Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Перепутали газ с мазью
2018-03-29 17:51:48">
2018-03-29 17:51:48
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Утверждения представителей британского правительства будто бы вещество, которым был отравлен экс-сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль, распространялось по воздуху, звучат просто нелепо. Об этом «Известиям» рассказал ведущий российский специалист в области химоружия, научный руководитель лаборатории научного центра Минобороны России, доктор химических наук, профессор Игорь Рыбальченко. По его словам, отравляющее вещество А-234, также известное под названием «Новичок», не является газом, а похоже на вязкую мазь. Он также сообщил, что это вещество можно создать в любой хорошо оснащенной лаборатории, и пояснил, спасет ли от него антидот.

— Что это за вещество — А-234?

— Это новое поколение отравляющих веществ, которое появилось после традиционных — зарина, зомана и т.д. Соединение известно под шифром А-234. Название «Новичок» появилось после того, как советский ученый Вил Мирзаянов эмигрировал в США в 1994 году.

Это вещество относится к классу фторфосфатов с различными заместителями. Данное направление исследовали во многих странах. В РФ все научные программы с А-234 были прекращены. Никаких запасов не создавалось. Мы не могли декларировать то, чего не существует.

— Фигурирует ли А-234 в документах Организации по запрещению химического оружия?

— Там его нет. В Конвенцию ОЗХО внесены табельные вещества, которые были известны на момент ее подписания и имелись у различных стран.

Были попытки поднять вопрос о включении соединений, упомянутых Мирзаяновым, в списки конвенции. Однако эта инициатива вызвала возражения большинства членов научно-консультативного экспертного совета ОЗХО. Мотивация была простой. Мирзаянов взял на себя ответственность — опубликовал формулы. Но в научной литературе не было публикаций об А-234, а книга Мирзаянова — не научная.

Было решено принять эту информацию к сведению и наблюдать за развитием событий вокруг этих веществ. Научные публикации стали появляться в последние годы, но они очень отрывочные.

Игорь Рыбальченко

— Тогда как англичане смогли определить, что имеют дело с А-234 из России?

— Говорить, что А-234 может быть только у России, абсолютно некорректно. Это соединение, зная его формулу, можно синтезировать в любой хорошей лаборатории из коммерческих полупродуктов.

Мирзаянов, когда уехал в 1994 году в США, знал эти формулы. Кому он их передал, мы не знаем. Но сам факт передачи не вызывает сомнений. Иначе зачем он был бы нужен американцам?

А-234 появилось в американской базе данных Национального института стандартов и технологий (NIST) в 1998 году, то есть задолго до публикации книги Мирзаянова. В эту базу вносятся спектральные характеристики всех вновь синтезированных органических соединений независимо от их предназначения. Указываются данные контрибьютора, который представлял Эджвудский центр исследований и разработок армии США.

В базе NIST был приведен его масс-спектр. Предоставить его без физического наличия вещества невозможно. Если в 1998 году это соединение было внесено в базу данных, то, значит, оно было синтезировано в США.

Примечательно, что впоследствии А-234 исчезло из базы NIST. Уже в 2000 году его там не было. Зато его описание и характеристики можно найти в электронном справочнике ChemSpider.

— Какие еще страны способны такие вещества производить?

— Приведу простой пример. У ОЗХО есть сеть аккредитованных лабораторий — около 20. Они находятся в развитых странах, очень сильные есть в Великобритании. В этом списке присутствует и американские лаборатории. Любая из них способна синтезировать это вещество. Полупродукты доступны. Методики понятны.

Более того, при наличии структурной формулы (а ее обнародовал Мирзаянов) любая лаборатория с необходимым уровнем защиты и опытом работы может заниматься синтезом и исследованием таких веществ. При разработке фармацевтических продуктов нередко получаются токсичные соединения. Так что сам факт проведения исследовательских работ не может служить основанием для обвинений.

Вил Мирзаянов

Фото: Global Look Press/facebook.com/vil.mirzayanov

— Можно ли путем анализа компонентов определить страну происхождения?

— Изучение вещества не позволяет установить, в какой лаборатории оно было синтезировано. Все соединения такого типа синтезируются из полупродуктов, которые находятся в свободном коммерческом доступе.

— Какие физические свойства у А-234?

— Судя по информации, размещенной в ChemSpider, А-234 напоминает маслянистую плотную мазь. Температура плавления 109 градусов. То есть оно даже в кипятке не расплавится. Температура кипения 258 градусов.

— Как его хранить?

— Соединение достаточно устойчиво при любых условиях. Благодаря физико-химическим свойствам оно не испаряется и безопасно в обращении, пока не попадет на кожу, в пищеварительный тракт или в органы дыхания. Так что для защиты достаточно надеть перчатки. Вы можете положить его в чашку и ходить по офису, и никто не отравится.

Для террористических актов его можно применять через кожу. Другой вариант — добавить в пищу. Важно, чтобы оно в кровь попало.

По физическим свойствам А-234 больше годится для террористов, чем для военных. Его трудно превратить в газ или аэрозоль, чтобы накрыть большую площадь, зато легко можно перевезти через границу, например, в тюбике из-под зубной пасты.

— Террористические группы способны произвести такое соединение?

— На кухне его не сделать, но нормальной синтетической лаборатории это по силам. Купить оборудование, набрать химиков сейчас несложно. Так что это вещество доступно многим. Оно может оказаться даже в руках террористов или организованных преступных групп.

Следственная группа работает около скамейки, на которой был обнаружен без сознания Сергей Скрипаль

Фото: REUTERS/Henry Nicholls

— Можно ли по симптомам отравления с уверенностью делать вывод, что применялось именно А-234?

— Точные симптомы отравления А-234 нам неизвестны. В советские времена не дошли до их изучения. Мы знаем только, что фосфорорганические соединения ингибируют фермент — холинэстеразу. При этом возможны миоз (сужение зрачков), судороги, слюноотделение. При смертельных дозах - паралич дыхания, прекращение сердечной деятельности.

Однако англичане не предоставили описаний симптомов у пострадавших. Слайды, которые демонстрировала Тереза Мэй, взяты из какого-то учебника по гражданской обороне.

Потерять сознание можно и от фосфорорганического нервно-паралитического вещества, и от неправильно подобранного антидота, и от фентанила.

— Существует ли антидот? Могли пострадавшим колоть атропин, который обычно применяется при отравлении нервно-паралитическими газами?

— Для веществ типа А-234 антидотная терапия в принципе неэффективна. Более того, любой антидот может навредить, если он введен без необходимости. Может быть передозировка атропина. Полицейские также могли не разобраться в ситуации и ввести налоксон, который применяют при передозировке наркотиков. В Англии массовый характер приобрели отравления фентанилом. Это наркотик. Он сильнее героина, и его можно добыть через аптечную сеть. Поэтому налоксон включили в состав стандартной полицейской аптечки.

Кстати, первые три дня после инцидента речь шла именно о фентаниле.

— Вы заметили еще какие-нибудь странности в этой истории?

— Полицейский, который чудесным образом излечился после отравления. Непонятно, где и как он получил отравление, а главное — как смог так быстро восстановиться, если он, со слов госпожи Мэй, впал в кому. Быстрое восстановление возможно только при легком поражении. Повторю, что лечение в случае отравления А-234, скорее всего, крайне затруднено.