Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
На второй круг
2018-03-07 14:54:49">
2018-03-07 14:54:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, утративший вслед за грузинским и украинское гражданство и оказавшийся в двойном изгнании — украинском и грузинском, ищет пути возвращения на историческую родину. Один из возможных вариантов — повторный приход его соратников к власти в Грузии. Подробности — в материале портала iz.ru.

Соответствующее заявление Саакашвили записал в форме видеообращения и распространил через социальные сети. Главный тезис экс-президента — победа оппозиции на предстоящих в 2018 году президентских выборах. А для этого оппозиция, по мнению Саакашвили, должна остановить свой выбор на едином кандидате.

«Наша задача — возвращение к власти, и сделать это мы должны уже в 2018 году», — воззвал к соратникам в Грузии Михаил Саакашвили и выразил уверенность, что президентские выборы сумеет выиграть оппозиционный кандидат, который будет определен путем «праймериз» с использованием «современных технологий».

Судя по оптимистичному настрою экс-президента, он действительно питает некие надежды на возвращение к власти своих соратников, а потом — и самого себя. Но, находясь на границей, он либо не владеет точной информацией о ситуации в стране, либо пытается убедить себя и своих сторонников в том, что сделать это вполне реально.

Партия, лидером которой продолжает считаться Михаил Саакашвили, сильно поредела. От нее постепенно отпочковались и отдалились вначале «второстепенные» лидеры вроде тех, что создали движение «Гирчи», активно ратующие за декриминализацию марихуаны, затем автор проекта домов юстиции и реформы сферы услуг в министерстве юстиции Георгий Вашадзе, создавший свою партию «Новая Грузия», а под конец — основной костяк лидеров, с которыми Михаил Саакашвили, собственно, и создавал некогда «Единое национальное движение».

В лагере оппонентов оказались Гиви Таргамадзе, Гиги Угулава, Гига Бокерия, Давид Бакрадзе, Гиги Церетели и многие другие. В итоге такого распада в парламентской фракции «Единого национального движения» остались 6 депутатов, а основанная бывшими соратниками ЕНД «Европейская Грузия» создала целых три парламентских фракции и сформировала парламентское меньшинство. Некогда стоявшие стеной друг за друга политики уже открыто обмениваются взаимными обвинениями. И лишь в отдельных вопросах, касающихся европейской линии развития Грузии, критики действий России и политики нынешних властей, заявления лидеров «Единого национального движения» и «Европейской Грузии» продолжают звучать в унисон.

Кандидат в президенты Грузии от «Единого национального движения» Давид Бакрадзе

Фото: РИА Новости/Александр Имедашвили

Такая партия с ее неблаговидным прошлым, в окончательном «оформлении» которого свою весомую роль сыграл учредитель коалиции «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили, должна, по замыслу Михаила Саакашвили, объединить вокруг себя «не продавшуюся» за подачки Иванишвили оппозицию и выдвинуть сильного кандидата, который одержит победу на президентских выборах.

А после этой победы Саакашвили грозится развалить правительство «Грузинской мечты», разрушить созданное Иванишвили в Грузии «собственное феодальное поместье» и взять бразды правления в свои руки, точнее, повторно привести к власти «Единое национальное движение».

В «Едином национальном движении» идею своего лидера поддержали. В беседе с журналистами председатель фракции «Национальное движение» грузинского парламента Роман Гоциридзе выразил уверенность, что в случае выдвижения на президентских выборах единого кандидата оппозиция обязательно одержит победу. При этом депутат отметил, что этот кандидат не обязательно должен быть членом его партии. Главное, чтобы он пользовался доверием общества.

«Первое большое объединение оппозиции может произойти именно вокруг единого кандидата в президенты. Мы думаем, что это возможно. Мы можем определить единого кандидата по принципу самого объективного и справедливого отбора. Это не обязательно должен быть представитель «Национального движения». Мы поддержим любого кандидата, который пользуется большим доверием в обществе», — пояснил Роман Гоциридзе.

Идею выдвижения единого кандидата поддержали лидеры «Новой Грузии» и «Национал-демократической партии». Это и не удивительно. Хотя учредитель «Новой Грузии» Георгий Вашадзе покинул ряды «Единого национального движения» в начале мая 2016 года, но в своей критике бывших соратников далеко никогда не заходил. А неудача, которую «Новая Грузия» Георгия Вашадзе в избирательном блоке с основанной Паатой Бурчуладзе партией «Государство для народа» потерпела на парламентских выборах 2016 года, видимо, подтолкнула его вновь обратить взоры к «более сильным» политическим партнерам. «Национальное движение», несмотря на потерю целой плеяды соратников, сумело заполучить места и мандаты и на выборах в органы местного самоуправления в прошлом году.

Министр экономического развития Грузии Лаша Жвания, глава МИДа Грузии Григол Вашадзе и госминистр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Георгий Барамидзе (слева направо) — на международной конференции «Европейский путь Грузии»

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов

Что касается «Национал-демократической партии», ее в Грузии с самого прихода к власти «Единого национального движения» считали и продолжают считать «сателлитом» партии Михаила Саакашвили.

В необходимости выдвижения единого кандидата в президенты от оппозиции уверены и в партии «Новые правые», которая в бытность Саакашвили у власти играла роль «конструктивной оппозиции» и которую независимые грузинские эксперты и политологи относят к партиям-сателлитам.

Более осторожны в оценках идеи экс-президента его бывшие соратники из «Европейской Грузии». Часть лидеров партии выдвижение единого кандидата в президенты поддерживает, но считает эту инициативу неосуществимой. Другая часть уверена, что победить на президентских выборах оппозиция сможет только при наличии множества разных кандидатов.

По мнению депутата парламента, члена «Европейской Грузии» Гиги Церетели, если оппозиция сумеет договориться о выдвижении единого кандидата, она может добиться успеха на выборах и что-то изменить в стране. Но депутат тут же сделал отступление: у оппозиции никогда не получалось достичь договоренности по единому кандидату, и это очень плохо.

Сомневается в возможности объединения с бывшими соратниками еще один представитель «Европейской Грузии» Гиги Угулава. По его словам, когда от бывших коллег исходят только обвинения и оскорбления, говорить о выдвижении единого кандидата смысла не имеет.

Необходимости выдвижения единого кандидата в президенты не видит соратница Угулава и Церетели по партии, депутат парламента Елена Хоштария. Она считает, что чем больше кандидатов в президенты выдвинут оппозиционные партии по отдельности, тем больше у них шансов одержать победу на выборах.

Политический спектр Грузии сегодня достаточно разношерстный. В реестре политических объединений, который ведет Национальное агентство публичного реестра министерства юстиции Грузии, зарегистрировано в общей сложности более 240 политических объединений: от партий коммунистического толка до ярых прозападников. Из них участие в выборах всех уровней обычно принимают порядка 20–30 политических партий. Причем создается впечатление, что большинство подает заявки для создания в стране «фона плюрализма и демократии»: успеха они никогда не добиваются, но свою лепту в виде противоречащих «основной — прозападной линии страны» заявлений вносят.

Если пересмотреть всю историю нынешней, «независимой» Грузии, то победу на выборах обычно одерживала партия, находящаяся в «расцвете» своего правления. Период для такого «расцвета» отведен вполне определенный — около 10 лет. Примерно столько правил в стране Эдуард Шеварднадзе, пришедший (точнее, приведенный) к власти в результате гражданской войны конца 1991 – начала 1992 года. Свергнувший правительство Шеварднадзе в ноябре 2003 года Михаил Саакашвили формально «продержался» у власти до октября 2013 года, когда на смену ему был приведен ставленник «Грузинской мечты» Георгий Маргвелашвили. Хотя партия Саакашвили была отстранена от основных постов в правительстве страны в результате парламентских выборов 1 октября 2012 года. Сегодня в таком периоде «расцвета» находится «Грузинская мечта». Она правит лишь 5 с лишним лет и гипотетически имеет в запасе примерно столько же.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили и начальник Объединенного штаба ВС Грузии Ираклий Дзнеладзе (справа налево) — во время церемонии инаугурации президента Грузии во дворе старого здания парламента Грузии на проспекте Руставели в Тбилиси

Фото: РИА Новости/Александр Имедашвили

«Расцвет» того или иного правителя Грузии на положении основного населения страны никогда адекватно не отражался. В период правления Шеварднадзе вся страна чего-то ожидала: не было света и газа, которые после гражданской войны, как по мановению волшебной палочки, вдруг куда-то исчезли. Ждали, что вот-вот проблемы решатся, вот-вот откроют заводы, дадут работу, включат свет и газ, вернут к нормальной жизни, в которой не нужно добывать копейки и бороться за выживание. Не дождались.

В период «расцвета» Саакашвили населению были возвращены «основные блага» в виде света, газа, продовольствия в магазинах и порядка на улицах, пенсии за 11 лет правления «Единого национального движения» были повышены с 14 лари до 150 лари. Но эти годы вошли в историю страны как период тотального страха и ожидания расправы. Политики и общественные деятели боялись уличения в «шпионаже», объявления «агентами России», бизнесмены различного уровня — конфискации имущества и бизнеса. Жесткая политика правительства Саакашвили была основана на реформах фасадного характера и искоренении всего, что так или иначе могло быть связано с Россией.

Возможных «шпионов» выявляли путем тотального прослушивания телефонов, слежки и поощрения «наушничества». А «основные блага» были даны населению за «солидную плату»: тарифы на свет, газ, воду и другие коммунальные услуги резко возросли и взымались с применением карательных мер. Оппозиционное движение против правительства Саакашвили началось в 2007 году, но его партия сумела продержаться у власти еще долгих 5 лет. «Ушел» Саакашвили после того, как на Западе ему неоднократно «намекнули» на необходимость «передачи власти». Именно тогда на политической арене Грузии «неожиданно» появился и выступил с критикой «Единого национального движения» и его лидера доселе сидевший в тени олигарх Бидзина Иванишвили.

Сегодня Грузия опять перешла на режим ожидания — ожидания исполнения обещаний. А их основанная Иванишвили «Грузинская мечта» до своего прихода к власти дала немало. В числе таковых было «восстановление справедливости» — наказание тех высокопоставленных чиновников, которые преследовали оппозицию, разгоняли митинги, устраивали погромы в офисах партий, конфисковывали имущество преуспевающих бизнесменов, покрывали полицейских-убийц.

Еще одно обещание касалось обеспечения населению Грузии «безбедной жизни». Как говорил Бидзина Иванишвили на одной из пресс-конференций вскоре после победы его коалиции на парламентских выборах, первый год прихода к власти «Грузинской мечты» будет очень трудным, на второй год население должно было почувствовать «облегчение», третий год должен был стать «хорошим», а четвертый — «очень хорошим». Примерно так можно перефразировать заявление бывшего премьера.

Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили 

Фото: РИА Новости/Александр Имедашвили

Первый год действительно был трудным, но последующие годы облегчения населению страны не принесли, хотя «Грузинская мечта» постепенно вышла из режима «коабитации» с «Единым национальным движением» (продолжавшегося до тех пор, пока отдельные ключевые посты в правительстве занимали представители «Единого национального движения») и взяла всю власть в свои руки. За исключением оппозиционных фракций в парламенте и органах местного самоуправления, где еще присутствует оппозиция.

На фоне невыполненных обещаний начали роптать даже те, кто 1 октября 2012 года с воодушевлением и подъемом встретил победу «Грузинской мечты» и все эти годы был ее ярым сторонником. На сторону бывших властей в лице «Единого национального движения» и отпочковавшихся от него партий они не переметнулись, но о прошлом уже вспоминают с определенной долей ностальгии: жить даже при Саакашвили было легче, с материальной точки зрения.

Судя по опросам общественного мнения, которые периодически проводят в Грузии американские неправительственные организации NDI и IRI, рейтинг «Грузинской мечты» постепенно падает. Но рейтинг ее основных оппонентов (которыми Запад с самого начала определил «Единое национальное движение» и отделившуюся от него «Европейскую Грузию») пока не «поднялся» настолько, чтобы на предстоящих выборах какая-либо из оппозиционных партий или они вместе могли «опередить» и «победить» ныне правящую силу.

Скорее всего, период «расцвета» правления «Грузинской мечты», необходимый для «упрочения в стране демократии», еще не прошел, и у правящей партии есть время для «доведения до конца своих планов».

А Саакашвили, судя по вялой реакции, даже среди соратников, на его видеообращение, дважды войти в одну и ту же реку в Грузии, наверное, не суждено.

 

Читайте также