Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Чисто сирийское признание
2018-05-29 18:06:18">
2018-05-29 18:06:18
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сирия 29 мая признала независимость Абхазии и Южной Осетии, которые на международном уровне не считаются самостоятельными государствами. Россия признала суверенитет республик еще в 2008 году — после окончания вооруженного грузино-югоосетинского конфликта. Вслед за Москвой суверенными государствами Абхазию и Южную Осетию стали называть Никарагуа, Венесуэла и Науру. Были еще Тувалу и Вануату, но они в итоге передумали. Зачем Дамаск пошел на такой шаг, при чем тут Россия и каковы будут последствия — разбирался портал iz.ru.

Новые друзья

29 мая на сайтах МИД Абхазии, Южной Осетии и Сирии появились сообщения о взаимном признании и установлении дипломатических отношений. В заявлениях Сухума и Цхинвала говорится об общем стремлении развивать сотрудничество в различных областях, а Дамаска — в частности, о терроризме. Сирия признала эти две страны, отметив их поддержку в борьбе с «террористической агрессией» против Арабской Республики.

Теперь стороны должны открыть дипмиссии. О подобных планах уже заявлено и Абхазией, и Южной Осетией. «Исходя из текста коммюнике, дипотношения будут на уровне посольств, которые начнут формироваться ближе к осени», — сообщил «Sputnik Южная Осетия» министр иностранных дел республики Дмитрий Медоев.

Для Южной Осетии 29 мая вообще особенный день: ровно 26 лет назад приняли Акт провозглашения независимости.

Фото: Getty Images/NurPhoto/Corbis

Цхинвал считает установление дипотношений с Сирией историческим событием, подготовка к которому велась несколько лет. «Новые друзья нужны каждому, а тем более странам, которые оказались в тяжелых условиях, столкнулись с военной агрессией и терроризмом», — подчеркнул президент Южной Осетии Анатолий Бибилов.

Сейчас прорабатывается первая в истории официальная встреча сирийского и югоосетинского лидеров. Она может состояться уже в июне в ближневосточной стране. А Абхазия намерена пригласить Башара Асада к себе, даты обсуждаются.

Чача за лекарства

В Сухуме, к слову, характеризуют развитие связей с Дамаском как динамичное и полагают, что об этом «хорошо известно». В этой связи помощник министра иностранных дел Абхазии Ираклий Тужба напомнил о событии августа 2017 года: Абхазия участвовала в Дамасской международной ярмарке. Тогда состоялись первые контакты на уровне глав внешнеполитических ведомств.

«Немаловажное значение в отношениях двух стран играет наличие достаточно крупной и влиятельной абхазо-адыгской диаспоры, проживающей в Сирии, представители которой занимают видное положение в сирийском государстве», — добавил Тужба.

Согласно информации, изложенной в статье «Чегемской правды» в 2011 году (как раз тогда в Сирии началась война), после эмиграции в результате Кавказской войны в XIX веке абхазы укрепились на важных постах в сирийской иерархии. Во время правления Хафеза Асада (отца Башара Асада), который возглавлял страну с 1971 по 2000 год, представители абхазского сообщества были на ключевых должностях в партии «Баас», в армии и спецслужбах, отметил автор публикации. Он предположил, что в новом порядке на Ближнем Востоке нет места ни «Баас», ни Башару Асаду, поэтому стоит заняться переселением абхазов на историческую родину.

В апреле 2018 года минобороны Абхазии сообщило, что уже многие годы Сухум пытается вернуть переселившихся в страны Ближнего Востока этнических абхазов, которые сейчас наряду с сирийцами «терпят бесчинства террористов». Вооруженные силы республики выразили готовность защищать сирийский народ и направить в страну специалистов.

Фото: ТАСС/Шарифулин Валерий

По словам посла по особым поручениям МИДа Инара Гицбы, которые приводит «Sputnik Абхазия», признание открывает новые возможности прямого диалога при решении консульских вопросов, замене паспортов репатриантов, которые всё еще остаются гражданами Сирии, или же сохранения сирийского гражданства.

Абхазия также планирует экспортировать в ближневосточную страну питьевую воду, вина, чачу, коньяк, мед, фундук, а импортировать оттуда лекарства. «Также интересуют поставки фиников и различных круп, которые у нас пользуются большим спросом», — сообщил ТАСС премьер-министр Абхазии Геннадий Гагулия.

По мнению министра экономического развития Южной Осетии Геннадия Кокоева, республики могут сотрудничать в сфере сельского хозяйства, энергетики, а в будущем — и в отрасли передовых технологий.

Воды слонам

Грузия, на территории которой располагались и Абхазия, и Южная Осетия, по понятным причинам недовольна сирийским признанием. Тбилиси объявил о начале процедуры разрыва дипотношений с Дамаском, поскольку счел, что Сирия проигнорировала международно-правовые обязательства о целостности суверенных государств.

В Сухуме подчеркнули, что идти на такой шаг — право Грузии, и призвали не уделять этому много внимания. Ведь установление дипотношений никак не усугубит и без того нелегкое внешнеполитическое положение республики: Грузия продолжает пытаться максимально использовать все рычаги давления на Сухум, и делать это еще жестче ей будет сложно. В Цхинвале предложили Тбилиси «выпить холодной воды» и принять, что в ситуации с отделением республики уже ничего не изменить.

В Грузии также указали, что на решение Дамаска повлияла Москва. Вероятно, так оно и было. Неслучайно 28 мая в Москве состоялась трехсторонняя встреча послов Абхазии, Сирии и Южной Осетии. На этих переговорах дипломаты согласовали текст и дату выхода коммюнике.

Югоосетинские ополченцы в городе Цхинвале после нападения грузинских войск

Фото: РИА Новости/Максим Авдеев

По мнению Константина Тасица, ведущего научного сотрудника Центра исследований стран ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований (РИСИ), Дамаск решился на признание в качестве благодарности Москве — чтобы поддержать ее позицию на международной арене. «Россия фактически спасла государственность Сирии, поддержала легитимное правительство и внесла решающий вклад в борьбу с терроризмом», — сказал эксперт в беседе с iz.ru. Сейчас, продолжил он, ситуация в Сирии переходит из военной в политическую стадию — оппозиция, курдские формирования, представители Асада будут вести переговоры о переустройстве Сирии.

«Это дает определенную уверенность правительству в будущем, и оно делает международные жесты в поддержку своих союзников. А по отношению к Грузии у Сирии нет никаких обязательств, она ничего не теряет от разрыва отношений с Тбилиси. Более того, Тбилиси поддерживал действия коалиции, ракетную бомбардировку Сирии», — пояснил специалист.

Как добавил Тасиц, в концепции внешней политики России написано, что Москва должна способствовать становлению Абхазии и Южной Осетии как независимых государств. Международное признание является одним из необходимых условий этого процесса.

В поддержку Сакартвело

С ожидаемым осуждением шага Дамаска выступили и страны Запада. Так, по словам посла Европейского союза в Грузии Яноша Хермана, это решение «не только нарушает международное право», но и идет вразрез «с твердой политикой непризнания», которой придерживается ЕС. «Мы всегда поддерживали территориальную целостность Грузии и продолжим это делать в дальнейшем», — отметил Херман.

В аналогичном ключе высказались и представители ряда сравнительно новых членов Евросоюза, в том числе Литвы. Глава МИДа Линас Линкявичюс написал в Twitter, что Вильнюс «в самых жестких выражениях осуждает циничное нарушение суверенитета и территориальной целостности Грузии» со стороны «режима Асада». Виновные «в очередном вопиющем нарушении международного права» должны понести ответственность, заявил дипломат (недавно, кстати, прибалтийская республика по случаю 100-летия независимости Грузии пообещала отныне официально называть ее историческим именем Сакартвело — Тбилиси вроде был не против).

Соединенные Штаты также осудили признание Сирией независимости Абхазии и Южной Осетии. Как заявила поверенный в делах США в Тбилиси Элизабет Руд, эти страны — «неотъемлемая часть суверенной территории Грузии». Она также пригрозила Дамаску некими «конкретными последствиями». США также призвали Россию, Никарагуа, Венесуэлу и Науру изменить решение о признании независимости этих территорий.

По закону Вашингтон может лишить финансовой поддержки государства, которые не уважают территориальную целостность Грузии. Но у Сирии такой поддержки и не было, поэтому де-факто это ничем для нее не обернется. Скорее всего, Запад ограничится политическими заявлениями.

В ожидании объявления о независимости Косово на улицах Приштины. 2008 год

Фото: РИА Новости/Илья Питалев

Эксперты напоминают об истории с признанием Косово, а также о том, что в Уставе ООН закреплено право народов на самоопределение. «В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие», — говорится в Международном пакте о гражданских и политических правах.

«Международное право амбивалентно. Оно, с одной стороны, дает право народам на самоопределение, а с другой — защищает территориальную целостность государств. В каждом конкретном случае та или иная страна принимает решение, какой из принципов для нее более приоритетен», — разъяснил Тасиц из РИСИ.

В ожидании чуда

Несмотря на международную реакцию, в Абхазии настроены оптимистично. «Мы рассчитываем, что Сирия станет катализатором для того, чтобы некоторые дружественные нам страны рассмотрели возможность установления с нами прямых отношений. Ими могут стать Иран, Ливан и ряд других стран», — считает абхазский дипломат Инар Гицба.

В России оптимизм Сухума разделяют. Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев уверен, что последуют признания этих республик другими странами. «Россия, конечно же, поддерживает этот процесс. Мы прекрасно понимаем, что это делается не в пику кому-либо, а в поддержку людей и их законных устремлений», — сказал сенатор ТАСС.

По его мнению, это событие укрепляет международные позиции Абхазии и Южной Осетии и «демонстрирует бесплодность всех попыток игнорировать сам факт их существования рядом государств по логике: «Раз мы факт не признали — тем хуже для факта».

С точки зрения собеседника iz.ru в Российском институте стратегических исследований, в реальности, если одна лишняя страна признает независимость, то это, скорее, важный символический жест, показывающий, что процесс международного признания продолжается.