Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мария находится в информационном вакууме»

Отец арестованной в США россиянки Валерий Бутин — об условиях содержания дочери, фонде в ее поддержку и надежде вернуться на родину
0
Фото: из личного архива Валерия Бутина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Семья Марии Бутиной хотела бы приехать в США, чтобы поддержать ее лично, однако сейчас это невозможно. Об этом в интервью «Известиям» рассказал отец арестованной в Соединенных Штатах россиянки Валерий Бутин. Он также поделился, как часто ему удается пообщаться с дочерью, в каких условиях она содержится сейчас и что делается для ее возвращения в Россию. 

— Как вы узнали об аресте Марии в США?

— Про арест дочери я узнал 16 июля 2018 года из новостей в интернете. Это событие произошло совершенно неожиданно и шокировало нашу семью. Мы знали, что в марте 2018 года Мария выступала в комитете по разведке сената США и дала там исчерпывающие ответы. Все, в том числе она и ее адвокат, были уверены, что Мария никак не нарушала американские законы.

— По поводу деятельности Марии в США было много информации, часть из которой оказалась фейковой. Чем ваша дочь действительно занималась в Америке?

— Основным и единственным занятием дочери было обучение в магистратуре Американского университета в Вашингтоне. Она училась по направлению «международные отношения». В мае 2018 года она с отличием окончила этот университет и получила степень магистра. И соответственно ей как активному, очень контактному человеку и студенту, будущему международнику, убежденному стороннику хороших отношений между Россией и США было интересно и необходимо общение с людьми, которые представляют политику в Америке. Так она и делала. И ей шли навстречу, общались, просто потому, что с Марией общаться по-человечески, в том числе и на профессиональные темы, интересно и легко.

— Тогда почему Мария подверглась преследованию в США?

— Я согласен с точкой зрения МИД России, что арест Марии связан с внутриполитическими проблемами в США.

— Задержанные россияне, с которыми мы общались, рассказывали о том, что в американских тюрьмах они лишены права на медицинское обслуживание, разговоры со священником и общение со СМИ. В каких условиях сейчас содержится Мария?

— Мария была арестована 15 июля. Арест сопровождался жестким психологическим давлением. Сотрудники ФБР изъяли ее компьютерную технику, телефон, личные записи, вещи. Более суток она провела в камере предварительного содержания в невыносимых условиях с наркоманами и преступниками, а затем, по решению суда, помещена в тюрьму Вашингтона. Наша семья очень сильно переживала за Машу. Ведь первый раз она смогла позвонить домой лишь две недели спустя. В камере, куда ее поместили, было холодно, из-за этого у нее обострился хронический артрит. К сожалению, даже в медицинской помощи на тот момент ей было отказано. Питание было скудным. Ночью каждые 15 минут Машу будили. После посещения адвокатами, работниками посольства России, друзьями ее подвергали унизительным обыскам с полным раздеванием. В таких условиях она содержалась до середины августа.

Потом после очередного унизительного обыска в кандалах ее перевезли в тюрьму Александрии. Там сначала ее 12 часов продержали без пищи и сна с включенным светом. Затем к ней применили режим так называемой «административной сегрегации», который предполагает 22-часовое пребывание в одиночной камере с возможностью выхода, в том числе для телефонных переговоров, глубоко ночью с 1:00 до 3:00 местного времени. При переводе в эту тюрьму у Марии опять изъяли все вещи и предметы личной гигиены, которые ей удалось приобрести в тюремном магазине в Вашингтоне. Кроме того, и это особенно важно, у нее изъяли документы, переданные ей адвокатами для проработки позиции защиты в предстоящем судебном заседании. Дочери отказывали в общении с православным священником, нарушая таким образом свободу вероисповедания.

Несмотря на некоторое улучшение бытовых условий, Мария до сих пор находится в режиме «административной сегрегации». По сей день, а это более двух месяцев, ей не разрешают прогулки.

Учитывая режим, в котором она находится, у Марии нет возможности смотреть телевизор, ей не предоставляются газеты. Она находится в информационном вакууме, что также отягощает ее психологическое состояние.

— Вы сказали, что Мария страдает хроническим артритом. Каково ее самочувствие сейчас?

— Температурные условия в тюрьме Александрии несколько лучше, ей предоставляется незначительная медицинская помощь. Сейчас ее состояние улучшилось.

— Чем вы могли бы объяснить перевод Марии в тюрьму Александрии?

— Несмотря на все запросы, ответа на этот вопрос власти не дают.

— По нашей информации, Мария длительное время находится в изоляторе, что запрещено многими международными конвенциями. Тем не менее это не первый случай, когда задержанных в США россиян длительное время держат в одиночной камере. Было бы лучше, если бы ее перевели на условия общего режима?

— Конечно, возможность пребывания на условиях общего режима несколько улучшит ее психологическое и физическое состояние. Она сможет жить в дневном распорядке дня, совершая прогулки на воздухе, общаться с другими заключенными.

— Какой голос у Марии, когда вы с ней разговариваете?

— Мария знает, что она невиновна. И, несмотря на тяжелейшие условия, в которых она пребывает на сегодняшний день, она чувствует себя так же уверенно и готова доказывать свою невиновность.

— Как часто вам удается поговорить с дочерью? Планируете ли вы поехать в США, чтобы встретиться с Марией?

— У дочери есть возможность говорить с нами по телефону не более двух раз в неделю. Кроме того, звонки очень дорогие. Нам бы хотелось поддержать ее, приехав и повидавшись с ней, но пока это нереально.

— Поддерживаете ли вы контакт с российским МИДом, посольством в США, уполномоченным по правам человека Татьяной Москальковой или другими госструктурами по этому вопросу?

— Мы обращаемся за помощью в различные государственные и общественные организации России с просьбами об оказании помощи по возвращению дочери на родину. Мы также поддерживаем связь с адвокатом.

— Ранее сообщалось о создании фонда в поддержку Марии Бутиной. Работает ли уже этот фонд и планируются ли другие общественные инициативы?

— Для дальнейшего финансирования юридической защиты Марии ее адвокат организовал фонд поддержки Марии Бутиной — «www.mariabutinafund.com», который с 14 сентября начал работать в России. Пользуясь случаем, прошу всех неравнодушных к судьбе Марии людей помочь ей. Сейчас это очень нужно. На данный момент собрано около 20 тыс. рублей. Однако для оплаты услуг адвокатов, по минимальным оценкам, требуется сумма, в сотни раз превышающая ту, что есть сейчас. У нас еще есть время, чтобы помочь ей.

 В результате слушаний 10 сентября Марию не отпустили под домашний арест. Как вы оцениваете это решение?

— Я считаю предположения суда о возможности Марии скрыться надуманными, а такое решение — несправедливым.

— Вы знаете, когда должен начаться судебный процесс по делу Марии?

— Нет.

— Ваша дочь заявляла, что она останется в США до тех пор, пока не будет доказана ее невиновность. Мария планирует возвращаться в Россию?

— Маша планирует возвратиться в Россию, как только у нее появится возможность сделать это на законных основаниях.  

— Многие родственники арестованных за рубежом россиян напрямую обращались к американским властям. Планируете ли вы сделать то же самое?

— На сегодняшний день наша дочь не является осужденной. Мы уверены в ее невиновности, надеемся, что с помощью адвокатов это удастся доказать и суд примет единственное правильное решение — оправдать Марию.

 

Прямой эфир

Загрузка...