Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Маниловщина в желто-синих тонах
2018-06-12 12:32:28">
2018-06-12 12:32:28
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава украинского министерства инфраструктуры Владимир Омелян 10 июня обозначил «важную» для страны дату — министр объявил, что в 2019 году на Украине начнется строительство тестовой площадки для сверхскоростного поезда Hyperloop. Инициатива чиновника, о которой он объявил сначала в феврале, а затем в мае 2018 года, стала поводом для полемики — зачем стране, которая взяла курс на достижения «аграрной державы», довольно странный инфраструктурный проект? Портал iz.ru выяснил, для чего Украине сверхскоростной поезд и какие еще фантастические прожекты анонсировали политики, оказавшиеся у власти в результате государственного переворота.

Hyperloop и его украинский аватар

Еще в середине мая в Днепропетровске (переименован в Днепр) Омелян выступил с презентацией новой «технологической сенсации». Министр инфраструктуры рассказал, что речь идет о договоренностях, в рамках которых государство Украина и Virgin Hyperloop One Ричарда Брэнсона якобы будут тестировать и совершенствовать придуманный шесть лет назад Илоном Маском новый вид транспорта — Hyperloop.

В чем же заключается идея сверхскоростного поезда? Впервые о ней Маск рассказал в 2012 году, а более или менее структурированная презентация появилась в 2013-м. Если коротко, речь о дальнейшем развитии скоростных поездов, но с объединением преимуществ поезда и самолета. Вначале Маск обещал, что скорость в Hyperloop будет вдвое выше, чем у самолета (современная пассажирская авиация обычно летает со скоростью 850–900 км/ч). Но в более поздних презентациях скорость снизили до 800–1200 км/ч.

Фото: TASS/DPA/Ingo Wagner

Достичь такой скорости планируется за счет движения в герметичном надземном тоннеле. Как утверждается, в тоннеле будет поддерживаться давление в 1/1000 от атмосферного, почти вакуум. Это сильно сократит сопротивление воздуха, а значит, поможет увеличить скорость, сократив энергию на разгон капсулы. Важно, что все эти идеи пока в проекте, существующие экспериментальные образцы не достигли даже показателей обычных высокоскоростных поездов, развивающих скорость свыше 500 км/ч.

Не менее важно, что изначально Hyperloop — это американский проект, поскольку он возник как ответ на планы построить ВСМ (высокоскоростная ж/д магистраль) Лос-Анджелес–Сан-Франциско к 2029 году. Авторы проекта запросили за магистраль длиной чуть более 600 км более $68 млр, в ответ на что Маск заявил, что сделает свой Hyperloop вдесятеро дешевле, а главное, быстрее.

На данный момент не существует никакой единой мега-корпорации по строительству «всемирной петли». Более того, похоже, что первый Hyperloop построит даже не Маск, а Hyperloop TT — группа волонтеров, которым Маск разрешил использовать свою идею. Занимаются проектом многие, разработки каждого из участников автономны и что получится на выходе — пока непонятно, поскольку транспортную инфраструктуру методом «открытой архитектуры» не делал еще никто.

И вот министерство инфраструктуры Украины вдруг выступает с известием: к нам едет Hyperloop!

— Мы создаем компанию, которая будет заниматься разработкой технологии, — заявил тогда глава министерства Владимир Омелян. Правда, потом выяснилось, что есть партнер, Virgin Hyperloop One, который занимается проектом в Мексике. А роль Украины — предоставить площадку для тестирования и обеспечить поддержку. Планы министерства немного более амбициозны, Омеляну видится полноценное участие Украины в разработке технологии.

С подачи Маска вакуумными поездами сегодня интересуется немало стран. Но, как справедливо отмечает даже украинская пресса, большинство этих стран может предложить проекту что-то существенное. Скажем, в России есть собственный прототип магнитной подвески. Украине предложить пока нечего. Даже то, что хотят строить в Днепропетровске, Virgin Hyperloop One имела уже в 2017 году: полукилометровый участок, которого даже недостаточно для разгона капсулы до рабочих скоростей. Забавно и то, что украинскую компанию, которой поручили заниматься этим проектом, назвали «Hype.ua».

Охота за Маском

Кстати, это уже не первая попытка новых властей Украины пройти по гребню самых модных технологических тенденций. Премьер-министр Украины Владимир Гройсман в этот раз открестился от происходящего в Днепропетровске, отметив, что Hyperloop — личная инициатива министра инфраструктуры. Позиция главы украинского правительства понятна — у него есть опыт работы с крупными и перспективными проектами.

Еще прошлой весной он написал Маску письмо, предложив Украину как полигон для отработки проектов бизнесмена. В частности, речь шла об экспериментах в возобновляемой энергетике. В Tesla изучили предложение и официально ответили: «К сожалению, уровень коррупции и неблагоприятный инвестиционный климат в Украине не позволяет Tesla инвестировать в проекты по энергосбережению в этой стране. Мы предлагаем подать заявку на открытие данного проекта в будущем, когда Вы будете соответствовать нашим требованиям».

Фото: Global Look Press/Patrick Fallon

Да и для Омеляна Hyperloop — не первый пример «работы» с Илоном Маском. Еще в 2017 году он начал пробовать заманивать Tesla на Украину.

— В Европе идет борьба за гигафабрику Илона Маска. Страна, которая будет иметь его заводы или связанные с ним технологии, автоматически оказывается в топ-10 стран, которые занимаются электрокарами. Мы стараемся предложить для Tesla какие-то преимущества по размещению в Украине ячейки своего производства, — говорил он. Под инициативу министра была подведена даже некоторая законодательная база — с начала 2018 года на Украине начал действовать облегченный налоговый режим на импорт электромобилей, а также на их производство, производство комплектующих и зарядных станций. Льготы будут действовать 10–15 лет, и принимался закон с прицелом на возможный приход производителя электромобилей. Но пока американский визионер не поддается на уговоры украинских чиновников.

Страна безумных проектов

Впрочем, случай с Hyperloop примечателен как раз тем, что это   иллюстрация общей тенденции нынешнего положения дел на Украине. Дело в том, что украинские чиновники всё активнее двигают фантастические проекты в подведомственных отраслях. В частности, министр инфраструктуры не впервые выступает со странными заявлениями и не всегда понятными идеями. В частности, он предложил построить на Украине 25  новых аэропортов в течение пяти лет. Это примерно по одному аэропорту на каждую область Украины. Учтем, что во многих из них аэропорты уже существуют. Четыре аэропорта из этого числа предложено сделать транспортными хабами.

Никуда, кстати, не девался проект строительства так называемой «евроколеи» (железнодорожная колея в странах ЕС уже, чем в России — 1435 и 1520 мм). Вначале ее хотели тянуть из Львова в Варшаву. Потом придумали незамкнутое кольцо Киев–Одесса–Львов — уже с прицелом на экспортеров. В последнее время говорят уже о строительстве такой колеи из Киева в Харьков и Днепропетровск. Причем это может оказаться даже большим долгостроем, чем Hyperloop: во все заявленные города европейский «размер» придет не ранее 2030 года.

Фото: Global Look Press/Guo Shuang

Причина, по которой этот проект вообще начался, связана с низкой скоростью составов. В это тяжело поверить, но сейчас грузовые поезда движутся по Украине со средней скоростью 20–25 км/ч, пассажирские — 70–80 км/ч. Быстрее — только на маршрутах, где ходят «Интерсити» (скоростные поезда). Но для их скоростей (140–160 км/ч) нужно модернизировать полотно, сделано это не везде. Это значит, что с технической точки зрения значительно проще и практичнее улучшить уже существующие дороги и получить нужную скорость движения. Модернизация обойдется вдвое дешевле новой колеи и не нужно будет ее строить 12 лет.

Далее везде

Грешат своими прожектами и другие украинские министерства и ведомства. Очень яркую задумку уже несколько лет реализуют в атомной энергетике — малые атомные реакторы Holtec. Эта американская компания сегодня строит для Украины в чернобыльской зоне отчуждения хранилище для отработанного ядерного топлива. Однако в будущем, лет через 10–15, планирует завершить разработку реакторов малой мощности (100–150 МВт).

Сегодня о них неизвестно вообще ничего: ни примерная стоимость, ни эксплуатационные расходы, ни недостатки — для этого нужно собрать статистику за несколько лет работы. Однако украинский «Энергоатом» за идею ухватился и с нетерпением ждет. В случае успеха именно Украине и предстоит стать тестовой площадкой, где реакторы покажут свою работоспособность. Без этого никто в мире их не купит.

Почему так происходит

Всё это смешно и грустно одновременно. Да, украинская экономика в последние годы сильно просела. ВВП до сих пор вдвое меньше, чем во времена президентства Виктора Януковича — а за последние годы Украина и вовсе потеряла часть промышленности Донбасса, дешевый уголь, переплачивает за газ.

Фото: TASS/Zuma/Patrick Fallon

Даже на те $8 млн, что мининфраструктуры хочет вложить в 500 метров Hyperloop, можно отремонтировать часть железной дороги, чтобы она выдерживала движение скоростных поездов. Не говоря уж о том, что если министерство решится на Hyperloop «Киев–Днепропетровск», за него придется выложить минимум 5–6 млрд долларов. За эти деньги вообще можно привести в очень пристойный вид более четверти всех ж/д путей.

То же самое можно сказать и о других «мегапроектах»: строительстве двух десятков аэропортов, в то время как на Украине дефицит обычных качественных автодорог; реакторах будущего, хотя Украине срочно нужны обычные АЭС — блоки существующих скоро начнут работать второй сверхсрок.

Но экономика Украины проседает всё больше, и в этих условиях для действующей власти остаются два пути — либо вкладываться в качественные исследования, чтобы понять, в какую сторону двигаться, либо прикрывать свои провалы яркими и запоминающимися проектами-однодневками. О привлечении серьезных аналитических агентств в последние годы ничего не было слышно. А значит, Hyperloop продолжается.

 

Загрузка...