Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
В поисках энергонезависимости: чего Минск ждет от Вашингтона
2020-02-07 17:59:49">
2020-02-07 17:59:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Белоруссия второй месяц живет без российской нефти. Незначительные поставки сохраняются, но для национальной экономики, заточенной под нефтепереработку, их недостаточно. Александр Лукашенко на переговорах с Владимиром Путиным в Сочи постарался расставить все точки над «i» и по вопросу о поставках нефти, впрочем, безуспешно, и о будущем Союзного государства. Визит госсекретаря США Майка Помпео в Минск в преддверии российско-белорусских переговоров придал «батьке» уверенность. А предложение заменить российские поставки нефти американскими — и вовсе окрылило теперь уже «не последнего диктатора Европы». Сможет ли Вашингтон потеснить Москву на рынке белорусской энергетики, выясняли «Известия».

«Союзнические» углеводороды

Энергетика для Белоруссии — это не просто отрасль хозяйственно-экономической деятельности, а основа национальной экономики. От стабильной работы топливно-энергетического комплекса (ТЭК) зависит развитие сельского хозяйства, промышленности, строительства, транспорта. Более того, нефтепереработка — главный столп белорусской экономики — также напрямую связана с работой ТЭК. Недостаток энергоресурсов может замедлить хозяйственное развитие и спровоцировать экономический кризис.

В Белоруссии есть собственные месторождения нефти, газа, торфа и угля. Но объемы добычи недостаточны для производства электроэнергии, и Минск вынужден их импортировать. Основным поставщиком энергоресурсов для белорусской экономики традиционно была Россия. Договор о Союзном государстве способствовал сотрудничеству стран в энергетике. Он же много раз приводил и к конфузам.

Нефтяное месторождение «Угольское»

Нефтяное месторождение «Угольское» предприятия «Белоруснефть»

Фото: ТАСС/Виктор Драчев

Каждый раз, когда речь заходила о цене поставляемых в Белоруссию энергоресурсов, Лукашенко напоминал о союзничестве. Чтобы снизить закупочную цену нефти и газа, он ссылался на третий раздел документа, где речь идет об объединении российской и белорусской энергосистем. По логике президента, это весомая причина, чтобы уже сейчас получать «союзнические» углеводороды по внутрироссийским ценам. Москва ссылалась на то, что до интеграции энергосистем далеко, поэтому говорить о единой цене на топливо рано.

Несмотря на разногласия, Россия долгое время продавала Белоруссии энергоресурсы по ценам ниже рыночных. В Минске это воспринимали не как «помощь младшему брату», а вполне рыночную компенсацию военных услуг. Белоруссия охраняет единую границу на западном направлении, участвует в совместной системе ПРО. Всё это делает бесплатно, а потому имеет право на компенсацию, полагают в союзном государстве.

Посягательство на суверенитет

После введения Россией в 2018 году налогового маневра в нефтяной отрасли споры с Белоруссией обострились. Дело в том, что маневр предполагает отмену к 2024 году экспортных нефтяных пошлин. Но Минску это невыгодно.

До изменений в фискальной политике экспортная пошлина от транзита или перепродажи российского газа поступала в белорусский бюджет. После ее отмены казна недосчитается этих доходов. Москва частично компенсировала Минску потери, но с этого года убытки возмещаться не будут. Отсюда и затянувший спор президентов двух стран, который привел пока к тому, что российская нефть вообще перестала поставляться в Белоруссию.

Емкость для хранения нефти ОАО «Гомельтранснефть Дружба»

Емкость для хранения нефти ОАО «Гомельтранснефть Дружба»

Фото: ТАСС/Наталия Федосенко

Ситуацию усложнило то, что российские власти возобновили дискуссию об углублении союзнических связей с Минском. Но Лукашенко увидел в этом посягательство Москвы на белорусский суверенитет и взялся за поиски альтернативы российским энергоресурсам. Он обсудил с властями Норвегии, Украины, Саудовской Аравии, Казахстана и даже Венесуэлы поставки нефти в Белоруссию. Но российская нефть всё равно оказывалась дешевле.

Что касается цены на газ, тот тут Москве и Минску удалось более или менее найти общий язык. До 2021 года российский газ будет поставляться в Белоруссию по $127 за 1000 куб. м. Но Лукашенко всё равно считает эту цену завышенной и требует снизить ее в два раза. Российские власти дают понять, что прежде надо продвинуться в строительстве Союзного государства.

«Американская мечта» Лукашенко

Визит Майка Помпео в Белоруссию в начале февраля стал для «батьки» настоящим подарком судьбы. Госсекретарь не только пообещал вернуть в Минск американского посла, который был отозван еще в 2008 году, но и подумать об отмене санкций. Дипломатично заявив, что Вашингтон не будет покушаться на многолетнее российско-белорусское сотрудничество, высокопоставленный чиновник предложил полностью обеспечить белорусский рынок американской нефтью.

Насколько долгосрочной окажется белорусско-американская дружба, неясно. К тому же белорусский лидер понимает, что американская нефть всё равно обойдется дороже российской. Но в предложении Помпео важен политический символизм.

Визит государственного секретаря США Майкла Помпео в Белоруссию

Визит государственного секретаря США Майкла Помпео в Белоруссию

Фото: ТАСС/БелТа/Николай Петров

— Лукашенко посылает сигнал Москве, что Минск не остается наедине с проблемами, — поясняет Денис Мельянцов, координатор программы «Внешняя политика Белоруссии» экспертной инициативы «Минский диалог».

Впрочем, американцы не в первый раз предлагают Белоруссии сотрудничество в энергетической сфере. Прошлой осенью министерство энергетики США проявило интерес к поставкам ядерного топлива для достраивающейся Белорусской АЭС.

— Реакторы ВВЭР, сходные с устанавливаемыми на БелАЭС, безопасно работают в мире. В будущем топливо отчасти могли бы поставлять и американские производители, — заявила замминистра ведомства Рита Барануол.

БелАЭС

Вид на строящуюся БелАЭС

Фото: ТАСС/Наталия Федосенко

В Белоруссии пока нет действующих атомных станций, но это вопрос времени. На текущий год запланирован запуск первого энергоблока достраивающейся в Гродненской области Островецкой АЭС. И хотя кредит на строительство Минску выделила Москва, белорусские власти рассматривают станцию как способ укрепить свою энергетическую независимость и не полагаться на российские энергоресурсы.

Диверсификация мирного атома

Проект создания в Белоруссии АЭС обсуждался еще с конца 1960-х годов. Под строительство была даже выделена площадка на берегу озера Снуды в Витебской области. Но советские власти решили, что разумнее построить станцию не в Белоруссии, а Литве.

Прибалтийские республики испытывали нехватку электроэнергии, а поставлять ее в регион из других частей СССР было сложно и дорого. Ко всему прочему, грунтовая площадка под строительство в Литве больше соответствовала необходимым техническим требованиям. В 1983 году Игналинская АЭС была достроена и введена в эксплуатацию.

Пункт управления Игналинской АЭС

Пункт управления Игналинской АЭС, Литва, 1985 год

Фото: РИА Новости/Аудрюс Улозявичюс

Казалось бы, электроэнергия с литовской атомной станции могла еще в советский период компенсировать ее недостаток в Белоруссии. Тем не менее рост промышленности увеличивал потребности в дополнительных мощностях, и в начале 1980-х Минск вернулся к идее построить свою собственную атомную станцию. Снова под строительство была выбрана площадка в городском поселке Руденск. Но авария на Чернобыльской АЭС привела к тому, что от белорусской станции снова отказались.

Интерес к атомной энергетике в начале 90-х стали проявлять власти уже независимой Белоруссии. В середине нулевых было принято решение построить станцию в Островецком районе на границе с Литвой. Но реализовать проект собственными силами Минск был не в состоянии и предложил внешним инвесторам принять в нем участие.

Интерес проявили Россия, Франция, США, Китай, Чехия. Сами белорусские власти хотели, чтобы в строительство были вовлечены Китай или США. В этом они видели возможность снизить зависимость от импортируемых российских энергоресурсов. Но Москва заявила, что не будет участвовать в проекте, если к нему подключатся Пекин или Вашингтон.

Рабочие на территории строящейся БелАЭС

Рабочие на территории строящейся БелАЭС, 2018 год

Фото: ТАСС/Виктор Драчев

Учитывая, что российские власти готовы были выдать и кредит на строительство, выбор оказался предопределен. 15 марта 2011 года Лукашенко и Путин подписали соглашение о сотрудничестве в строительстве АЭС. Строительством станции занялась компания «Атомстройэкспорт», входящая в структуру Росатома.

Выгоды и недостатки американского топлива

Вообще, строительство АЭС — это дорогостоящий проект. А для белорусской экономики, которая всё еще находится под западными санкциями и зависима от России, он мог бы стать неподъемным. Но выгоды от сотрудничества с Москвой в сфере мирного атома в том, что она берет на себя и процесс строительства, и выдает странам под него долгосрочный кредит.

Островецкая АЭС оценивалась в $10 млрд. Шесть из них должны были пойти непосредственно на строительство энергоблоков, 4 млрд — на создание близлежащей инфраструктуры. Окупить затраты белорусы рассчитывают в среднем через 20 лет после введения станции в эксплуатацию. А после погашения кредита АЭС станет собственностью Белоруссии. Тогда страна сможет стать самодостаточной в энергетической сфере и покончить с углеводородной зависимостью от соседей.

Единственное, что будет связывать Островецкую АЭС с Россией — это ядерное топливо для реакторов. Принято считать, что строитель станции хорошо знает технологии производства безопасного и качественного топлива. В случае с Белоруссией речь идет о двух водо-водяных энергетических реакторах мощностью 1200 МВт (ВВЭР – 1200). Реакторы этого типа были разработаны еще в СССР, и традиционно их обслуживанием занималась Москва.

Строительство второго энергоблока Белорусской АЭС

Строительство второго энергоблока Белорусской АЭС, 2018 год

Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

Однако в последнее десятилетие на рынке ядерного топлива наметилась конкуренция. Чехия и Украина, где АЭС были построены еще в советский период, попытались заменить российские поставки топлива американскими. Но это привело к сбоям в работе реакторов, и эксперимент приостановили. Прага решила больше не рисковать, а Киев продолжает пробовать американское топливо.

Поступившее белорусам предложение от министерства энергетики США — это продолжение тенденции по диверсификации поставщиков ядерного топлива. Тем более при подписании соглашения с Россией о строительстве АЭС белорусские власти оговорили эту возможность.

— Многие страны, где развита атомная энергетика, придерживаются принципа: на каждый ядерный реактор по два подрядчика. Расчет на то, что в случае сбоя с поставками топлива у одного другой бы продолжил снабжать реакторы топливом. Россия тоже начинает играть на этом поле и предлагать свое топливо для реакторов западного образца. Так, мы выиграли тендер на поставки топлива для шведских АЭС, — рассказал консультант ПИР Центра Андрей Баклицкий.

Что касается перспектив использования американского топлива на Белорусской АЭС, эксперт не исключает, что теоретически такая возможность есть.

Промежуточный контроль при изготовлении топлива для энергетических ядерных реакторов

Промежуточный контроль при изготовлении топлива для энергетических ядерных реакторов

Фото: РИА Новости/Руслан Кривобок

— Белоруссия и России подписали контракт на одну полную загрузку реактора — это один год. И контракт на перезагрузку ядерного топлива — это еще один год. Очевидно, что «Атомстройэкспорт» рассчитывает на долгосрочные поставки топлива. Тем не менее США вполне могут попытаться составить здесь конкуренцию. Но насколько стабильны отношения Вашингтона и Минска, чтобы можно было говорить о сотрудничестве в атомной сфере? — задается вопросом эксперт.

Главное конкурентное преимущество России в ядерной энергетике эксперт видит в том, что утилизацию отработанного ядерного топлива с АЭС наша страна берет на себя. Американцы не берут ответственность за свои ядерные отходы.

— Если предположить, что Вашингтон станет поставщиком ядерного топлива для Островецкой АЭС, неясно, что будут делать белорусы с ОЯТ, — рассуждает Баклицкий.

Гордость и предубеждение Балтии

После запуска Островецкой АЭС потребность Белоруссии в газе, из которого вырабатываются основные объемы электроэнергии, резко сократится. С одной стороны, это снизит зависимость от российских поставок. Но с другой — при нынешнем объеме электропотребления мощности атомной станции могут оказаться даже избыточными.

Когда закладывался проект строительства Белорусской АЭС, предполагалось, что к 2020 году уровень потребления электроэнергии в стране достигнет 47 млрд кВт/ч. Но пока он едва приблизился к показателю в 39,9 млрд кВт/ч.

Изначально белорусские власти осознавали эти риски, но планировали продавать излишки за рубеж. В качестве потенциальных покупателей они рассматривали соседние страны Балтии и Восточной Европы. После закрытия в 2009 году в Литве Игналинской АЭС эти страны столкнулись с дефицитом энергии и вынуждены закупать недостающие мощности у Евросоюза. Более того, российская сторона рассчитывала за счет Островецкой АЭС поставлять электричество в анклавную Калининградскую область.

Белорусская АЭС
Фото: РИА Новости/Виктор Толочко

Однако Литва, Латвия, Эстония и Польша категорически отказались покупать электроэнергию у белорусов. Вильнюс даже принял специальный закон, запрещающий импортировать мощности с Островецкой АЭС. По мере строительства станции литовские власти упрекали подрядчиков в нарушении всевозможных технических норм, непрозрачной процедуре возведения ядерных объектов и связанных с этим угрозах безопасности Балтии.

Больше всего их возмущало то, что АЭС решили возводить в районе литовско-белорусской границы. И хотя у МАГАТЭ не было претензий к данному объекту, возмущение балтийских стран росло. Наблюдатели не видели объективных причин для недовольства стран Балтии. Единственное, что могло объяснять их поведение — это участие в строительстве российской стороны.

После распада СССР Латвия, Эстония и Литва бросили все силы на разрыв связей с Россией в сфере энергетики и на сближение с Европой. Они даже планировали построить собственную Висагинскую АЭС, но проект так и не реализовался. На практике «побег» от Москвы привел к возникшему дефициту и дороговизне электричества. Но ради сближения с европейскими структурами они готовы были платить эту цену.

Строительство же Белорусской АЭС символизировало, что проводимая 30 лет политика энергетической независимости провалилась, и «российская угроза» снова настигла регион.

— В странах Балтии остаются фантомные боли. В советский период за счет Игналинской АЭС Вильнюс был экспортером электроэнергии. Закрыв станцию под давлением ЕС, страна вынуждена жечь нефть и газ, что увеличивает риски экологии. Возобновляемые же источники энергии пока не могут компенсировать необходимые региону мощности. И превращение Белоруссии из покупателя в продавца электричества не может не коробить страны Балтии, — рассуждает Баклицкий.

Александр Лукашенко и Даля Грибаускайте

Александр Лукашенко и Даля Грибаускайте, 2009 год

Фото: REUTERS/Stringer

Денис Мельянцов объясняет недовольство Вильнюса не только историческим контекстом. Белорусский эксперт полагает, что литовские власти считают себя обманутыми Лукашенко.

— Когда президентом Литвы была Даля Грибаускайте, она взяла курс на сближение Минска с ЕС. Белорусский лидер проявил в этом заинтересованность. Но когда дружба с Москвой для него перевесила даже перспективу отмены антибелорусских санкций, Вильнюс почувствовал себя уязвленным, — рассказывает он.

Тем не менее опрошенные «Известиями» эксперты сошлись во мнении, что за счет соседей Белоруссия сможет использовать вырабатываемые на Островецкой АЭС мощности. Излишки же сможет продавать.

— Объективная картина такова, что странам Балтии выгоднее покупать электроэнергию у Минска. Россия, чтобы окупить затраты на строительство, также заинтересована в том, чтобы белорусы нашли покупателей мощностей АЭС. Поэтому даже условная вовлеченность США в белорусскую атомную энергетику может развеять страхи Литвы, Латвии и Эстонии и снять все препятствия для экспорта, — резюмирует Мельянцов.