Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Острова цвета хаки: Япония приняла программу национальной обороны
2019-01-16 16:51:25">
2019-01-16 16:51:25
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новая программа национальной обороны Японии, принятая в декабре минувшего года, без преувеличения стала историческим документом, де-факто закрывающем послевоенный радикально-пацифисткий период развития Страны восходящего солнца. «Известия» разбирались в имеющейся информации о новой оборонной стратегии островной соседки России.

О чем речь

На пресс-конференции министра обороны Японии Такэси Ивая 18 декабря было объявлено, что новая программа национальной обороны Японии (National Defense Program Guidelines, NDPG) и сопутствующая ей «среднесрочная оборонная программа» (Mid-Term Defense Program, MTDP) приняты парламентом страны. Данные документы являются определяющими (среди публичных) для японского военного планирования и отвечают как за вопросы международной стратегии в этой области, так и планов по закупкам вооружения. Наиболее близким отечественным аналогом второго документа является «Государственная программа вооружения» (ГПВ), которая, впрочем, сосредоточена на вопросах закупки техники и носит закрытый характер.

MTDP, как и ГПВ России, имеет конкретные сроки действия (пять лет), которые заканчивались в конце 2018 года, поэтому принятие новой программы было естественным и неизбежным — однако обновление NDPG было само по себе не обязательным. Тем не менее, учитывая изменившуюся ситуацию в вопросе безопасности Японии и новые приоритеты в этой сфере, Синдзо Абэ в январе 2018 года объявил, что она также требует обновления.

Министр Обороны Японии Такэси Ивая

Министр обороны Японии Такэси Ивая

Фото: Global Look Press/Natsuki Sakai

На момент написания данной статьи полные версии NDPG и MTDP на сайте министерства обороны Японии еще не представлены. Однако опубликованы как на официальных ресурсах, так и фрагментарно в СМИ, их основные положения. Равно как и проект оборонного бюджета на 2019 фин. год (PDF), к слову крупнейшего в истории — 5,26 трлн иен (около $47 млрд). Касательно сайта японского министерства обороны интересно отметить, что некоторые простейшие базовые документы, например «Обзор политики национальной обороны Японии» на нем представлены наряду с английским, китайским или корейским, также на литературном русском языке, что трудно встретить на ресурсах аналогичных ведомств стран Европы.

На что пойдут эти крупнейшие траты?

Возвращение Кидо Бутай

Не будем ходить вокруг да около наиболее обсуждаемой части. Японский флот снова строит авианосцы. Точнее не строит, а переоборудует для базирования самолетов укороченного взлета и вертикальной посадки F-35B Lightning II два имеющихся в составе Морских сил самообороны корабля типа «Идзумо». И, разумеется, не в авианосцы — как можно говорить об этом агрессивном оружии! — а в «многоцелевые эсминцы» (multi-purpose operation destroyer). Обсуждались варианты «оборонительного авианосца» (defensive aircraft carrier) или «многоцелевого корабля-матки» (multi-purpose operation mothership), но от них отказались по политическим соображениям.

Эскадренный миноносец-вертолетоносец «Идзумо»

Эскадренный миноносец-вертолетоносец «Идзумо» Морских сил самообороны Японии

Фото: commons.wikimedia.org/Kaijō Jieitai

Достаточно интересно провести тут параллели с поздним СССР, который столь идеологически заклеймил слово «авианосцы», что называл свои корабли «крейсерами с авиационным вооружением», несмотря на то, что, начиная с пятого корабля (нынешнего «Адмирала Кузнецова»), авиационная составляющая была явно ключевой, а на поздних — атомных типа «Ульяновск» планировалось отказаться от ударного вооружения вовсе.

Часто можно услышать довод, что дело было в регулирующей правила прохода Черноморских проливов Конвенции Монтрё, но тип корабля по ней определяется согласно прописанным определениям, а не заявкам владельца. Советские же корабли во всех справочниках НАТО значились как авианосцы, и для получения права на проход их советское определение роли не играло.

Потенциальная возможность переоборудования «Идзумо» в авианосцы для самолетов укороченного взлета обсуждалась давно, еще с тех пор как стало известно, что в дополнение к вертолетоносцам типа «Хюга» построят эти, более крупные, корабли. Для обеспечения возможности базирования F-35B на «Идзумо» потребуется укрепить палубу, покрыть ее жаропрочным покрытием, усилить лифты, установить автоматические посадочные системы.

Многофункциональный истребитель-бомбардировщик F-35B Lightning II ВВС США на авиабазе «Ивакуни» в Японии

Многофункциональный истребитель-бомбардировщик F-35B Lightning II ВВС США на авиабазе Ивакуни в Японии

Фото: commons.wikimedia.org/Cpl. Donato Maffin

Желательным был бы и трамплин, однако возможность его размещения спорна. Однако даже после проведения всех необходимых работ «Идзумо» всё еще останется эрзац-легким авианосцем, в первую очередь из-за ограниченных внутренних объемов, так как этот тип кораблей создавался в первую очередь как противолодочный вертолетоносец.

Оптимистичным видится возможность обеспечения базирования хотя бы дюжины F-35B и пары поисково-спасательных вертолетов. Но и в этом случае «Идзумо» может стать полезным подспорьем в случае, например, потенциальных конфликтов с Китаем за спорные острова — «демонстрировать силу» в районе пресловутого о. Сенкаку проще с расположенным неподалеку «многоцелевым эсминцем», чем летая с находящейся в 900 км «большой земли» или Окинавы, где расположена ближайшая (всего в 400 км) авиабаза Воздушных сил самообороны Наха.

Вертолетоносец «Хюга» на совместных учениях c ВМС США

Вертолетоносец «Хюга» Морских сил самообороны Японии на совместных учениях c ВМС США

Фото: commons.wikimedia.org

Учитывая серьезные морские и, в частности, авианосные амбиции Китая, следует ожидать в будущем строительства для замены в составе Морских сил самообороны вертолетоносцев «Хюга» двух уже полноценных авианосцев-носителей F-35B. Благо истребителей планируют купить с запасом.

Молнии вместо Орлов

Да, Lightning II Япония заказала, мягко говоря, немало. Фактически, после декабрьского анонса она стала вторым по объемам планируемого парка заказчиком нового американского истребителя после собственно США. К 42 сухопутным F-35A, о планах приобретения которых объявили еще в декабре 2011 года, добавилось еще 63 F-35A и 42 F-35B. Планируется, что дополнительные самолеты пойдут (кроме очевидных авиагрупп для «многоцелевых эсминцев») на замену половины парка из 200 F-15J/DJ Eagle.

Характерно, что с 2019 фин. года Япония откажется от локализованной сборки F-35 на заводах Mitsubishi и начнет закупать их готовыми в США. Поддержка отечественного производителя дело хорошее, но переплачивать по $33 млн за борт — во столько обходилась «отверточная сборка» в Нагое, при увеличившемся заказе это уже слишком.

Всепогодные истребители F-15J/DJ Eagle 

Всепогодные истребители Mitsubishi F-15J/DJ Eagle Воздушных сил самообороны Японии

Фото: commons.wikimedia.org

Вторую половину F-15J планируют модернизировать, обновить радиоэлектронное оборудование, в первую очередь новыми средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и — падение очередного столпа «пацифизма» — крылатыми ракетами большой дальности AGM-158B JASSM-ER (дальность около 1 тыс. км). Для F-35A также планируется закупить специально создаваемые для него (помещающиеся во внутренних отсеках вооружения) крылатые ракеты JSM с дальностью около 500 км.

Долгое время для Токио по политическим соображениям было неприемлемо создание эффективной ударной авиации (кроме противокорабельной, и в создании авиационных ПКР японцы одни из мировых лидеров). Но охота пуще неволи, и японские политики придумали сложные сценарии, включающие, например, заправленные и готовые к старту северокорейские ракеты. Их уничтожение уже вроде как и не превентивный удар, а минимально необходимая самооборона.

Крылатая ракета большой дальности AGM-158 JASSM

Крылатая ракета большой дальности AGM-158 JASSM

Фото: commons.wikimedia.org

Обсуждается также вопрос создания в перспективе собственных крылатых ракет, возможно, и корабельного базирования. На случай если в будущем ситуация на Корейском полуострове вновь обострится, начато финансирование строительства двух комплексов ПРО Aegis Ashore, которые будут управляться Наземными силами самообороны (в отличие от комплексов в Румынии и Польше, которые являются объектами ВМС США).

Из перспективных программ стоит упомянуть планы создания специализированного самолета РЭБ для подавления ПВО и средств связи противника, в будущих планах стоят и разработки истребителя пятого поколения совместно с Lockheed Martin для замены оставшихся F-15J и F-2. Приоритетами оборонной политики названо усиление возможностей в космическом и киберпространстве. Финансируется национальная программа разработки гиперзвуковых глайдеров с экзотическим обоснованием «в целях разработки средства защиты удаленных островов».

Истребитель-бомбардировщик Mitsubishi F-2 Воздушных сил самообороны Японии

Истребитель-бомбардировщик Mitsubishi F-2 Воздушных сил самообороны Японии

Фото: commons.wikimedia.org/Jerry Gunner

В целом становится всё более очевидно, что японскому военно-политическому руководству эзопов язык становится нестерпимо тесен, что порождает комичные определения и обоснования. Возможно, ситуацию изменит планируемый Синдзо Абэ референдум по внесению изменений в конституцию. Как заявляется, он не должен изменить общего миролюбивого ее характера, но хотя бы легализует силы самообороны, которые в нынешнем виде почти что незаконны, так как не прописаны в основном законе страны.

По кому зацветет сакура

Ремилитаризация Японии, которую мы фактически наблюдаем, не может не вызывать беспокойства у ее соседей. В первую очередь болезненную реакцию это вызывает у Китая, который справедливо полагает, что «дружить» японцы и американцы планируют в первую очередь против него. Впрочем, отношение к японскому милитаризму болезненное и других соседей Японии, и в некоторых случаях (например, Республики Кореи) хоть как-то сдерживается оно только усилиями Вашингтона. Это неудивительно — речь о Восточной Азии, где историческая память — основа мировоззрения, а припомнить Японии соседям есть что.

У российского общества ввиду иного отношения к истории та же русско-японская война, разумеется, не является основополагающим фактором для сегодняшнего отношения к Токио. Но у нас уже свои причины для болезненного восприятия усиления Японии — пресловутые южные острова Курильской гряды. Отметим, что интерес к японскому военному строительству в нашей стране вызван не только и не столько перевооружением и усилением еще одного американского союзника у наших границ, а тем, что непрерывные, многолетние требования японских националистов отдать им пресловутые острова привели к тому, что теперь в иероглифах на новых кораблях и самолетах мерещится «1904–05: Можем повторить».

Комплекс ПРО Aegis Ashore

Комплекс ПРО Aegis Ashore

Фото: Global Look Press/Lin Huifen

Такие меры, как создание Японией авианосного флота, Россию не должны беспокоить вовсе по географическим причинам — к нашей территории и так прилегает достаточно близко «непотопляемый авианосец» по имени Хоккайдо. Возможности комплексов ПРО семейства Aegis ограничены в лучшем случае перехватом баллистических ракет средней дальности, и не стоит забывать, что аналогичные комплексы установлены на шести эсминцах типов «Конго» и «Атаго» — строя наземных комплексы, Япония просто упрощает и удешевляет себе постоянное дежурство. Разумеется, обновление боевой авиации и флота Японии и придание им новых возможностей в ударной области являются дополнительным вызовом. Очевидны и ответные меры, которые реализуются скорее авансом. Речь об усилении ПВО, развертывании береговых противокорабельных ракетных комплексов, обновлении Тихоокеанского флота и ВКС.

Собственно в этом и заключается залог добрососедских отношений со страной, с которой у нас, в общем, нет острых противоречий.