Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Запустили исток
2018-05-07 14:38:01">
2018-05-07 14:38:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Грузия превратилась для литовских чиновников в Сакартвело. Использовать это наименование в Вильнюсе теперь могут в официальных документах. Впрочем, и традиционное «русифицированное» название закавказской республики остается в большинстве случаев законным. Зачем прибалтийское государство решило «вернуться к истокам», кому мешает вторая Македония и куда подевался Свазиленд — в материале портала iz.ru.

Подарок к юбилею

О несколько неожиданном решении объявили в начале мая власти Литвы. Как заявил министр иностранных дел прибалтийского государства Линас Линкявичус, отныне в качестве официального названия Грузии в республике будет использоваться Сакартвело (Sakartvelo). «В преддверии столетия независимости Грузии принято официальное решение — с этого времени по-литовски это Сакартвело! Поздравляю! — написал глава дипведомства в своем Twitter, добавив еще и на грузинском: — Поздравляю с этим историческим решением! Да здравствует литовско-грузинская дружба!»

 

До последнего времени в официальных документах Литвы Грузия именовалась как Gruzija. Возможно, нововведение стало своеобразным подарком Тбилиси от литовского руководства — 26 мая Грузия в сотый раз будет отмечать день обретения независимости от Российской империи. Впрочем, созданная в 1918 году Грузинская Демократическая Республика просуществовала лишь до февраля 1921-го, когда Красная армия при поддержке грузинских большевиков свергла правительство. Однако Литве, похоже, это показалось не столь важным по сравнению с желанием «поделиться» явно неприязненным отношением к общему советскому прошлому.

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус

Фото: Global Look Press/Wiktor Dabkowski

Грузинские власти почин Вильнюса, впрочем, восприняли вполне благосклонно — как минимум на дипломатическом уровне. «Мы уверены, что граждане Литвы подхватят это новшество и уже неформально укоренившееся в кругу друзей аутентичное название Грузии станет для каждого литовца очень знакомым и будет употребляться в повседневной жизни», — отметила посол Грузии в Вильнюсе Хатуна Салуквадзе (фрагмент ее интервью грузинскому «Первому каналу» приводит Sputnik). Руководитель грузинского МИДа Михаил Джанелидзе в Twitter поблагодарил Литву за «историческое решение», отметив, что «дружба между нашими народами и нашими странами является достойным подражания примером».

Насколько новое наименование Грузии приживется, пока предсказать трудно. Литовская комиссия по госязыку, представляя свои выводы, сообщила, что название «Грузия» в международных документах останется неизменным, а Сакартвело можно употреблять наравне с ним или же использовать оба варианта, взяв один из них в скобки. Пресс-секретарь главы правительства Саулюса Сквернялиса, впрочем, уже заявил, что премьер в своих документах будет использовать именно новое название. Пресс-служба президента также объявила, что Даля Грибаускайте «примет участие в 100-летии [провозглашения независимости] Сакартвело», отмечает ТАСС.

В Тбилиси последние полтора десятка лет и правда пытаются избавиться от названия «Грузия» — русского экзонима (топоним или этноним, который само население не употребляет, но который при этом используется по отношению к ним внешними сообществами). Сакартвело же происходит от наименования центрального региона Картли (Иберии), где закладывались основы государственного строя и социально-политической системы страны. В большинстве языков, впрочем, всё равно укоренилась латинская версия названия страны — Георгия (произношение, конечно, зависит от конкретного языка). Будут ли рады сами грузины, во всяком случае, большинство населения страны, таким нововведениям, пока не очень ясно. С другой стороны, довольными могут оказаться жители американского штата Джорджия, название которого на английском звучит точно так же, как и в случае с Грузией. Впрочем, статистики, которая позволяла бы судить, какая часть жителей Джорджии испытывает недовольство от того, что в мире есть еще одна «Джорджия», порталу iz.ru в открытом доступе найти не удалось.

Празднование Дня независимости Грузии в Тбилиси

Фото: Global Look Press/Artur Widak

 

Северная, Верхняя или Вардарская?

Трудно спрогнозировать и реакцию жителей Македонии — балканской республики, появившейся на политической карте после раскола бывшей Югославии — на изменение названия их страны. Именно на этом в течение последних 100 с лишним лет настаивает соседняя Греция, один из регионов которой называется так же.

В Афинах уверены, что обладают «эксклюзивными» историческими правами на это наименование, а Скопье должно пойти на уступки, обязательно используя географическое дополнение в названии страны. Кроме того, в Греции уверены, что Македония, по сути, ведет политику ирредентизма, то есть стремится к воссоединению территорий, на которых проживает разделенный народ, в рамках единого государства.

Македонии (в ООН ее официально именуют Бывшей Югославской Республикой Македонией) в последние годы предлагались пять вариантов, в том числе «Верхняя Македония», «Северная Македония» и «Вардарская Македония» (по названию крупнейшей в стране реки Вардар). Впрочем, переговоры представителей Афин и Скопье по «именному» вопросу пока не увенчались успехом. Очередная встреча глав МИД двух стран прошла в начале мая, но и она не принесла желанных результатов. Руководитель греческого дипведомства Никос Котзиас и его македонский коллега Никола Димитров пообщались 4 мая в Салониках, однако прорыва добиться так и не удалось. Неурегулированными остаются как минимум два момента — по словам Димитрова, это возможность изменения конституции Македонии и сфера применения нового названия страны, указывает «РИА Новости».

Руководитель греческого дипведомства Никос Котзиас и его македонский коллега Никола Димитров на переговорах в Салониках. 4 мая 2018 года

Фото: REUTERS/Alexandros Avramidis

Спор можно было бы посчитать исключительно историко-идеологическим, если бы не его важные политические последствия — без его решения Македония, сталкиваясь с сопротивлением Греции, не может стать членом Евросоюза и НАТО. Дипломаты двух стран на этой неделе будут вновь общаться с тем, чтобы добиться хоть какого-то прогресса перед саммитом ЕС и балканских стран, который запланирован на 16–17 мая. На полях переговоров на высшем уровне может состояться и двусторонняя встреча греческого премьера Алексиса Ципраса и его македонского коллеги Зорана Заева. Смогут ли они объявить о достижениях на пути к решению проблемы — большой вопрос.

Однако даже если на уровне исполнительной власти в Скопье решение и будет принято, то вопрос о смене будет вынесен в Македонии на референдум. Кроме того, изменение названия невозможно без внесения корректив в конституцию страны. Эти поправки должны быть одобрены македонским парламентом, в котором, как напоминает греческое издание Kathemirini, у партии Заева — Социал-демократического союза Македонии — нет абсолютного большинства. С учетом того, что главный оппонент СДСМ в собрании республики — националистическая ВМРО-ДПМНЕ, шансы на прохождение через парламент поправок, предусматривающих изменение названия страны, выглядят тем более невысокими.

Король сказал король сделал

Без какого-либо политического противостояния в прошлом месяце свое название изменил Свазиленд — не имеющее выходов к морю африканское государство. Противостоять решению короля Мсвати III в принципе было некому — страна остается последней в Африке абсолютной монархией. Отныне же Свазиленд (название образовано из слов английского и местного языка — свати) будет именоваться Эсватини (eSwatini). Именно так страна и называлась до колонизации британцами по итогам второй англо-бурской войны на рубеже XIX–XX веков.

Объявление о переименовании монарх, имеющий 13 жен, приурочил сразу к двум важным датам — 50-летию независимости (в 1968 году страна освободилась от британского владычества) и собственному 50-летию, которое Мсвати III отпраздновал 19 апреля, писала The New York Times. Новое название государства король уже использовал в прошлом на международных площадках — например, в ходе выступления на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в прошлом году.

Основным поводом для изменения названия провозглашалось «возвращение к историческим истокам» — именно так государство и должно именоваться на свати (всего в королевстве говорят на девяти языках). Кроме того, король посетовал, что Свазиленд часто путают со Швейцарией (на английском оба названия фонетически и впрямь довольно похожи — Swaziland и Switzerland). 

Король Свазиленда Мсвати III во время своего визита на саммит ЕС–Африка 

Фото: Global Look Press/Gong Bing

Однако если на слух названия созвучны, то в политическом и социальном плане, не говоря уже о географическом измерении, от Эсватини до Швейцарии — «дистанция огромного размера». Крошечная африканская страна остается одним из мировых лидеров по распространенности ВИЧ/СПИД, средняя продолжительность жизни у мужчин — 54 года (у женщин — 60), две трети населения живут за чертой бедности, а половина из них — в условиях крайней нищеты.

Несмотря на изобилие социальных и политических проблем (в Эсватини, например, есть оппозиционные партии, но им запрещено иметь своих представителей в парламенте), монарх решил «порадовать» подданных обновленным названием. Теперь государству придется как минимум внести изменения в конституцию — там слово «Свазиленд» появляется более 200 раз, поменять надписи и гравировки на банкнотах и монетах, что-то придумать с брендом национального авиаперевозчика — Swaziland Airlink, отмечает Би-би-си.

Пропускной пункт на границе ЮАР и Лесото

Фото: Global Look Press/Neil Overy

Для государств Африки, большинство из которых в свое время были колониями, идея возвращения к «оригинальным» названиям не нова. После обретения независимости Ньясаленд в 1964 году превратилась в Малави, Родезия и Северная Родезия стали Зимбабве и Замбией, а полностью окруженный ЮАР крохотный Басутоленд с 1966 года существует под именем Лесото. И если пик деколонизационного «ребрендинга» в Африке пришелся на 60-е годы прошлого века, то пример Свазиленда напоминает о том, что вскоре на политической карте мира могут появиться новые названия — например, несмотря на независимость, свои имена сохранили такие страны, как Гамбия, Уганда и Кения.

В 2015 году в Африканском журнале истории и культуры был опубликован масштабный каталог географических названий, основанных на истории того или иного места, которые изменились при колонизации. «Составители документа признают, что некоторые попытки для деколонизации этих названий были предприняты, однако предполагают, что каждая страна должна разработать свою национальную политику в этой сфере и вести методическую работу для изменения названий, принятых в колониальную эпоху, под руководством комитетов по географическим названиям, — пишет портал Смитсоновского института (США). — Если это произойдет, придется, похоже, и впрямь покупать новый глобус».