а также тех, кто может являться носителем инфекции. Национальная служба безопасности будет определять местонахождение потенциального разносчика болезни по мобильному телефону. Экстренные меры правительство утвердило без парламента — и это на пике длящегося уже почти год внутриполитического кризиса, из-за которого страна живет с временным кабинетом. «Известия» разбирались в том, как и в чьих именно интересах Шин-Бет получила полномочия, которые ранее применялись лишь в антитеррористических целях.

Шин-Бет против COVID-19

Карантин, самоизоляция, контроль, социальное дистанцирование, удаленная работа — все эти термины в последние дни воспринимаются с новым значением на фоне пандемии коронавируса. Все эти понятия теперь прочно вошли и в лексикон жителей Израиля — 19 марта в соответствии с распоряжением премьера Биньямина Нетаньяху им велено оставаться по домам.

Однако те, кто еще недавно спокойно гулял по улицам и во время выхода из дома мог контактировать с носителем инфекции, могут столкнуться с одной из самых могущественных спецслужб мира — Службой безопасности Израиля. Шин-Бет теперь получила право, используя аккумулированные в системах мобильной связи данные, отслеживать перемещения граждан страны, у которых был диагностирован COVID-19, а также лиц, которые, предположительно, могут быть заражены.

израиль балкон вирус
Фото: REUTERS/Ronen Zvulun

Цель экстренных мер — позволить властям устанавливать, где находился зараженный или предполагаемый носитель инфекции и с кем он вступал в контакт. Шин-Бет должна передавать полученные данные министерству здравоохранения. При этом спецслужбе запрещено осуществлять хранение полученной информации, а также фиксировать содержание разговоров, которые вел «поставленный на контроль» абонент.

Слежка может вестись в отношении любого человека, который «находился в близком контакте с зараженным или лицом, помещенным на карантин, в течение 14 дней до постановки диагноза», пишет The Haaretz. «Данные нужны для того, чтобы предупредить любого, кто контактирует с данными лицами, путем отправки текстового сообщения, а также для мониторинга действий тех лиц, которые были направлены на карантин», — уточняет издание. Технически для того, чтобы взять человека под колпак, технарям Шин-Бет нужны только национальный идентификационный номер гражданина и номер его мобильного.

Директор спецслужбы Надав Аргаман подчеркнул, что Шин-Бет не будет сама заниматься контролем за соблюдением норм карантина — эта задача останется в ведении полиции. Руководитель службы также отметил, что Шин-Бет не будет оставлять себе какую-либо информацию, полученную с телефонов, в том числе данные о местонахождении абонентов. От ведомства потребовали выполнять данные функции, само оно не добивалось получения таких полномочий и не собирается их сохранять после того, как необходимость в такой слежке будет снята после нормализации ситуации с вирусом, добавил Аргаман, передает The Jerusalem Post.

Бесконтрольный контроль

Выполнит ли спецслужба свои обещания — вопрос открытый и, скорее всего, не имеющий шансов на максимально откровенный ответ. Однако к процедуре передачи Шин-Бет соответствующих полномочий уже есть вопросы.

Дело в том, что право следить за инфицированными и предположительно инфицированными гражданами спецслужба получила напрямую от правительства, без одобрения со стороны кнессета. Предоставление Шин-Бет новых полномочий должно было утверждаться парламентским комитетом по делам спецслужб, который структурно входит в комитет кнессета по иностранным делам и безопасности. Комитет по спецслужбам, кстати, возглавлял Габи Ашкенази, один из ключевых членов партии «Кахоль-Лаван», пишет Haaretz. Однако через несколько часов после начала обсуждения новых функций спецслужбы в комитете его заседание было приостановлено для приведения нового состава кнессета к присяге. Когда комитет смог бы собраться вновь, сказать было трудно. В правительстве Нетаньяху заявили, что ситуация с коронавирусом не терпит отлагательств, и через несколько часов, уже ночью расширили функционал Шин-Бет без парламентского одобрения.

Габи Ашкенази

Габи Ашкенази

Фото: commons.wikimedia.org

Шаги правительства Нетаньяху не могли не вызвать критики со стороны его главных оппонентов — партии «Кахоль-Лаван». Как заявил ее лидер Бени Ганц, «нельзя отказываться от транспарентности и надзора», а работающий парламент, «особенно в период действия чрезвычайного положения, является центральным элементом демократии».

Член кнессета от блока «Авода-Гешер-Мерец» Мерав Михаэли и вовсе заявила, что решение по Шин-Бет служит интересам самого Нетаньяху, а совсем не делу борьбу с коронавирусом. «Граждане Израиля не террористы. Оправдания таким экстремальным и опасным шагам нет», — отметила законодатель.

Двойной кризис

Подобный маневр Нетаньяху провернул на фоне внутриполитического кризиса в Израиле, который уже почти год живет без полноценного кабинета министров и с тех пор трижды проводил парламентские выборы. Основное соперничество идет между партиями «Ликуд» Нетаньяху и «Кахоль-Лаван» Ганца. И хотя на выборах 2 марта больше голосов получила партия действующего премьера, президент Реувен Ривлин поручил сформировать коалиционное правительство (что не удается сделать уже в течение 11 с лишним месяцев) его оппоненту — кандидатуру Ганца рекомендовал 61 из 120 членов парламента. Лидеру «Кахоль-Лаван» отвели четыре недели на то, чтобы собрать правительственную коалицию.

Сторонник партии «Ликуд» в маске с изображением премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху

Сторонник партии «Ликуд» в маске с изображением премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху

Фото: Global Look Press/Ilia Yefimovich

Кстати, самому Нетаньяху история с коронавирусом отчасти сыграла на руку. Из-за пандемии на два месяца отложили суд по делу против патриарха израильской политики, которому генпрокурор Авихай Мандельблит в ноябре прошлого года решил предъявить обвинения во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении общественным доверием по трем делам. Первое заседание окружного суда Иерусалима должно было состояться 17 марта, однако его отложили на 24 мая. Причина — распоряжение главы минюста Амира Оханы, согласно которому с середины марта все суды Израиля действуют в режиме «чрезвычайной ситуации», а собрания численностью более 10 человек были запрещены минздравом. «Ривлин, вручая мандат на формирование кабинета Ганцу, отметил, что Израиль «расколот надвое», а распространение коронавируса делает необходимым единство. Именно единство должно стать выходом для Израиля из политического кризиса, что поможет преодолеть и кризис с COVID-19, считает он, — пишет корреспондент ТАСС в Израиле Андрей Широков. — Только смогут ли Ганц и Нетаньяху, отставив в сторону противоречия, добиться этого единства?»

Вирус для премьера

После предоставления Шин-Бет новых полномочий был подан ряд судебных исков, инициаторами которых стали в том числе борцы за гражданские права и свободы. Однако перспектива проведения этих разбирательств, с учетом введенного карантина и приостановки работы судов в обычном режиме, выглядит более чем туманно, не говоря уже о благоприятном для истцов исходе.

«Спорный набор нормативных мер стал поводом для вопросов о соблюдении гарантированных конституцией прав на частную жизнь, а также основанием для критики в тот момент, когда страна решает вопросы собственной безопасности на фоне кризисной ситуации со здравоохранением и сложностей, с которыми Израиль столкнулся на пути к формированию нового правительства», — отмечает в этой связи CNN.

Инспекторы Министерства здравоохранения беседуют с женщиной, которая находится на карантине в качестве меры предосторожности против распространения коронавируса в Хадере, Израиль

Инспекторы министерства здравоохранения беседуют с женщиной, которая находится на карантине в качестве меры предосторожности против распространения коронавируса, в Хадере, Израиль

Фото: REUTERS/Ronen Zvulun

В израильском обществе агрессивность шагов Нетаньяху, с одной стороны, воспринимается с одобрением: крутые меры премьера, обязавшего всех приезжающих в страну отправляться на 14 дней на карантин, решившего закрыть школы и другие общественные места, выглядят как жесткий ответ пандемии COVID-19. В то же время есть и те, «кто задает вопросы о том, как Нетаньяху, который сражается за возможность сохранить свой пост после трех безрезультатных электоральных циклов, использует кризис из-за вируса в своих собственных интересах», а также как его решения «о защите здоровья нации могут одновременно нести угрозу ее демократии», пишет The New York Times.

Враг государства?

Беспрецедентная угроза, которой обернулось глобальное распространение коронавируса, требует беспрецедентного же ответа со стороны властей. Декларируя заботу о гражданах, в их личную жизнь путем получения доступа к персональным данным вторгаются не только такие страны, как Израиль или Китая, но и государства, которые считают себя «чемпионами» по демократии и готовы насаждать ее по миру «огнем и мечом».

вирус телефон
Фото: Global Look Press/Walter G. Allgöwer

Так, по данным The Washington Post, администрация президента Дональда Трампа ведет активные переговоры с Facebook, Google и другими лидерами IT-индустрии, а также с экспертами в области здравоохранения об использовании геолокационных данных, полученных с мобильных телефонов американцев, для борьбы с коронавирусом. Появление такого инструмента, если он будет создан и реализован, «может оказаться неудобным для некоторых американцев в зависимости от того, как он будет применяться на практике, с учетом отношения граждан к деталям их ежедневных перемещений в пространстве». И повторяемая властями США мантра о том, что такие данные будут собираться только в агрегированном виде, что позволит сохранить анонимность и конфиденциальность, вряд ли сможет успокоить тех, кто готов отстаивать свое право на частную жизнь.