Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мирное наступление» Пхеньяна
2018-03-07 17:01:53">
2018-03-07 17:01:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще недавно Ким Чен Ын грозился со дня на день начать войну, заявляя, что американцы с их санкциями и заявлениями якобы не оставляют КНДР другого выбора. На этой неделе северокорейский лидер выразил желание лично встретиться с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином и оказался не против денуклеаризации Корейского полуострова, хотя раньше одно лишь это слово вызывало в Пхеньяне стойкое неприятие. И, наконец, товарищ Ким дал согласие на диалог с американцами, вдобавок ошарашив общественность заявлением о том, что он «с пониманием» относится к военным маневрам Южной Кореи и США. «Известия» разбирались, как в Южной Корее воспринимают нынешнюю межкорейскую «оттепель», верят ли в искренность Ким Чен Ына и насколько для Юга актуальна тема объединения с Севером.

Ещё недавно Ким Чен Ын грозился со дня на день начать войну, заявляя, что американцы с их санкциями и заявлениями якобы не оставляют КНДР другого выбора

Фото: Global Look Press/ZUMA/KCNA

— Война закончилась 65 лет назад, но боль чувствуется до сих пор, сегодня корейцы — единственная на свете разделенная нация, — печально говорит вице-мэр Сеула Юн Ен Бен.

Но когда он переходит к главной теме этой недели — визиту спецпосланников южнокорейского президента Мун Чжэ Ина в Пхеньян — его глаза начинают лучиться оптимизмом.

Результаты, которыми закончилась поездка на Север десанта высокопоставленных южнокорейских чиновников, отвечающих за вопросы безопасности и объединения, действительно оказались впечатляющими. По крайней мере, с точки зрения привезенных обещаний. Лично принимавший гостей с Юга Ким Чен Ын выразил готовность притормозить с испытаниями и обсуждать денуклеаризацию Корейского полуострова — не только с Сеулом, но даже с Вашингтоном. По его словам, Пхеньяну нет особой нужды обладать ядерным оружием — при условии, что режиму будут даны гарантии безопасности, а в адрес страны перестанут раздаваться военные угрозы.

Результаты, которыми закончилась поездка на Север десанта высокопоставленных южнокорейских чиновников, отвечающих за вопросы безопасности и объединения, оказались впечатляющими

Фото: REUTERS/The Presidential Blue House/Yonhap

Наконец, лидеры двух стран даже решили создать «горячую линию» для обсуждения шагов по разрядке напряженности и провести в конце апреля третий за всю послевоенную историю межкорейский саммит.

Чтобы поддержать олимпийское перемирие, начало которому было положено приездом северокорейских спортсменов и большой группы сопровождающих лиц на Игры в Пхёнчхан, товарищ Ким любезно пригласил выступить в Пхеньяне южнокорейскую команду по тхэквондо и артистов. Очевидно, чтобы отплатить Сеулу за недавний горячий прием на Юге тхэквондистов и артисток с Севера.

Верить или не верить

Уступчивость Кима вполне можно счесть жестом доброй воли: все предложения, о которых было сказано на этой неделе, северяне выдвигали и раньше, включая мораторий на испытания, убежден эксперт-кореевед из Института Дальнего Востока Константин Асмолов. А придерживаться его сейчас уже не сложно — северокорейская ракетно-ядерная программа объявлена завершенной, и технические испытания больше не требуются.

— Обсуждать денуклеаризацию — не значит согласиться на американские условия, — сказал политолог «Известиям».

«Мирное наступление» Пхеньяна было ожидаемо среди специалистов. Это стандартная схема развития ситуации на

Корейском полуострове: за эскалацией следует разрядка. КНДР заявила, что выполнила свои задачи по созданию ракет, способных поразить цели на территории США. Теперь можно согласиться и на переговоры без предварительных условий, отметила в разговоре с «Известиями» эксперт Центра корейских исследований ИДВ РАН Людмила Захарова. По ее словам, не стоит забывать, что КНДР никогда не отказывалась от денуклеаризации в принципе, но готова была пойти на это только одновременно с другими ядерными державами.

В самой Южной Корее взгляды на мотивацию Кима и на то, стоит ли ему верить, разнятся. Одни, вроде мэра города Седжон (де-факто административной столицы Южной Кореи) Ли Чун Хи, рассуждают в духе «доверяй, но проверяй».

— Искренность Кима — скорее вопрос будущего. Если мы начнем практическое сотрудничество по денуклеаризации, искренность его намерений не оставит сомнений, — прокомментировал «Известиям» свои впечатления от встречи в Пхеньяне Ли Чун Хи.

Но есть и такие, кто относится к корейскому примирению с большим скепсисом. Один из них — редактор известной корейской газеты «Чосон Ильбо» У Сук Чой. Он долго рассказывает о превосходстве южнокорейской армии над северокорейской (численно солдат у КНДР, конечно, больше, но зато у Юга более современные вооружения). А потом задается вопросом, что будет при «стычке джентльмена и попрошайки», и сам же отвечает на него: кто бы ни вышел победителем, джентльмен в любом случае испачкается.

Другими словами, по мысли Чоя, Юг и Север слишком разные, дело с Пхеньяном лучше не иметь в принципе и оптимизм тут неуместен.

«Чосон Ильбо» — влиятельное СМИ, которое никогда особо не жаловало Пхеньян и настрой нынешнего президента Муна вернуть времена «солнечного тепла» на Корейском полуострове. В январе, когда многие в Южной Корее радовались олимпийской разрядке и согласию КНДР почтить Игры своим присутствием, эта газета без пышных фраз напомнила, что Гитлер принимал у себя Олимпиаду незадолго до развязывания Второй мировой войны.

Фото: Global Look Press/KCNA/Xinhua

Но либеральные журналисты — не единственный голос, увещевающий сограждан отбросить наивную мечтательность относительно дружелюбия Северной Кореи.

Сразу несколько собеседников «Известий» в политических кругах Южной Кореи дружно (но анонимно) указывают на то, что перейти к примирению Ким Чен Ына сподвигли санкции, а вовсе не добрая воля. За прошлый год Совбез принял сразу три санкционные резолюции в отношении КНДР, не считая индивидуальных рестрикций со стороны ряда стран. В частности, санкционный пакет ввел существенные ограничения на энергопоставки Северу и обязал выслать из стран всех северокорейских рабочих, приносивших казне внушительные объемы валюты. Это больно ударило по экономике страны и, как считают в Сеуле, несколько подорвало лояльность граждан к Молодому маршалу, как именует Кима официальная пропаганда.

— Насколько санкции реально прижали режим, мнения разнятся. Явных признаков спада и дефицита я не видел, но, например, медицина в очень тяжелом состоянии из-за отсутствия запчастей к западному оборудованию: американский студент умер отчасти по этой причине (Отто Вормбиер, впавший в КНДР в кому и умерший несколько дней спустя в США), — отметил Константин Асмолов.

В Сеуле некоторые отмечают и расторопность, с которой Ким принял посланников с Юга. За всё время своего правления Ким встречался всего с 11 иностранцами, один из которых — японский повар его отца, а другой — звезда американского баскетбола Деннис Родман. Заезжих же гостей по дипломатической линии Ким часто встречал совсем недипломатично — вернее, вообще не встречался с ними, как в 2013 году случае с тогдашним президентом Монголии (тот критиковал уклад жизни в КНДР) или со спецпосланником китайского лидера Си Цзиньпина Суном Тао, впустую прождавшим приема в Пхеньяне четыре дня в прошлом году.

— Видно, что он в отчаянии и очень рассчитывает на ослабление санкций, раз прислал свою беременную сестру на Игры, — заметил на днях южнокорейским СМИ пожелавший остаться анонимным экс-чиновник министерства по делам объединения, имея в виду назначение на роль главного переговорщика с Югом в кулуарах Олимпиады младшей сестры северокорейского лидера Ким Е Чжон.

На этом фоне радушный прием, оказанный представителям Муна на этой неделе, по мнению многих собеседников издания в Южной Корее, вызван прежде всего тем, что после усиления санкций северянам уже не до жиру.

«Объединение — мечта каждого»

Справедливости ради стоит сказать, что злые языки — в меньшинстве. Прямое доказательство тому — опросы общественного мнения.

Согласно одному из них — опросу службы Realmeter, обнародованному 5 марта, — на фоне подвижек в межкорейских делах рейтинг президента Муна растет вторую неделю подряд, и сейчас он достигает 66,5 %.

— Нет никакого смысла бояться северян вопреки всем угрозам с их стороны, я знаю, что говорю — я два года был в армии. Уверен, мы должны объединиться, ведь у Германии это сработало, — рассказал «Известиям» 26-летний житель Сеула Шин Дэ Ян.

При этом он признает, что большая часть молодежи Юга против этой идеи: страна живет довольно хорошо, но безработица и коррупция для южнокорейцев все же актуальны. И обьединение с куда менее успешной Северной Кореей обременит Юг, считает молодежь.

Другое дело — люди старшего поколения, которые сами знали или, как минимум, слышали рассказы от родителей про кого-то с Севера. Кровные узы, единство корейского народа и этническая чистота нации всё еще входят в их шкалу ценностей.

— Единая Корея — это не просто моя мечта, это мечта каждого корейца, а разделенность — это не то, что нам надо, — убежден мэр города Аньдон Хвон Ен Се.

Юг действительно очень заинтересован в разрядке, это один из пунктов программы нынешнего президента Мун Чжэ Ина, напоминает Людмила Захарова из ИДВ.

— С объединением дело обстоит сложнее. Официально к нему стремятся оба корейских государства, но на практике сейчас надо выйти хотя бы на уровень устойчивого диалога и сотрудничества, — резюмирует эксперт.

— Единая Корея — это не просто моя мечта, это мечта каждого корейца, а разделенность — это не то, что нам надо, — убежден мэр города Аньдон Хвон Ен Се

Фото: REUTERS/Kim Kyung-Hoon

В любой из Корей прямо выступить против объединения как идеи равноценно политическому самоубийству, но и там, и там понимают сопутствующие сложности, отметил Константин Асмолов.

— Северокорейский проект объединения — химерная конфедерация. Южнокорейский проект предполагает поглощение Севера и ликвидацию его суверенитета. У правых и левых Юга разница только в методах. Но всерьез объединения хотят не массы, а националисты и политизированная публика, — резюмирует эксперт.

Есть и еще один момент, который в Южной Корее не могут сбрасывать со счетов: вовлеченность в дела Корейского полуострова сторонних игроков.

Как подчеркивает мэр Седжона, разделение Кореи было частью большой международной игры. И сейчас для нормализации на полуострове и последующего объединения также требуется международное участие.

Это прекрасно понимают в политических кругах Южной Кореи все. Неспроста в конце недели один из представителей президента, только вернувшийся из Пхеньяна, отправляется в США — разъяснить итоги встречи с Ким Чен Ыном. А сразу после он и его коллега улетят в Пекин, Москву и Токио с аналогичной миссией.