Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Общество
В Москве задержали телефонного «террориста»
Экономика
Курс евро поднялся выше 88 рублей
Политика
В Совфеде допустили подготовку США провокации на Украине
Общество
В Подмосковье запустили систему мониторинга усталости водителей такси
Мир
Сотрудники посольства Британии на Украине начали покидать страну
Авто
Российские банки в 2021 году выдали рекордное число автокредитов
Общество
Парковку в Петербурге разрешат оплачивать через «Парковки Москвы»
Мир
В ДНР заявили о подготовке украинских силовиков к наступлению
Мир
Захарова назвала феерическим фейком статью о просьбе КНР не нападать на Украину
Экономика
Зарубежные ретейлеры стали чаще уходить с российского рынка в 2021 году
Главный слайд
Начало статьи
Уже без грифа «секретно»: о чем говорили Ельцин и Клинтон
2018-09-02 10:44:18">
2018-09-02 10:44:18
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президентская библиотека Билла Клинтона опубликовала стенограммы его бесед — очных и по телефону — с Борисом Ельциным. Круг охваченных ими тем объяснимо широк — от вопросов внутренней и внешней политики до тем, носящих весьма интимный характер. О том, где Ельцин предлагал «другу Биллу» поговорить о ситуации в Косово, как российский лидер обсуждал с коллегой из Вашингтона свое здоровье и было ли у американской стороны право предать эти записи огласке — в материале портала iz.ru.

В общей сложности опубликованы сканы почти 600 страниц документов — это стенограммы телефонных переговоров с президентом России Борисом Ельциным и расшифровки их личных бесед. Все эти контакты состоялись в период с 21 апреля 1996-го по 31 декабря 1999-го — дня, когда решение российского лидера об отставке круто поменяло ход истории и развития страны.

«Хасан мог бы очень помочь»

В ходе телефонного разговора 7 мая 1996 года речь зашла, в частности, о предстоящей поездке Ельцина в Чечню, где российский президент рассчитывал добиться каких-то договоренностей с мятежными боевиками. Для Ельцина мир или хотя бы перемирие в этот момент были особенно актуальны с учетом предстоящих президентских выборов, перед которыми популярность главы государства, в том числе из-за ставшего затяжным чеченского конфликта, была крайне невысока.

Поездка президента РФ Б.Н. Ельцина в Чеченскую Республику

Фото: РИА Новости/Дмитрий Донской

Клинтон, в частности, сообщил, что направил российскому коллеге письмо об итогах разговора с королем Марокко Хасаном II. «Он обещал связаться с тобой. Надеюсь, он тебе поможет», — писал Клинтон. Российский президент в ответ сообщил, что собирается лететь в Чечню с тем, чтобы «собрать за столом переговоров» все стороны — правительство непризнанной Ичкерии, полевых командиров и членов комиссии премьера Виктора Черномырдина.

В организации таких контактов на уровне правительственной группы «Хасан мог бы очень помочь», признавал Ельцин. Клинтон назвал решение коллеги о поездки на Кавказ смелым и выразил надежду на то, что после такого визита «все увидят, что ты за мир и против дальнейших военных действий».

До поездки в Чечню Ельцин в конце мая на прошедших в Москве переговорах договорился с чеченской делегацией во главе с Зелимханом Яндарбиевым о перемирии, а уже в Чечне объявил о победе над режимом недавно уничтоженного Джохара Дудаева.

Впрочем, «первая чеченская» закончилась лишь позднее в том же году – уже после переизбрания Ельцина в июле, августовской операции сепаратистов под названием «Джихад» в Грозном, в которой, по разным данным, российская армия потеряла убитыми и ранеными до 2 тыс. человек, и заключения в конце того же месяца Хасавюртовских соглашений, по которым российские войска выходили из Чечни, а ее статус оставался неопределенным.

«Весь мир будет рад помочь тебе»

В сентябре того же 1996 года в нескольких беседах Клинтона и Ельцина затрагивалась тема здоровья российского президента, которому предстояла операция на сердце. Так, 15 сентября американский коллега позвонил ему и пообещал, что устроит Ельцину консультацию лучших кардиохирургов из США. «Я бы хотел, чтобы операция прошла хорошо, и желаю скорейшего выздоровления. Наши мысли и молитвы с тобой», — пообещал «друг Билл».

Ельцин в ответ заявил, что устроить консультацию с американскими специалистами «было бы неплохо». «Мы с радостью сделаем всё, чтобы помочь тебе. Весь мир будет рад помочь тебе», — отреагировал на это Клинтон.

Президент РФ Борис Ельцин и известный американский кардиолог Майкл Дебейки в Центральной клинической больнице

Фото: ТАСС

После перенесенного в июне инфаркта здоровье Ельцина сильно пошатнулось — на президентских выборах он проголосовал прямо в Барвихе, время инаугурации 9 августа сократили максимально, а на публике глава государства почти не появлялся. Вскоре на фоне сообщений о неважном здоровье президента и сути предстоящей ему операции в СМИ его пресс-секретарь говорит ставшую легендарной фразу о том, что президент «проходит диспансерное обследование, работает, а рукопожатие у него крепкое».

В ноябре бригада врачей во главе с кардиохирургом Ренатом Акчуриным провела операцию аорто-коронарного шунтирования. И до нее, и во время консультантом выступает американский врач Майкл Дебейки. Сам он впоследствии не раз опровергал, что именно он оперировал Ельцина. «Я отдал этой операции много времени и сил, но основная тяжесть легла на плечи доктора Акчурина», — рассказывал он в 2006 году в интервью «Аргументам и фактам».

«Встретимся на подводной лодке»

Телефонный разговор, состоявшийся у двух лидеров 13 июня 1999 года, во многом был посвящен ситуации в бывшей Югославии. Накануне этой беседы моторизованная колонна с российскими военными совершила марш-бросок к столице Косово — Приштине, в результате которого десантники заняли аэропорт Слатина. В начале разговора Клинтон обстоятельно высказывает свои инициативы по урегулированию ситуацию в Косово, однако его собеседник настаивает, что тут действовать должны пока не члены правительства, а сами главы государств.

Колонна 331-го парашютно-десантного полка российских миротворцев входит в Косово, Югославия, 1999 год

Фото: ТАСС/Валентин Буйский

«Нам надо встретиться в каком-то уединенном месте. Только ты и я, нам надо встретиться на борту корабля, или на подводной лодке, или на острове, так, чтобы никто нам не мешал — чтобы тебя не беспокоили и меня не беспокоили», — предложил Ельцин.

Клинтон настаивал на том, что блокирование аэропорта Приштины негативно отражается на имидже России и «весь мир полагает, что там творится какое-то безумие». Если до этого утверждалось, что Россия «помогла установить мир» на Балканах, то теперь «из-за ситуации с аэропортом мы не можем направить туда миротворцев», подчеркивал президент Соединенных Штатов.

Версий об истинных причинах и обстоятельствах операции в аэропорту Слатина до сих пор остается великое количество. Одним из неоспоримых фактов остается то, что после создания там плацдарма силами одного батальона российский миротворческий контингент был выведен из Косово только в 2003 году.

«Отец русской демократии» и «цельный человек»

8 сентября 1999 года в телефонном разговоре Ельцин отмечал, что двусторонние отношения переживают не лучшие времена, в том числе на фоне предстоящих в обеих странах президентских выборов, а также напоминал о том, что «уже через несколько дней» у Клинтона будет встреча с главой российского правительства Владимиром Путиным.

«Сейчас мне хотелось бы кратко рассказать тебе о нем, чтобы ты знал, что он за человек. У меня ушло много времени на размышления о том, кто может стать следующим президентом России в 2000 году», — признал Ельцин. Путин — «цельный человек, который очень внимательно следит за различными вопросами, которые находятся в его ведении», «его отличает тщательность и сила, человек он очень коммуникабельный», указал Ельцин, отмечая свою уверенность в том, что Путина в 2000 году «поддержат в качестве кандидата» на пост президента. «Мы должным образом работаем над этим», — добавил президент России.

По окончании церемонии инаугурации в Большом Кремлевском дворце новый президент России Владимир Путин и первый президент России Борис Ельцин

Фото: ТАСС/Сергей Величкин/Владимир Родионов

Тема личности будущего российского лидера стала главной и в финальном для первого президента России разговоре с Клинтоном — в последний день 1999 года Ельцин объявил о том, что уходит с должности главы государства, а и.о. президента становится Владимир Путин.

Клинтон отметил, что это было «трудное, но смелое решение». «Борис, я уверен, что историки назовут тебя отцом российской демократии, и признают, что ты работал для того, чтобы сделать мир безопаснее, и я бы хотел, чтобы ты знал, что Хиллари и я думаем о тебе и Наине, — признался глава американской администрации. — Спасибо тебе за всё то время, которое мы провели вместе, и всю работу, которую мы вместе сделали».

Рассекретили без уважения

Для политологов, американистов, СМИ и просто людей, интересующихся отношениями между Россией и США в период президентства Ельцина и Клинтона, опубликованные документы, несомненно, представляют огромную ценность. В то же время возникают определенные вопросы относительно того, почему библиотека американского экс-президента пошла на такой шаг в одностороннем порядке.

Телефонный разговор президента России Бориса Ельцина с президентом США Биллом Клинтоном

Фото: ТАСС/Александр Чумичев

В частности, как отметил бывший шеф службы протокола Ельцина Владимир Шевченко, «рассекречивание всегда идет на обоюдных началах». «Они должны были спрашивать нас, потому что, когда мы готовили переписку Бориса Николаевича с главами государств и правительств, мы получали добро от каждого и не могли публиковать, пока не будет договоренности, — отметил Шевченко в беседе с РБК. — Что сейчас сделали они, я не могу за них отвечать. Нужно уважать каждую сторону».

О том, что американская сторона не согласовывала с Москвой снятие грифа «секретно» со стенограмм бесед Ельцина и Клинтона, заявили и в Кремле. По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, консультации на эту тему «не проводились».

Он также указал на то, что информация о беседах и телефонных разговорах «не всегда подлежит рассекречиванию». «Как правило, не рассекречиваются документы, которые касаются действующих политиков, — добавил Песков. — Это общемировая практика».

 

Читайте также