Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Собрались с силовыми
2018-07-02 13:53:52">
2018-07-02 13:53:52
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Верховная рада Украины приняла закон «О национальной безопасности», радикальным образом меняющий политические, военные и внутренние силовые расклады в стране. 27 июня документ подписал спикер парламента Андрей Парубий и передал его на окончательное визирование президенту, и, по некоторым данным, уже в ближайшие дни он будет подписан. Этот документ окажет влияние на все силовые органы страны и закрепит контролирующие функции главы государства над ними. Как создавался резонансный закон и зачем президент Петр Порошенко узурпирует власть в стране, разбирался портал iz.ru.

Кому нужен Совет

Исторически на Украине за документы, связанные с национальной безопасностью, отвечает Совет национальной безопасности и обороны (СНБО). Полномочия этого органа, а также президента страны в данной сфере были разграничены в системе власти еще в 1995–1996 годах, в ходе подготовки конституции. Однако долгое время СНБО оставался декларативным органом власти без определенных занятий, почетным пристанищем для политических пенсионеров. Изменил такое положение дел Петр Порошенко. Причем еще не будучи в должности президента Украины, а (тогда еще) просто бизнесмен и соратник Виктора Ющенко.

В 2005 году Ющенко поставил Порошенко во главе СНБО, а тот оперативно сделал этот орган аппаратным противовесом правительству. Именно тогда впервые оказалось, что СНБО может претендовать на вмешательство в компетенцию едва ли любого органа власти на Украине. Но в первую очередь речь идет о силовиках. Это происходит благодаря тому, что даже по конституции роль СНБО в системе власти Украины обозначена довольно туманно. Сейчас дело Порошенко успешно продолжает Александр Турчинов, нынешний секретарь СНБО и один из ярко выраженных лидеров киевской «партии войны».

Президент Петр Порошенко и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов на заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины

Фото: ТАСС/Михаил Палинчак

Действующая концепция национальной безопасности Украины принята в 2016 году. Это весьма объемный документ, в том числе потому, что на его основе теперь принимаются другие. Корни закона «О национальной безопасности» растут как раз оттуда. Основной смысл концепции весьма предсказуем — он заключается в официальном закреплении России в статусе главного врага Украины и связанном с этим отслеживанием сфер и аспектов отношений, где Украина противостоит России: Крым, Донбасс, якобы «подрыв» Россией внешней торговли Украины в восточном направлении (закрытие своего рынка, запрет транзита через территорию РФ). В нем прописана даже угроза полномасштабной войны на территории Украины. Для сравнения можно вспомнить концепцию национальной безопасности, принятую в 2012 году при президенте Викторе Януковиче. Там речь шла в основном о вооруженных силах Украины (ВСУ), их реформировании и прогнозных суммах военных бюджетов на срок до 2017 года.

То есть само смысловое наполнение понятия «национальная безопасность» при Порошенко качественно изменилось — теперь любая информация может претендовать на статус критически важной для интересов страны. Возникла эта концепция из документов 2005 года, когда СНБО под руководством Петра Порошенко вмешивался во все процессы внутри страны.

Нынешняя концепция национальной безопасности, а также принятая в 2015 году новая военная доктрина Украины, в свою очередь, опираются на отмену внеблокового статуса страны (принята в декабре 2014 года). Принимали ее четырьмя годами ранее, при Януковиче, как один из немногочисленных шагов для налаживания отношений с РФ. Сегодняшний курс Украины — на вступление в НАТО, хотя известно, что страны с нерешенными территориальными претензиями в принципе не могут быть приняты в эту организацию.

Испытания американских противотанковых ракетных комплексов Javelin на Украине

Фото: ТАСС/Михаил Палинчак

В целом принятый 21 июня Верховной радой закон во многом напоминает аналогичный американский, правда, тот на 71 год старше. National Security Act был принят в 1947 году, и основной его задачей было изменить не только вооруженные силы, но и внешнюю политику, и спецслужбы США для действий в условиях начавшейся холодной войны. Это означает, что пакет лишь формально касается вопросов национальной безопасности, фактически — меняется полностью весь скелет государства. Американцы в таких рокировках толк знают, поэтому активным лоббистом принятия такого закона на Украине был Джеймс Меттис — министр обороны США, а писали большую часть украинского документа его доверенные лица.

Интересный момент: сам закон, тогда еще в виде проекта, обсуждался на заседании СНБО в январе этого года. То есть как раз вскоре после того как в Госдепе США окончательно подтвердили выделение Украине военной помощи, а также подтвердили решение о включении в эту помощь ПТРК Javelin. «Этот законодательный акт должен привести стандарты национальной безопасности и обороны в соответствие со стандартами национальной безопасности Европейского Союза», — говорил тогда Порошенко. Однако это лишь камуфляж. На самом деле закон можно описать буквально несколькими словами: расширение военной помощи США, включение Украины в контур безопасности НАТО, а также узурпация власти президентом.

Узурпатор

Самое главное — принятый документ открыто противоречит конституции Украины. Закон о национальной безопасности сводит все силовые органы власти в единый блок, а через иерархию полномочий этих органов устанавливает их вертикаль. В самом верху пирамиды — СНБО, а также президент Украины как фактический руководитель этой структуры. Неспроста формально у СНБО нет главы, возглавляет Совет секретарь (им-то Порошенко и был 13 лет назад). Однако «магия» в том, что здесь, как нигде более в аппарате украинской власти, важна роль личности. В 2005 году Порошенко был при Ющенко своего рода кардиналом Ришелье. А теперь и вовсе хочет совмещать обе должности.

Бывший президент Украины Виктор Янукович

Фото: ТАСС/Михаил Маркив

По сути, нынешний президент делает то же самое, что в свое время сделал Виктор Янукович — узурпирует власть, готовясь радикально решать проблему второго срока. Однако Янукович, как более приверженный букве закона человек (как бы это странно ни звучало сейчас), провернул это через конституционную реформу: все новые полномочия президента, все изменения в конституцию были проведены через процедуру. Реформу показательно «обсудили» с лояльными патриархами украинской политики и проверенными общественными деятелями, проголосовали в ВР, получили одобрение Конституционного суда. По иронии судьбы прожить с новыми полномочиями Януковичу в должности получилось гораздо меньше, чем со старыми, но это уже другая история.

Порошенко учел эти ошибки и узурпирует власть, не информируя об этом широкую общественность. Никаких реформ и широких обсуждений, зато теперь по закону президент — фактический глава всего силового блока (в законе это называется «сектор безопасности и обороны»), куда входит МВД, Минобороны и ВСУ, СБУ, Национальная гвардия, Национальная полиция — в общей сложности порядка полутора десятков министерств, ведомств и структур. Однако нигде в конституции не прописаны его полномочия по такому широкому контролю. Конституционная реформа была одной из движущих идей майдана — когда игроки возмутились расширенными полномочиями президента Януковича. Теперь ровно то же самое можно говорить о Порошенко. Депутаты, лояльные президенту, показательно проигнорировали даже комментарий Конституционного суда к законопроекту о том, что закон противоречит основному закону.

Под контролем США

Целый раздел в законе отведен под описание гражданского контроля сектора безопасности и обороны — президентом, парламентом, кабинетом министров, судами и общественными организациями. Предполагается, что только 10% военного бюджета на Украине будет закрыто от общественности, но, в случае необходимости, депутаты смогут проверить и их — поставив вопрос на голосование и сформировав для этого специальную комиссию. Этот раздел писался при участии советников от США, в частности, по данным источников портала iz.ru в аппарате Верховной рады, весь подраздел о контроле расходов армии общественными организациями продиктован ими.

Очень легко понять, для чего это необходимо — чтобы проще было отслеживать расходование Украиной американской военной помощи. Кроме того, так будет проще учить украинскую армию американскому же «планированию на основе возможностей». Чтобы исключить ситуации, когда, скажем, для подводной лодки «Запорожье» три раза подряд закупались аккумуляторные батареи, которые невозможно было на нее установить.

Военные автомобили, переданные Украине министерством обороны США

Фото: Global Look Press

Ну и, наконец, из госбюджета на оборону планируют выделять столько, что контроль необходим многоуровневый: не менее 5% от прогнозного ВВП на весь сектор. Любопытно, что несмотря на такой тотальный контроль, СБУ к нему привлекать никак не будут. Наоборот, в законе записано, что она теряет антикоррупционные полномочия, которые теперь переходит антикоррупционным органам.

Вроде бы противоречие: больше военной помощи Украине, больше контроля, но вступления Украины в НАТО ждать не стоит, у Украины нет даже плана действий по членству в НАТО (этот документ получали все будущие члены альянса). Но его и не будет — это автоматически означает отказ Украины от притязаний на Крым и половину Донбасса (кандидат на вступление не должен иметь территориальных споров с соседями). Разгадка тут проста: США не прочь активнее включить Украину в свои логистические схемы (корабли НАТО и США стали значительно чаще заходить в Одессу), проводить совместные учения с украинской армией, и даже поставлять ей оружие. Но для этого контроль за расходами ВСУ должен упроститься.

Эсминец США на военных украинско-американских учениях

Фото: РИА Новости/Денис Петров

Причем привязка закона о национальной безопасности к финансированию со стороны США — это не гипотеза, в этом уверен сам Порошенко. В день голосования по закону на одном из мероприятий он упомянул, что «после принятия этого закона уже в ближайшее время у меня состоится телефонный разговор с министром обороны США. У нас будет увеличение финансовой поддержки обороны нашего государства, улучшение военно-технического сотрудничества и усиление украинской армии».

Теперь все денежные потоки на безопасность и оборону, то есть все 5% от ВВП, будут проходить через президента — Порошенко или его преемника. Вопросами военного характера будет заниматься главнокомандующий ВС (кстати, теперь эту должность нельзя совмещать с постом начальника Генштаба). Ну а министр обороны по сути превращается в завхоза. Это, пожалуй, и к лучшему, поскольку по тому же закону с 1 января 2019 года министра обороны Украины будут назначать исключительно из числа гражданских лиц. Это еще один элемент гражданского контроля над армией. Кстати, все кандидатуры на эти посты также будет предлагать президент.

Подготовка к выборам

Настроения в парламенте Украины по поводу закона разные. Скажем, в «Оппозиционном блоке» своего беспокойства не высказывают публично. Сопредседатель фракции Юрий Бойко не придает значения документу: «В этом законе расписано перераспределение должностей и полномочий между правоохранительными органами, декларация о движении в НАТО, куда нас никто не примет, учитывая территориальный конфликт. То есть, это чисто декларативный документ».

Сильнее всего закон критиковали иностранцы: ЕС и посольство США на Украине. Однако критика досталась первой редакции. Перед вторым чтением в закон вставили раздел о гражданском и парламентском контроле, а также прочие требуемые правки. В итоге и США и ЕС незадолго до голосования одобрили документ.

Представители команды Порошенко, в частности, депутат Сергей Пашинский, указывают, что закон станет поворотной вехой для изменения всей законодательной базы по части силовых органов власти. «Мы будем делать новый закон о СБУ, национальной разведке или контроле над спецслужбами», — подчеркивает он. Член комитета по вопросам национальной безопасности Дмитрий Тымчук добавляет, что изменения претерпят «и закон о Вооруженных силах, и закон о Национальной гвардии, и закон об МВД».

Президент Украины Петр Порошенко во время рабочей поездки в Луганскую область

Фото: РИА Новости/Михаил Палинчак

К слову, сам закон принимали с нарушением процедурных моментов. Причина спешки на поверхности: в середине июля в Брюсселе состоится саммит НАТО. На следующий день после голосования в Верховной раде Венгрия показательно дала долгожданное согласие на проведение саммита (ранее Будапешт блокировал любые евроатлантические мероприятия с участием Украины с сентября прошлого года — из-за запрета преподавания на венгерском языке в местах компактного проживания венгров на Украине).

В этом вопросе есть своя логика — источники в аппарате Верховной рады предполагают, что «силовая реформа» вполне может быть увязана с резким увеличением военной помощи Украине. Именно по этой причине никто не обратил внимания на то, что закон «О национальной безопасности» противоречит не только конституции страны, но и пакету документов о реинтеграции Донбасса. А это значит, что условная «партия войны» на Украине постарается снова раскрутить маховик боевых действий на юго-востоке страны, что в преддверии президентских выборов выгодно президенту Петру Порошенко. В этом случае для него будет важен статус Верховного главнокомандующего, контролирующего всю силовую вертикаль единолично. Как тут не вспомнить, что президентские выборы после государственного переворота Порошенко выиграл в том числе на активной эксплуатации темы войны и мобилизации украинцев против «внешнего врага». С большой долей вероятности этот сценарий будет актуален и на следующих президентских выборах.