Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Полюс притяжения: еда, кайтинг, дайвинг и другие развлечения Териберки
2019-07-18 14:44:58">
2019-07-18 14:44:58
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Из Москвы до края земли можно добраться примерно за пять часов. Два часа с копейками занимает перелет до Мурманска и еще два с половиной — дорога до Териберки. Это — не только один из самых известных в области поселков, но и ближайший к Северному полюсу населенный пункт, находящийся в зоне «прямого доступа». В середине июля здесь при участии проекта «Гастрономическая карта России» в пятый раз прошел ежегодный фестиваль, на котором в том числе пытались выяснить, что нужно, чтобы сюда поехали туристы, и сможет ли гастрономия привлечь людей в Заполярье. Подробнее — в материале «Известий».

«Помочить ножки в Ледовитом океане»

Если встать у самой воды Баренцева моря на длинном песчаном берегу, даже в спокойную и относительно теплую погоду можно почувствовать на лице струйку обжигающе холодного воздуха. Это — привет с Северного полюса.

Дальше залива, вдоль которого тянется поселок, — открытые воды Баренцева моря и Ледовитый океан. «Край земли», — то и дело в разговоре пожимают плечами местные, мурманчане и те, кто возит сюда туристов.

«Побережье Баренцева моря — в большинстве своем закрытая территория. Териберка — один из немногих населенных пунктов, который открыт для иностранцев и вообще доступен. То есть можно сесть на машину, комфортно доехать — и сразу помочить ножки в Баренцевом море, то есть в Ледовитом океане. Это, конечно, туристов привлекает», — рассуждает Анна Попова, начальник отдела развития туризма министерства развития промышленности и предпринимательства Мурманской области.

Вид на село Териберка

Фото: Depositphotos

При этом в отличие от арктических круизов, стоимость которых превышает сотню тысяч рублей на человека, Териберка — вариант вполне доступный и по финансам, и по логистике, и по временным затратам. Туризм же для наполовину заброшенного поселка последние несколько лет — едва ли не единственный шанс на новую жизнь.

«Было бы неверно говорить, что туризм начал развиваться только сейчас, — это произошло благодаря той базе, которая была заложена нашими предшественниками. Но сейчас задача состоит в том, чтобы людей приезжало больше, чтобы экономический эффект на этих территориях был больше и в таких брошенных на первый взгляд поселках появлялась новая жизнь», — объясняет «Известиям» Евгений Куделя, начальник управления государственных туристских проектов и безопасности туризма Ростуризма.

Пустота и перспективы

Когда-то Териберка была преуспевающим поселком: здесь базировался прибрежный флот, работал рыбоперерабатывающий завод. Потом рыбопромышленники ушли, и жизнь в поселке встала.

О былом благополучии напоминают большая «сталинская» каменная школа, в которой можно найти россыпи пособий по любым предметам, пролезть в лабораторию в кабинете химии и походить по опустевшим классам, каменное здание бани, своими арками немного напоминающее о старинной итальянской церкви, затерявшейся в северном тумане, деревянные остовы многочисленных причалов и разбросанные по песку покинутые деревянные бараки с наклеенными на стены объявлениями: «Ваш дом подлежит расселению».

Заброшенные дома в Териберке

Фото: Depositphotos

Атмосфера запустения — один из факторов, которые сегодня влекут сюда туристов. Но, утверждают в областном правительстве, далеко не единственный.

Считается, что на Большой земле о Териберке заговорили в 2014 году, после того как на экраны вышел снятый здесь фильм Андрея Звягинцева «Левиафан». В том числе именно после его премьеры в поселке появился фестиваль.

В действительности же, по словам Анны Поповой, оживать поселок начал за пару лет до этого — когда появились планы по разработке расположенных в этих местах месторождений, Териберку открыли для свободного посещения иностранцами, и она стала, по словам представителя регионального правительства, «доступной и привлекательной».

Сегодня в Мурманскую область, по данным областного министерства развития промышленности и предпринимательства, в среднем ежегодно приезжает около 412 тыс. человек, около 50 тыс. из них — иностранные туристы. В том числе и гости из других стран Арктического региона: жители соседней Финляндии, например, которых северной природой сложно удивить, в Мурманскую область едут за русской вольницей и чувством простора. Но особой популярностью регион — и Териберка, в частности, — пользуется у туристов из КНР.

Териберка
Фото: Depositphotos

«Китайцев сюда приезжает очень много. Они едут как раз за северной экзотикой — потому что приехать в российское Заполярье для них всё равно дешевле, чем в другие страны Арктического региона», — говорит Анна Попова.

О том, что китайская сторона заинтересована в наращивании турпотока в российскую Арктику, в Ростуризме говорили еще год назад. В Заполярье приезжающих из КНР интересует как северная экзотика в целом, так и — в особенности — полярное сияние. В Китае уже несколько лет бытует легенда о том, что, согласно северным поверьям, оно приносит счастье тем, кто его увидит и особенно — детям, появившимся на свет после такой поездки.

Местные на вопросы о том, действительно ли легенда родилась давно, смеются и качают головой: «Раньше никогда не было. Но дай бог счастья человеку, который ее придумал».

Полное погружение

Впрочем, кроме полярного сияния и живописной северной природы со скалами, каменистыми пляжами, водопадами и настоящей тундрой, которая начинается спустя час после выезда из аэропорта Мурманска, в Териберке есть и более неожиданные предложения.

Благодаря тому что под влиянием Гольфстрима Баренцево море никогда не замерзает, здесь круглогодично могут погружаться дайверы, которым для этого не требуется даже специальной подготовки, — спасибо качеству современных гидрокостюмов. Уже действует в Териберке и кайт-школа. Основной поток, правда, идет зимой, когда здесь проводят занятия по сноу-кайтингу, но самые смелые могут договориться и об индивидуальном уроке летом — в морской воде.

Камчатский краб, Баренцево море, Териберская бухта

Камчатский краб, Баренцево море, Териберская бухта

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

Отдельная история — возможности для развития экологического и природного туризма. В окрестностях поселка можно увидеть птиц, чаще встречающихся на арктических архипелагах, редких животных и растения, которые не найдешь в центральной полосе.

«Но должны быть люди, способные объяснить туристам, что за животное или птицу они перед собой видят. Пока всё это происходит стихийно», — расстраивается Анна Попова.

Похожая история — и с одним из потенциальных хитов Териберки, выходом в Баренцево море для наблюдения за касатками. Во всем мире туры по наблюдению за китами в среде их обитания пользуются популярностью — за возможность увидеть гигантское млекопитающее туристы готовы платить большие деньги (кто-то отправляется за похожими впечатлениями к расположенным в Охотском море Шантарским островам, но добираться из центральной части России туда в разы сложнее, чем до Териберки).

Если выход в море проводится организованно, с соблюдением всех требований безопасности, никакой проблемы в этом нет, рассуждает собеседница «Известий». Но ни в Териберке, ни где-либо поблизости организацией подобных туров никто не занимается. Выйти в море при наличии желания и погоды сможет каждый — но со случайным частником и исключительно на свой страх и риск.

Териберка

Баренцево море

Фото: Depositphotos

«Еще Териберка могла бы хорошо вписаться в историю с различными видами экстремального и спортивного туризма — например, с арктическими заплывами, трейлами и так далее. Ведь всё, что про «испытать себя», — это про Арктику», — говорит Анна Попова.

Такие предложения в том числе могут помочь решить проблему «мертвого сезона», который здесь приходится на лето. Полярный день туристов пока привлекает меньше, и хотя сам фестиваль «Териберка» по подсчетам организаторов собрал около 5 тыс. человек, большую часть летнего сезона, по словам предпринимателей, расположенные в поселке объекты простаивают.

Со вкусом ягеля

В Мурманской области активную работу по развитию туризма ведут последние несколько лет — помимо Териберки и областной столицы, в списке «опорных точек» есть, например, заполярный горнолыжный курорт Кировск. Проблемы везде примерно одинаковые — отсутствие качественных, полностью «упакованных» туристических продуктов и острый недостаток туристической инфраструктуры.

Научить людей работать с уникальными преимуществами, которые дает среда, и подтянуть уровень сервиса отчасти может сотрудничество Мурманской области с «Гастрономической картой России». Запущенный в 2017 году проект Федерального агентства по туризму призван объединить региональных предпринимателей, работающих в сфере гастрономии и туризма, чтобы дать им инструменты, необходимые для дальнейшего развития.

Териберка

Фестиваль «Териберка»

Фото: «Гастрономическая карта России»

«Нельзя развить туризм в стране, где люди не «заточены» на прием гостя и не осознают ценности продукта, который едят каждый день. Всё, что мы здесь увидели и показали всей стране, является экзотикой для тех людей и потенциальных туристов, у кого нет полярного дня и северного сияния, нет холодного моря и его чудесных свежих даров», — убеждена Екатерина Шаповалова, координатор проекта «Гастрономическая карта России».

С первой экспедицией команда проекта приехала в Мурманскую область осенью прошлого года, чтобы на месте изучить локальные продукты, посмотреть существующие объекты и начать моделировать меню, способы подачи и презентации блюд, а также то, как их «вписать» в туры.

Работа с региональной командой, включающей поваров, рестораторов, владельцев отелей и небольших баз отдыха, заняла несколько месяцев. Результатом стали новые интерпретации традиционных для Заполярья блюд или кулинарные импровизации на основе типичных северных продуктов. Представили их на фудкорте «Гастрономической карты России», который в этом году стал центральной площадкой фестиваля «Териберка».

Фото: «Гастрономическая карта России»

«Арктическая кухня — это не только очень «вкусный» бренд, это уникальность Кольского полуострова. Этот бренд притягивает туристов наравне с природными богатствами и уникальной природой. И мы, безусловно, будем его продвигать. Турист должен оставлять не мусор, а деньги на нашей территории», — отметил, выступая на открытии фестиваля, врио губернатора Мурманской области Андрей Чибис.

Типичный «северный» набор — лосось, треска, морские гребешки и крабы, ламинария из Баренцева моря, оленина и лосятина, а также более неожиданные ягель, можжевельник и лесные ягоды. На фудкорте хитом, например, стали чипсы из ягеля с добавлением черники и брусники: и местные жители, и москвичи крафтовые пакеты с ними разобрали еще до завершения первого дня фестиваля.

Параллельно над формированием «фирменного» арктического меню в рамках лаборатории «Вкус Арктики» работала и международная команда шеф-поваров, приехавших из Мурманска, Москвы, Санкт-Петербурга, а также Норвегии и Швеции. В некоторых из региональных объектов, вошедших в «Гастрономическую карту», разработанные ими блюда теперь планируют взять на вооружение.

Успеть за туристами

Участие в проектах, подобных «Гастрономической карте», дает местным предпринимателям не только новый опыт, но и новые пути для продвижения. Так, в начале лета 2019-го стало известно, что объекты, вошедшие в состав проекта, будут нанесены на карты Google.

«Главный вопрос, который все эти два года висел в воздухе: «Где же сама карта?». Думаю, все ждали графической карты с веселыми картинами, пирожками, ягодками, но это не самая конструктивная история. Сейчас мы подписали соглашение с Google — и это совершенно другой случай. Здесь мы отмечаем конкретные объекты, в которые гость может приехать, в которых может попробовать что-то из местных блюд», — объясняет Екатерина Шаповалова.

Териберка
Фото: «Гастрономическая карта России»

Правительство Мурманской области, в свою очередь, рассчитывает войти в Федеральную целевую программу по развитию туризма и для этого в первую очередь планирует увеличить количество мероприятий, которые проходят в Териберке (сегодня здесь уже проходят крупный байк-фестиваль, заплыв моржей, арктический трейл и сам арктический фестиваль, аудитория которого ежегодно составляет несколько тысяч человек, по большей части приезжающих из других населенных пунктов области).

Впрочем, вопрос с инфраструктурой для территорий вдоль Баренцева моря остается по-прежнему открытым. Первым делом вопрос упирается в дороги — из двух-, двух с половиной часов пути до Териберки ехать придется по разбитой гравийной дороге. При этом если своей машины у вас нет, выехать из поселка оперативно не получится: таксистов здесь немного и договариваться о трансфере лучше заранее. Обойдется такая поездка тысяч в пять рублей.

Еще сложнее ситуация зимой. Дорогу в поселок чистят регулярно, но в сильный снегопад ее может замести, и тогда человек «завязнет» в поселке еще на несколько дней. Такой опыт можно рассматривать как неотъемлемую часть приключения, но главное, просит Анна Попова присутствующих туроператоров, чтобы отправляющиеся на Север люди о таких рисках знали и были к ним готовы.

Кроме того, в Териберке, несмотря на ее растущую популярность у туристов, сейчас есть 250 койко-мест, не считая предложений в частном секторе. Отелей на весь поселок — раз-два и обчелся. Единственный ресторан — «Териберский берег» — открылся при одноименном комплексе около полутора лет назад.

Териберка

Ресторан «Териберский берег»

Фото: facebook.com/teriberkabaza

Сам комплекс состоит из небольших деревянных домиков (и этим отличается от остального, обшитого сайдингом новостроя), каждый из которых, впрочем, рассчитан на размещение четырех человек. То есть при поездке в одиночку или вдвоем в «высокий» сезон нельзя исключать, что у вас появятся соседи, пусть хозяева и настаивают на том, что как хостел все-таки не работают и людей друг к другу стараются не подселять.

Но как Евгений Куделя, так и Анна Попова обращают внимание на то, что строительство просто не успевает за туристами, и это можно считать хорошим знаком.

«Поток растет быстрее, чем развивается инфраструктура, — это довольно редкий случай. Одно дело, когда ты что-то строишь, а потом думаешь, где взять людей, и совсем другое — когда ты сидишь и думаешь, «скорее бы кто-то начал что-нибудь строить», — отмечает представитель регионального правительства.