Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Сотрудники ЗАЭС обратились к Киеву с требованием прекратить обстрелы
Мир
Басурин заявил о боях за населенные пункты Красногоровка и Тоненькое в ДНР
Мир
Путин анонсировал совместные учения России и Казахстана в рамках ОДКБ
Туризм
Греция и Кипр выступили против запрета на выдачу виз российским туристам
Мир
Эрдоган намерен обсудить с Путиным ситуацию вокруг Запорожской АЭС
Мир
Власти Румынии приняли решение о высылке российского дипломата
Мир
США ослабили некоторые санкции в отношении России
Мир
Макрон выразил желание еще раз созвониться с Путиным
Туризм
Таиланд увеличит срок безвизового пребывания для россиян до 45 дней
Общество
Правительство РФ выделило еще 400 млрд рублей на трассу М-12
Мир
«Газпром» предупредил о полной остановке «Северного потока»
Мир
Власти Эстонии предложат ЕК ввести восьмой пакет антироссийских санкций
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Порядка миллиарда рублей зарабатывают контрабандисты на продаже останков мамонтов, найденных в Якутии. На арктических территориях, по оценкам чиновников, можно отыскать порядка 500 тыс. т костей древних животных. Пока их добыча контролируется слабо: по меньшей мере четверть оборота приходится на теневой рынок. Из-за этого теряет и бюджет, и жители Севера, и ученые. Как ценные находки нелегально уходят за рубеж и сколько стоит бивень мамонта, читайте в материале портала iz.ru.

Нелегалы торопят

Прописать в законодательстве правила сбора останков мамонтов необходимо в самое ближайшее время, заявил 26 июня глава комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Проект соответствующего законопроекта разработали в Якутии, где сосредоточено свыше 80% так называемой мамонтовой фауны. Сейчас документ изучают в Минприроды и Роснедрах.

Парламентарии дальневосточной республики предлагают регулировать добычу мамонтовых останков не в рамках закона «О недрах», как это происходит сейчас, а создать отдельный документ — «О рациональном пользовании ресурсами мамонтовой фауны — особым природным ресурсом России». «Согласен с коллегами, что нужно предоставлять участки коммерческого сбора мамонтовой кости», — сказал председатель профильного комитета Госдумы.

Он добавил, что необходимо централизовать весь сбыт и наладить экспертизу добытых останков, чтобы на рынок не уходили представляющие ценность для науки экспонаты. Николаев поторопил с принятием законопроекта, обсуждение которого тянется по меньшей мере десяток лет: «Они (черные копатели. — Прим. iz.ru) не дремлют, добывают и вывозят, а мы обсуждаем».

Национальный парк «Ленские столбы» (Столпы Лены), скалистые столбы на берегу реки Лены в Якутии, Восточной Сибири, на Дальнем Востоке России

Фото: Global Look Press/Konstantin Mikhailov

В год в Якутии добывается порядка 100 т бивня мамонта. Около 30%, по данным властей региона, приходится на теневой рынок. По другим оценкам, доля контрабанды достигает и 50%. И бизнес это довольно прибыльный: 50 кг бивня мамонта на официальном рынке стоит порядка $15 тыс., на черном рынке его цена может вырасти вдвое.

Экс-глава Якутии Егор Борисов подчеркивал, что эта сфера становится всё более криминальной. «Мамонтовая фауна стала достаточно котируемой отраслью, потому что в мировой практике объявлен мораторий на добычу слоновой кости», — объяснял он. Речь идет о частичном запрете на торговлю слоновой костью из-за сокращения популяции слонов в Азии и Африке, который ООН ввела в 2002 году.

В якутском парламенте обращали внимание и на другую проблему. При двукратном росте выдачи лицензий на промышленной сбор бивней мамонта никаких налогов с этой деятельности региональный бюджет не получает.

Бивень под курткой 

По оценкам якутских ученых, каждый год незаконная добыча костей древних животных приносит дельцам свыше 1 млрд рублей. За последнее десятилетие искатели разрушили семь кладбищ с останками древних животных. «Масштаб вандализма, проявляемого по отношению к природе Арктики, ее уникальным памятникам — палеонтологическим, геологическим, археологическим — участниками незаконной самодеятельной добычи бивней мамонтов, огромен», — говорил в интервью ТАСС археолог, руководитель Яно-Индигирской экспедиции Института истории материальной культуры РАН Владимир Питулько.

В феврале якутская фирма по поддельным документам пыталась вывезти из России (предположительно, в Китай, куда уходит большинство останков) свыше 4,5 т бивней мамонта — это рекордная партия, задержанная погрануправлением ФСБ в Приморском крае. В контейнерах оказалось больше 650 фрагментов останков, из них 14 экземпляров — ценности уровня музейного экспоната. Общую сумму контрабандного груза оценили более чем в 340 млн рублей.

В марте прошлого года житель Амурской области пытался на границе с Китаем спрятать под верхней одеждой фрагмент мамонтовой кости весом 10 кг и стоимостью свыше 400 тыс. рублей. Злоумышленника поймали, а суд назначил ему наказание в три года условно.

Фрагменты сломанного скелета мамонта

Фото: Global Look Press/Alejandro Acosta

Самая громкая история произошла в 2010 году. Тогда двое россиян наладили крупнейший канал по вывозу из России бивней, скупленных у черных копателей. За несколько лет мужчины продали за рубеж свыше 100 т останков, заработав порядка $50 млн. Поймали их на таможенном посту под Выборгом, когда они везли партию в 2,8 т на $1 млн. В конечном счете по 72 эпизодам контрабанды их приговорили к восьми годам условно.

Контрабандисты в поисках наживы наносят серьезный вред экологии арктической территории. Чтобы быстрее найти останки, они используют тепловые и водные пушки, что разрушает не только берега, но и вечную мерзлоту. Помимо того, что незаконный промысел вредит природе, он еще и лишает ученых ценнейших для изучения экземпляров останков древних животных. «Республика теряет свою монополию на научные исследования уникальных ископаемых объектов и доход от экспонирования их на коммерческих выставках», — заявлял первый замминистра образования и науки Якутии Михаил Присяжный.

Руководитель отдела по изучению мамонтовой фауны Академии наук республики Альберт Протопопов оценивает финансовые потери от контрабанды в 1,5 млрд рублей ежегодно, научные потери неисчислимы в деньгах. «Охотники за бивнями выбрасывают кости, скелет и другие ценные для науки артефакты. А сколько можно было сделать научных открытий, если бы эти данные были изучены», — сетует ученый. 

Мамонты = нефть

С 1991 по 2002 год промышленный сбор бивней на арктической территории Якутии не лицензировался. До этого вся отрасль была завязана на Национальном мамонтовом фонде, который регулировал и сбор, и переработку этих ресурсов. С 2003 года начали выдавать лицензии. Получить ее могут родовые общины, индивидуальные предприниматели и юридические лица. Изначально они выдавались на год, с 2016-го срок увеличили до пяти лет. Единственное условие — собирать можно лишь те останки, что находятся на поверхности. За выдачу лицензий отвечают профильные органы власти региона совместно с филиалом Федерального агентства по недропользованию.

По данным министерства промышленности и геологии республики, на конец 2017 года действовали 509 лицензий, из них только две — на сбор останков для научных целей, остальные для реализации товара. Бум на получение лицензий произошел в 2016-м, когда увеличили их срок действия. Тогда их выдали более 430 (для сравнения, в прошлом году — 78). За получение лицензии нужно заплатить госпошлину в 7,5 тыс. рублей — в сравнении с суммами, которые можно заработать на продаже бивней, смешные цифры. Впрочем, штрафы за незаконную добычу еще меньше — 3 тыс. рублей.

Якутские власти, общественники и ученые больше десяти лет говорят о том, что для регулирования сферы нужен отдельный федеральный закон. Регионального оказалось недостаточно, такой опыт в республике уже был: в 2005 году президент Якутии Вячеслав Штыров подписал закон о регулировании отрасли, но спустя два года его действие приостановила прокуратура.

Фрагменты строения из костей мамонта времен палеолита

Фото: РИА Новости/Ульяна Соловьева

Пять лет назад депутат из республики Федот Тумусов внес на рассмотрение Госдумы законопроект, признающий останки мамонтов полезным ископаемым наравне с нефтью и газом. Парламентарий по сути предлагал признать кладбища останков месторождениями и взимать с собирателей налог на добычу полезных ископаемых. Профильный комитет Госдумы нашел в законопроекте противоречия Конституции и отправил на доработку.

В ближайшее время на рассмотрении нижней палаты парламента окажется очередной законопроект, регулирующий добычу останков. С коммерческой стороны региональные власти уже начали действовать, чтобы навести порядок. В начале года министр инвестиционного развития и предпринимательства Якутии Антон Сафронов заявил, что чиновники договорились с китайскими партнерами о создании единого оператора по сбору, переработке и экспорту бивней мамонта.

Один из вариантов — построить в рамках якутской территории опережающего развития (ТОР) «Кангалассы» логистическо-производственный комплекс. Его стоимость оценивается в 1,3 млрд рублей. По словам Сафронова, создание единого оператора поможет наладить порядок в ценообразовании. «Сейчас цена на минимуме. На рынке огромное число продавцов, в том числе со стороны теневого бизнеса, что приводит к демпингу стоимости экспортируемого товара», — объяснял он.

Семейный бизнес

Российско-китайский проект, по словам министра, позволит увеличить объемы добычи останков древних животных, а значит, и создать по меньшей мере 2 тыс. сезонных рабочих мест. Добычей костей мамонтов сейчас и так занимаются целые села. На Севере, где рабочих мест мало, а цены из-за сложностей логистики в разы превышают столичные, сбор останков — самый быстрый способ заработать.

«Всё побережье моря Лаптевых на севере Якутии уже давно поделено между общинами, которые на протяжении нескольких десятков лет собирают мамонтовые бивни, и просто так попасть туда невозможно. Нужно иметь связи, — говорит охотник за мамонтовыми бивнями Александр Попов. — Люди работают целыми бригадами по 15–20 человек».

           

Фото: Global Look Press/Konstantin Mikhailov

Подготовка такой экспедиции требует больших денежных вложений — по меньшей мере полмиллиона рублей. Для этого местным жителям порой приходится закладывать всё нажитое трудом имущество, в том числе недвижимость. Предугадать успех невозможно: может произойти и так, что искатели уйдут ни с чем после двух месяцев похода в тяжелых условиях.

Большинство местных жителей работает без лицензий. Надзорные органы в первую очередь борются с перекупщиками, которые налаживают нелегальные каналы вывоза бивней за рубеж. В год контрабандисты в среднем вывозят из России не меньше 60 т ценного товара — иначе говоря, работы у них и так невпроворот.

 

Читайте также
Реклама