Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Демоны «Пулитцера»
2018-04-17 18:05:54">
2018-04-17 18:05:54
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник, 16 апреля, были объявлены лауреаты Пулитцеровской премии 2018 года. Самую престижную награду в области журналистики присудили, среди прочих, The New York Times и The Washington Post. Журналистов этих американских изданий отметили за серию материалов о предполагаемом вмешательстве России в предвыборную кампанию в США в 2016 году.  Демонизировать Москву в последнее время стало крайне модно, и пресса охотно гонится за подходящими под эту концепцию псевдосенсациями. Что происходит с американской журналистикой и почему за непрофессионализм дают самую престижную награду в этой области — в материале портала iz.ru.

От лукавого  

The New York Times и The Washington Post стали победителями в номинации «Лучший материал на внутриполитическую тему». По словам главы оргкомитета премии Даны Канеди, награду присудили за «широкое использование источников» и освещение вопросов, которые помогли понять уровень «российского вмешательства».

По словам Канеди, которые приводит ТАСС, материалы газет не были предвзятыми — в текстах имелись комментарии российских официальных лиц.

Оргкомитет выделил два десятка работ New York Times и Washington Post на эту тему. Первая датирована 8 февраля 2017 года и посвящена встрече советника по нацбезопасности Майкла Флинна с послом России Сергеем Кисляком. Якобы за месяц до вступления Дональда Трампа в должность президента они обсуждали антироссийские санкции.

Дэвид Финкель (слева), писатели Бет Рейнхард, Стефани МакКруммен (в центре) и Алиса Критс отмечают престижную награду в области журналистики — Пулитцеровскую премию — в Washington Post 

Фото: Getty Images/The Washington Post/Matt McClain

Один из последних текстов был опубликован 7 сентября того же года. В материале рассказывается о предположительно связанных с Россией фейковых аккаунтах, через которые распространяли сообщения, направленные против демократа Хиллари Клинтон — противника Трампа на выборах.

Как установил корреспондент портала iz.ru, Канеди, мягко говоря, слукавила по поводу наличия комментариев российской стороны. В некоторых публикациях, далеко не во всех, они действительно есть, но им уделено не слишком много места. При этом ряд публикаций основан только на информации анонимных источников.

Мантра о «плохой России»

В прошлом году журналисты, которые занимались российской темой, тоже получили «Пулитцер». И снова речь идет о The New York Times, которую удостоили награды в области международной журналистики за серию публикаций Russia’s Dark Arts («Темные искусства России»). В них говорилось об усилиях президента Владимира Путина, направленных на распространение влияния Москвы за рубежом, и способах достижения этой цели.

«Решение выдвинуть сотрудников The New York Times на Пулитцеровскую премию по международной журналистике принято в связи с тем, что их материалы о Владимире Путине заняли первые места в списке важных новостей последнего времени. Это тема была самой важной, и поэтому мы уделили ей особое внимание», — пояснил руководитель оргкомитета премии 2017 года Майкл Прайд.

Фото: TASS/AP/Richard Drew

После присуждения награды в российском МИДе назвали сотрудников NYT «настоящими пропагандистами». «Произошло знаменательное событие — они получили Пулитцеровскую премию за 2016 год за серию материалов о нашей стране. Основный вывод — за это теперь дают премии — между послесталинской и современной Россией разницы нет, 62 года — это сплошная драма», — отметила официальный представитель ведомства Мария Захарова.

Директор Департамента информации и печати Министерства иностранных дел РФ Мария Захарова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

По мнению дипломата, много лет западные СМИ «внушали всем мантру о «плохой России» как причине всех бед», а потом и сами в это поверили. «Западные СМИ за эти годы отлично «изучили» всё, что связано с Россией, — от Чечни до Олимпийских игр. Они посвятили Кремлю сотни передовиц, придумали сочинские туалеты, «российских хакеров» и тысячи танков на Украине. Что-то из этого было искаженной до неузнаваемости правдой, что-то их собственной фантазией, на что-то журналисты купились, принимая вбросы за новости. Но в любом случае этот иллюзорный мир был им приятен и комфортен. Потому что они ничем не рисковали, описывая несуществующую действительность», — подчеркнула Захарова.

Столетняя история

Пулитцеровская премия присуждается ежегодно с 1917 года. Ее учредил американский журналист венгерского происхождения Джозеф Пулитцер. Он завещал $2 млн Колумбийскому университету в Нью-Йорке: часть денег пошла на создание Высшей школы журналистики, еще часть — на вручение премий и стипендий.

Американский журналист Джозеф Пулитцер

Фото: en.wikipedia.org

Список категорий, в которых присуждается награда, менялся. Первый раз премию вручали в четырех номинациях — «репортаж», «статья-передовица», «книга по истории США» и «биография».

В настоящий момент 14 премий вручаются в области журналистики (новости, расследование, очерк, карикатура, фотографии) и семь — в области литературы и музыки.

Победители, которых объявляют традиционно в апреле, получают по $10 тыс., а лауреату номинации «За служение обществу» положена золотая медаль. Церемония награждения проходит в мае в библиотеке Колумбийского университета.

Номинанты и победители в области журналистики могут представлять любую страну, однако их работы должны быть опубликованы в американской прессе.

На первом этапе судейские комиссии отбирают трех финалистов в каждой категории. Совет премии, в который входят два десятка человек, определяет лауреатов посредством голосования.

По данным ТАСС, россияне получали «Пулитцер» трижды. В 1992 году награды в номинации «Лучшая репортажная фотосъемка» были удостоены Александр Земляниченко и Борис Юрченко (Associated Press) за репортаж о событиях в СССР в августе 1991-го. В 1997 году Земляниченко вновь получил награду — в категории «Лучшая фотография» за снимок с танцующим президентом Борисом Ельциным.

Лауреатом в 2016 году стал фотограф Сергей Пономарев (New York Times) за репортажи о беженцах с Ближнего Востока.

Агитлистки демократов

Журналист-международник Михаил Таратута в разговоре с порталом iz.ru констатировал, что сейчас американская журналистика сильно деградировала. «Они были для меня примером для подражания. Во многом я учился у американцев. Я видел блистательные профессиональные стандарты журналистики, когда я там работал еще в 1990-е годы. Все они были отброшены», — отметил он. 

Собеседник портала iz.ru пояснил, что сейчас 90% американского рынка информации находится в руках шести мегакомпаний — и это значительно повлияло на изменения в медийной сфере.

Кроме того, на протяжении последних 30 лет в обществе началось сильное идеологическое расслоение: сторонники консервативных идей очень далеко отошли от либеральных. Раньше им удавалось найти консенсус, но не сейчас. В результате этого процесса конгресс США стал абсолютно дисфункционален. «Демократы и республиканцы не могут найти консенсус ни по одному вопросу. Вот, по-моему, только по отношению к России — единственный двухпартийный консенсус, который мы видим. Произошел стопор политической жизни», — добавил Таратута.

Пресса, по его оценке, всегда была тенденциозна — придерживаясь больше либеральных или консервативных взглядов, но «далеко от центра они не разбегались никогда». Но по мере расслоения общества пресса стала занимать позиции соответственно с этими политическими партиями. 

Тому, чтобы журналисты заняли определенную нишу, способствовали и техинновации. Например, появление кабельных каналов разобщило аудиторию, в том числе и по идеологическому принципу: люди, которые верят в либеральные идеи, подписывались на соответствующие каналы.

Журналист, аналитик Михаил Таратута

Фото: Global Look Press/Pravda Komsomolskaya

Соцсети также подорвали профессионализм американской прессы. «Работают по принципу, что любой козел может высказать любую идиотскую идею, и вокруг него соберется некое количество единомышленников, оно может разрастаться. Люди попадают в кокон и оттуда уже не выходят», — подчеркнул эксперт. СМИ приходится выбирать, какой позиции придерживаться, если они хотят получить доступ к определенной группе людей — кокону. 

«Дошло до того, что если что-то не соответствует дискурсу, который принят в газете, то это просто отбрасывается, а то, что ложится, то не подвергается тщательной проверке. Комбинация этих обстоятельств привела к тому, что высшие профессиональный стандарты — объективность и достоверность — оказались в большой степени потеряны. Вот что произошло с американской прессой», — заявил журналист. 

С его точки зрения, давать Пулитцеровскую премию газетам, которые шельмовали Трампа за сговор с Москвой, — как-то зазорно. Никто не может ни подтвердить, ни опровергнуть вмешательство — на протяжении года расследования, которое ведет спецпрокурор Роберт Мюллер, а также конгресс и разведорганизации, так ничего и не нашли.  

The New York Times и The Washington Post «можно назвать агитлистками Демократической партии и либерального фронта», добавил Таратута, отметив, что присуждение им премии очень политизировано. 

Вмешательство тех, кого нет

Секретарь Союза журналистов России Тимур Шафир также обратил внимание, что налицо ситуация, когда общая политическая тенденция начинает влиять на подобного рода награды. 

«Данный случай, когда премия вручается за набор недоказанных фактов, большая часть из которых является фейком, — это, конечно, печально. Это принижает статус премии и значительно его нивелирует», — указал он в беседе с порталом iz.ru. 

Шафир выразил надежду на то, что глобальная политизация и поляризация «не затронет ключевые основы нашей профессии — журналистики». Речь, в частности, идет об анализе и беспристрастности, но ни в коем случае не конъюнктуре. 

«Пулитцера» в этом году дали «за вмешательство тех, кого нет, за то, что они не делали, в то, чего не было», заключил специалист.