Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Принципиальные союзники: с чем Москва и Минск подходят к юбилею единого государства
2019-12-03 17:51:20">
2019-12-03 17:51:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За 20 лет, прошедших с момента подписания Россией и Белоруссией Договора о создании Союзного государства, большинство из пунктов этого мегапроекта так и осталось на бумаге. Все эти годы одна из самых проблематичных тем — энергетическая. Несогласованность «дорожных карт» по нефти и газу рискует осложнить принятие нового программного документа по дальнейшему строительству Союзного государства, который лидеры России и Белоруссии обещали подписать в эти выходные в ознаменование 20-летней годовщины договора. 6 декабря премьеры двух стран проведут последний перед встречей глав государств мозговой штурм, но шансов на состыковку позиций в последний момент крайне мало, считают опрошенные «Известиями» эксперты.

Карты биты

Отмечать 20-летие Договора о создании Союзного государства (он был подписан 8 декабря 1999 года) лидеры России и Белоруссии планировали подписанием еще одного документа — «Программы действий Беларуси и России по реализации положений договора о создании Союзного государства», дополненной тремя десятками «дорожных карт» по разным направлениям сотрудничества. По крайней мере, так было анонсировано в начале сентября, когда подписи под этой программой и перечнем «дорожных карт» ставили премьер-министры России и Белоруссии Дмитрий Медведев и Сергей Румас. Саму программу стороны обнародовать не стали, сообщив общественности лишь некоторые детали.

Борис Ельцин и Александр Лукашенко

Борис Ельцин и Александр Лукашенко после подписания Договора о создании Союзного государства России и Белоруссии, 8 декабря 1999 года

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов

Между тем встреча двух лидеров намечена уже на 7 декабря в Сочи — на следующий день после того, как очередной раунд переговоров проведут премьеры двух стран и доложат о его результатах главам государств.

Предыдущую попытку согласовать все «дорожные карты» к декабрьской встрече лидеров Дмитрий Медведев и Сергей Румас предприняли на заседании Совета министров Союзного государства 19 ноября. Но за семь часов переговоров сторонам так и не удалось прийти к общему знаменателю по 10 «картам» из 31. Сергей Румас тогда признал, что неурегулированными остались вопросы по нефти и газу, подчеркнув, что «дорожные карты» по этим направлениям будут подписаны только в случае учета интересов Белоруссии.

Добиться этого будет непросто, заметил «Известиям» экс-кандидат в президенты Белоруссии, а ныне глава белорусского Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. Позиции сторон, по его словам, пока непримиримы: Александр Лукашенко считает, что сначала надо обеспечить равенство в условиях хозяйствования и единый энергорынок, а только потом говорить о неких наднациональных настройках; Россия же придерживается прямо противоположного подхода.

— В Сочи у лидеров гораздо больше шансов успешно покататься на лыжах и поесть белорусской картошки с салом, нежели договориться, — сказал Ярослав Романчук. — Единственное, что может быть подписано в Сочи, — очередные протоколы о намерениях со словами о дружбе, братстве и солидарности.

Сергей Румас и Дмитрий Медведев

Сергей Румас и Дмитрий Медведев во время пресс-конференции по итогам заседания Совета министров Союзного государства России и Белоруссии, 19 ноября 2019 года

Фото: ТАСС/Александр Астафьев

При этом даже со словесной демонстрацией солидарности у белорусского лидера могут возникнуть проблемы. Александра Лукашенко никогда нельзя было обвинить в недостатке прямолинейности, но в последние недели он превзошел сам себя. В середине ноября он посетовал журналистам, что Минску «каждый год подсовывают новые условия, и мы постоянно в экономике что-то теряем, теряем и теряем». «Извините, на хрена нужен тогда такой союз», — резюмировал он.

В Москве, впрочем, не стали реагировать на эти слова столь же эмоционально. «На подбор лексики, безусловно, обратили внимание», — отметил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. По его словам, РФ по-прежнему исходит из того, что «взаимовыгодность Союзного государства остается незыблемой».

Союз союзом, а цены — врозь

Энергетическая тема всегда была одной из самых острых в отношениях России и Белоруссии. Наиболее сложным выдался конец 2006 года, когда Москва решила повысить цены на газ для Минска и ввести пошлины на экспорт нефти в республику (до конца 2006 года Белоруссия закупала нефть по внутренним российским ценам, неплохо зарабатывая на реэкспорте нефтепродуктов). Оба решения Минск тогда встретил ожесточенным сопротивлением. Соглашение о цене на газ на 2007–2011 годы удалось заключить всего за пару минут до наступления нового года. Решению нефтяного вопроса предшествовало введение Белоруссией пошлин на транзит российской нефти в Европу, ее отбор из нефтепровода «Дружба» в счет уплаты пошлин и последующая отмена этого решения.

Емкости для хранения нефти нефтепровода «Дружба»

Емкости для хранения нефти нефтепровода «Дружба» в Гомельской области, Белоруссия

Фото: РИА Новости/Егор Еремов

В последующие годы на первый план вышли «молочные войны» двух стран. Но и традиционные трения по поводу цен на российские газ и нефть для Белоруссии никуда не делись. Один из главных камней преткновения сейчас — российский налоговый маневр в нефтяной сфере. К 2024 году российские НПЗ будут покупать нефть по мировым ценам, но для поддержания низких цен на нефтепродукты на внутреннем рынке государство будет компенсировать им часть затрат. Минску такой маневр, как утверждается, будет стоить $10 млрд в течение шести лет, и потому он настаивает на получении от России субсидий для своих НПЗ в размере $2 млрд ежегодно. Москва разговоры о компенсации отметает, считая эту меру внутренним делом России.

— Главная проблема в том, что Минск очень хочет получать российские энергоносители по особым ценам в обмен на обещания политической лояльности, — сказал «Известиям» гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Например, Лукашенко считает, что газ для РБ должен быть по цене газа для Смоленска. Он апеллирует к тому, что мы обещали создать единое экономическое пространство — хотя только к 2021 году — и потому тарифы должны быть едиными. Но такой подход у России не находит понимания.

Слова и дела

Впервые про необходимость тесной интеграции России и Белоруссии заговорили вскоре после распада СССР. 2 апреля 1996 года (ныне эта дата — День единения двух народов) Москва и Минск договорились об образовании Сообщества России и Белоруссии, а год спустя президенты Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали Договор о союзе Белоруссии и России. Договор о создании Союзного государства, подписанный 8 декабря 1999 года, стал последним штрихом в формальном создании объединения.

— На сегодняшний день достаточно многие сферы получили взаимное развитие. Прежде всего я бы отметил, что уже нет никаких барьеров по социальным правам россиян и белорусов. В основном устранены различные таможенные препятствия — по сути дела, создано единое экономическое пространство в плане бизнеса. Кроме того, у нас нет внутренней границы и таможни. Достигнуты большие успехи в сфере взаимного сотрудничества по обороне, — перечислил «Известиям» успехи союзного строительства первый зампред комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Калашников.

Совместные белорусско-российские тактические учения

Совместные белорусско-российские тактические учения в Брестской области

Фото: ТАСС/Наталия Федосенко

Белорусы и россияне получили равные права в сферах труда, здравоохранения, образования, признал в газете «Союзное вече» 2 декабря и первый зампредседателя Парламентского собрания союза Беларуси и России Владимир Андрейченко. При этом он подчеркнул: если оценивать проделанный путь критически, то «надо признать, что реализация норм договора в экономической сфере не может нас удовлетворить».

Экс-председатель Верховного совета Белоруссии и видный белорусский оппозиционер Станислав Шушкевич в беседе с «Известиями» и вовсе назвал Союзное государство «мифом». По его словам, сейчас белорусам нужны достойные отношения между двумя независимыми государствами.

Подписанный в 1999 году договор предполагал создание ряда единых наднациональных структур. Спустя 20 лет из всего списка свет увидели Высший государственный совет, Совет министров и Постоянный комитет Союзного государства. Все остальные структуры — вроде Союзного парламента, Счетной палаты, Союзного суда, Комиссии по правам человека — и общая конституция так и остались набором благих пожеланий. Сошли на нет и идеи выйти на единую валюту и ввести единое гражданство.

Площадь Верхнего города в Минске во время празднования Дня многонациональной России

Площадь Верхнего города в Минске во время празднования Дня многонациональной России, 8 июня 2019 года

Фото: ТАСС/Наталия Федосенко

— В Союзном государстве также должна быть одна внешняя политика. А Белоруссия в последнее время, к сожалению, демонстрировала несовпадение международной позиции с Россией. Например, она до сих пор не признала присоединение Крыма, независимость Южной Осетии и Абхазии, — напомнил «Известиям» сенатор Сергей Калашников.

Но, пожалуй, самым ярким свидетельством того, что у проекта Союзного государства не всё гладко, можно считать тот факт, что даже о самом его существовании знает меньше половины российских граждан (49%), если верить данным апрельского опроса ВЦИОМа.

Загрузка...