Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно»
2021-08-14 20:08:50">
2021-08-14 20:08:50
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Самостоятельно обеспечивать себя сельхозпродуктами Дальний Восток сможет в ближайшие три года. Об этом в интервью «Известиям» заявил глава Минвостокразвития Алексей Чекунков. Министр также рассказал о расширении надбавок в регионе, бюджетной справедливости и будущем дальневосточного лоукостера.

«Наша цель — полное освобождение инвесторов от всех налогов»

— Недавно стало известно о возможном создании свободной таможенной зоны и освобождении инвесторов от части налогов на Курилах. Предприниматели из каких стран смогут воспользоваться этой возможностью?

— На Курильских островах действует территория опережающего развития, однако она сегодня составляет всего 31,5 га — площадь менее 0,003% от всех территорий гряды. Курилы могут быть как зоной для создания новых предприятий, в первую очередь связанных с переработкой водных биоресурсов, так и интереснейшим туристическим направлением. Наши цели — полное освобождение инвесторов на длительный срок от всех налогов, снижение социальных страховых взносов до 7,6% и введение режима свободной таможенной зоны. До 1 сентября эта работа будет завершена. На ВЭФ мы объявим конкретные параметры, в первую очередь на какой срок это освобождение от налогов будет реализовано. Но могу вам обещать, что это будет более агрессивно в хорошем смысле слова. Примерно за пять лет льготы преференциального режима Дальнего Востока в сумме привлекли уже 2,5 тыс. компаний.

— Как вы думаете, насколько Япония заинтересована в сотрудничестве с Россией, невзирая на политические притязания на территорию?

— Безусловно, Курильские острова — неотъемлемая часть России. Инвесторами в проекты, например по переработке водных биоресурсов или в турпроекты, которые планируются на Курильских островах, могут выступать и японские компании. У них есть отличные технологии для этих отраслей, хороший опыт реализации туристических проектов, а главное — у них есть рынок.

Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Мы будем приветствовать японских инвесторов, так же как и инвесторов из всех других стран, с их проектами и в рамках того, что, мы надеемся, станет самой конкурентоспособной территорией опережающего развития.

«Мы боремся за каждого отдельного школьника»

— Одна из основных проблем Дальнего Востока и Арктики — отток населения. Насколько может снизиться его численность в этих регионах в ближайшие три года? Обсуждаются ли новые программы по привлечению россиян на эти территории помимо раздачи участков?

Отток населения существенно замедлился. Если до запуска политики опережающего развития Дальнего Востока (до 2015 года. — «Известия») ежегодный миграционный отток составлял 45 тыс. человек, то, например, в 2018 году он сократился практически в четыре раза — до 12 тыс. В 2019 году он составил 19,9 тыс. человек. Мы работаем над тем, чтобы повысить качество образования на Дальнем Востоке, предоставляем большее количество бюджетных мест и боремся за каждого отдельного школьника.

По суммарному коэффициенту рождаемости ДФО опережает Россию. Если в среднем по стране 1,5 ребенка на семью, то на Дальнем Востоке — 1,7, а в Сахалинской области и Бурятии — 1,9. Это очень хороший результат, который был целенаправленно расширен поддержкой семей с детьми. Мы детально изучаем опыт каждого региона. Смотрим эффективность и востребованность этих мер населением. И те меры, которые показали свою эффективность в отдельных регионах, мы будем распространять на весь округ.

Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

Смертность от всех причин на Дальнем Востоке ниже среднероссийской. Однако средняя продолжительность жизни в ДФО тоже ниже, чем в России. Мы потеряли год из-за пандемии. Если до нее показатель достиг 70,2 года, то за последний год он сократился. Это очень печальный факт, который говорит о том, что COVID прошелся по нашим регионам.

Остаются большие проблемы в социальной сфере, связанные прежде всего с географией и экстремальным климатом. Пока невозможно донести до каждого жителя самых удаленных и малых населенных пунктов услуги (в первую очередь образование и здравоохранение) на уровне самых лучших российских городов. Но национальные проекты создают новые школы, больницы, поликлиники, спортивные центры во всех регионах Дальнего Востока. Всего запланировано 1,5 тыс. таких объектов. Уже создано более 470, почти 700 объектов реконструировано. Они начинают давать свой эффект.

— Как удержать молодежь в регионе?

— Важно обеспечить молодым дальневосточникам доступ к федеральной системе высшего образования без необходимости выезда из региона. Для этого будем привлекать ведущие федеральные вузы на Дальний Восток, чтобы у ребят была возможность получить диплом по месту жительства. Кроме того, мы запускаем специальную программу подготовки кадров для системы управления.

Работа по развитию наших геостратегических территорий Дальнего Востока и Арктики непростая ни по сути, ни по масштабу задач. Да и постоянно перемещаться в девятичасовых поясах — не для слабых духом. Но это же одновременно и одна из самых интересных и перспективных миссий среди всех существующих в государственном управлении сегодня. Начинается отбор молодых людей в программу подготовки «управленческого спецназа» для развития Дальнего Востока и Арктики. Программа названа в честь великого генерал-губернатора Сибири и Дальнего Востока Муравьева-Амурского. Я надеюсь, что среди тех, кто пройдет сложнейшие испытания и попадет на эту программу, окажется тот, кто сможет принести Отечеству такую же пользу, какую принес России Николай Николаевич Муравьев-Амурский.

— С этого года гектары дают уже не только в ДФО, но и в Арктике. Какой объем территорий планируется выдать к концу этого года?

Я люблю проект «Дальневосточный гектар» за то, что он смелый, и благодаря ему появилось много ярких, красивых проектов. Но это не переселенческий проект. Народная молва и пресса ошибочно сравнивают «Дальневосточный гектар» с проектом переселения людей, коим, например, был проект выделения дальневосточных земель при Петре Аркадьевиче Столыпине.

Коробка брусового дома. Уникальный образовательно-экологический проект запускает группа энтузиастов на дальневосточном гектаре у подножья горы Ливадийской (Пидан). Со временем здесь появятся ботанический сад, сад лекарственных растений, экскурсионная пасека

Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

Это вызов. Гектар — это не так мало, поэтому освоить его непросто. И те хорошие примеры, которые удались, радуют нас тем, что люди эту инициативу реализовали, многие из них этим живут. Гектар в Арктике — еще более нишевый продукт, поскольку климат экстремальнее, чем в среднем по Дальнему Востоку. Есть достаточно экзотические планы, как, например, полярная база тиктокеров. Это предложение поступило из Якутска. Наш Север, безусловно, дает очень богатый фон, на котором можно зарабатывать лайки.

Мы планируем менее 2 тыс. га выдать до конца года в Арктике. На Дальнем Востоке уже получено 65 тыс. га, всего более 90 тыс. заявлений. Требования довольно низкие: нужно вложить в освоение земли более 30 тыс. рублей. Это невысокая планка, для того чтобы получить ее в собственность.

Какие регионы могут перенять опыт бесплатной выдачи земель?

— Я думаю, здесь очень важны индивидуальные особенности каждого субъекта, ведь на самом деле тему с выдачей гражданам гектаров, не всегда бесплатных, подхватили многие регионы. Есть уже и «московский гектар», есть гектары в Ивановской области. Там, где земля имеет более высокую коммерческую ценность, более востребована, там за нее предусмотрена некая стоимость. Если регионы не такие большие, как субъекты ДФО, можно предусмотреть и некую конкурентность. Очевидно, что гектар на Красной площади или гектар в Подмосковье, на Рублево-Успенском шоссе, должен стоить дороже, чем гектар, например, на Чукотке. Безусловно, важно учитывать при введении любых подобных программ особенности каждого отдельно взятого региона.

«Везти их из Китая далеко и дорого»

— Планируется ли увеличение северных надбавок и районных коэффициентов и распространение их на новые территории?

Мы последовательно работаем над тем, чтобы расширять пакет льгот для граждан всех возрастных и всех социальных категорий. Например, вначале мы ввели дальневосточную ипотеку только для молодых семей и только в новостройках. Потом расширили ее на объекты вторичного жилья в тех городах, где просто нет первичного. И сейчас работаем с профильными ведомствами, чтобы расширить действие программы и на граждан возраста, который не подпадает под определение «молодежь», которым более 35 лет.

Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно
Фото: РИА Новости/Сергей Красноухов

На Дальнем Востоке предусмотрены повышенные коэффициенты материнского капитала, надбавки, при рождении первого, второго и третьего ребенка. Реализуются программы «Земский доктор», «Земский учитель». Очень успешно работает программа по переселению соотечественников из-за рубежа. Всего по этой программе почти 28 тыс. человек приехали. Мы делаем Дальний Восток более привлекательным.

Главным магнитом для людей должны быть высокооплачиваемые рабочие места. На сегодняшний день в наших преференциальных режимах на Дальнем Востоке и Арктике уже создано 2,7 тыс. предприятий. И они предоставляют более 180 тыс. рабочих мест, а объем инвестиций вплотную приближается к 6 трлн рублей. Этот экономический локомотив и тащит за собой социальную сферу, он позволяет людям получать большие зарплаты. А государство будет поддерживать все те группы населения, которые напрямую не участвуют в этих новых предприятиях.

— Насколько серьезна проблема нехватки кадров?

Вакансий довольно много. Колебания спроса и предложения резкие. Не хватает рабочих рук в строительной отрасли. Привлечение железнодорожных войск к строительству Восточного полигона было оправданно. У нас есть локальная нехватка рабочих рук в аграрном секторе, связанная с пандемией. Но это временно, и, наверное, даже хорошо. До COVID в некоторых приграничных районах землю фактически обрабатывали граждане Китая. Правильнее было бы, чтобы землей занимались эффективные современные российские предприятия, которые обеспечивали бы долгосрочное планирование севооборота и заботу о земле. Оптимизация агрокомплекса Дальнего Востока, развитие российской глубокой переработки, его нацеливание на рынки АТР — один из приоритетов в нашей отраслевой работе.

— С этого года половину налогов работающих в Арктике компаний направят на повышение качества жизни в этом регионе. Рассматривается ли принятие аналогичных мер на Дальнем Востоке?

— Мы действительно обсуждаем с Министерством финансов возможность задействования налогов от новых предприятий для реинвестирования в социальную сферу. Поскольку пока такие решения не приняты, мы работаем с теми инструментами, которые есть.

Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Бюджетная справедливость — почти философская концепция, которая показывает, доказывает необходимость увеличения финансирования региональных бюджетов Дальнего Востока, доведения их обеспеченности хотя бы до уровней среднероссийских. Из 11 регионов Дальнего Востока только Сахалинская область может похвастаться сильным сбалансированным бюджетом.

— Ни для кого не секрет, что цены на товары в ДФО и Арктике очень высокие. Обсуждают ли власти ограничение стоимости части продуктов или возмещение расходов на их приобретение?

— Арктическая зона РФ снабжается в том числе путем северного завоза. Мы проводим детальный анализ его эффективности. Я думаю, сможем выйти на решения, которые позволят оптимизировать стоимость северного завоза и, соответственно, снизить цены.

У нас Дальний Восток долгое время снабжался базовыми овощами и фруктами из Китая. И, признаться, я без огромного удовольствия ел там простые помидоры и огурцы в первые годы, когда начинал туда ездить. У меня было свое мнение касательно чистоты, экологичности этой продукции. Цены достигали 600–700 рублей на помидоры в Магаданской области и выше в несезон, потому что везти их из Китая далеко и дорого.

Бизнес отреагировал на этот сигнал, и с помощью государственных субсидий, инвестиций от институтов развития, льготных кредитов стали появляться теплицы — в Якутии, в Приморье, даже в Магадане. Нам магаданский предприниматель, который открыл теплицу, рассказывал, что к нему приходила полиция и спрашивала, нельзя ли приподнять цены на клубнику, потому что у них участились случаи драк на рынке. Она стоила 1200 рублей, а теперь — 600, а на вкус лучше любой импортной.

Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

Примерно к какому году может быть достигнуто такое самообеспечение?

— По овощам с помощью программы развития тепличной отрасли с учетом тех субсидий, той динамики, которую я вижу, я считаю, что в течение ближайших трех лет у нас не останется субъектов Дальнего Востока, которые бы испытывали проблему, которая еще пять лет назад была поголовной.

«Стоимость 8-часового перелета по цене 7200 рублей — это феноменально»

— Суровые климатические условия негативно влияют на здоровье местных жителей. Однако, по словам экспертов, специалистов и оборудования для оказания медпомощи зачастую не хватает. Несмотря на наличие программы «Земский доктор», ситуация в некоторых районах остается критичной. Что власти планируют предпринять для решения этой проблемы?

Нужно строить жилье. У нас довольно обветшалый жилой фонд. В некоторых субъектах Дальнего Востока дома не строились десятилетиями. Мы определяем участки в городах Дальнего Востока и через открытый конкурсный механизм приглашаем туда сильных застройщиков, которые способны сразу застроить их в режиме комплексного развития. Мы сейчас оцениваем объем такого дополнительного жилья, которое может быть создано по программе «Дальневосточный квартал» в режимах территорий опережающего развития, порядка 2 млн кв. м. Это много для Дальнего Востока. И я надеюсь, позволит сдержать рост цен на жилье, который, к сожалению, у нас произошел, так же как и в остальной России.

С начала пандемии примерно насколько повысилась стоимость жилья?

— У нас разный прирост на вторичном и на первичном рынках. Если я не ошибаюсь, примерно 17% где-то с начала пандемии.

Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Для увеличения транспортной доступности ДФО появится дальневосточная компания. Когда ее самолеты будут летать в другие федеральные округа? И какая стоимость билета с Дальнего Востока до столицы, по вашему мнению, была бы оптимальной?

— Уже 20 августа начнут выполняться рейсы по маршруту Южно-Сахалинск — Красноярск. До конца этого года будет перевезено более 100 тыс. человек и совершено 1780 рейсов. Для этого правительство выделило субсидию в объеме около 1,6 млрд рублей.

На следующий год мы планируем расширение маршрутной сетки и увеличение субсидирования, в том числе межрегиональных перелетов. И для нас вопрос обеспечения авиадоступности Дальнего Востока (внутри регионов, между регионами, между ДФО и европейской частью России) — один из самых главных.

Важно отметить, что в этом году правительство увеличило субсидии более чем вдвое, на магистральные перевозки — более чем до 11 млрд рублей. Стоимость 8-часового перелета Москва — Хабаровск для льготных категорий граждан по цене 7200 рублей — это феноменально. Нигде больше в мире 8 часов лететь за $100 невозможно.

Да, к сожалению, пока объем этих субсидий не безлимитен, и не всем желающим удается купить билеты по такой цене. Мы последовательно работаем, во-первых, над тем, чтобы объем субсидий рос. Во-вторых, над тем, чтобы порядок их распределения был абсолютно ровным между населением и регионами Дальнего Востока. В марте Чита, Улан-Удэ и Якутск не попали в перечень субсидируемых маршрутов, но мы вместе с Минтрансом исправили ситуацию. Она больше не повторится.

Туристический потенциал ДФО и Арктики пока слабо развит. Насколько увеличился турпоток после введения кешбэка? Какие еще преференции для путешественников могут появиться?

— В этом году мы видим бодрый рост количества туристов, приезжающих, например, на Камчатку, — на 17%, хотя это раскрученное туристическое направление, в Амурскую область — 20%.

Прошлый год был трудным, туррынок серьезно просел. С учетом ограничительных мер первой половины 2020-го Дальний Восток потерял 37% турпотока. Согласно Росстату, если в 2019 году приехали 3,7 млн туристов, то в 2020-м у нас было 2,4 млн. Что очень важно, среди этих путешественников все чаще стали попадаться бизнесмены, которые летят на Дальний Восток, чтобы реализовать там свой турпроект.

Памятник природы «Горный массив Вачкажец» (расположен в 80 км к западу от Петропавловска-Камчатского) включен в перечень особо охраняемых природных территорий регионального и местного значения Камчатского края

Памятник природы «Горный массив Вачкажец» (расположен в 80 км к западу от Петропавловска-Камчатского) включен в перечень особо охраняемых природных территорий регионального и местного значения Камчатского края

Фото: ТАСС/Елена Верещака

Ростуризм оценивает дополнительный турпоток от кешбэков в 30% в среднем по стране. Примерно такие цифры справедливы и для Дальнего Востока.

«Миллионы гектаров леса в Якутии подвержены пожарам»

— Сейчас в правительстве прорабатывают индексацию выплат на ремонт и покупку нового жилья людям, пострадавшим из-за чрезвычайных ситуаций. Сколько примерно граждан в ДФО и Арктике ежегодно обращаются за помощью? Какую сумму выплат они в среднем получают?

Диапазон выплат от 10 тыс. рублей за потерянное имущество до 100 тыс. рублей полностью за потерю жилья. Это выплата в моменте, которую получает семья, попавшая в чрезвычайную ситуацию. И, конечно, тем, кто полностью потерял свое жилье, предоставляется новое, либо деньги на его приобретение, либо оно строится.

В этом году у нас прошла только первая волна паводка. Поэтому ущерб от этой волны еще оценивается. На сегодня мы потеряли порядка 200 домов, еще порядка 400 ремонтируются. Но повторяю, что это, к сожалению, еще процесс, который происходит.

Вид на подтопленную территорию села Игнатьево Амурской области в июне этого года

Вид на подтопленную территорию села Игнатьево Амурской области в июне этого года

Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

— Власти проработают введение обязательного страхования в районах с высокими рисками ЧС. Насколько это целесообразно? Сколько в среднем такая страховка будет стоить для населения?

— Такой механизм должен быть создан при поддержке государства, с тем чтобы гражданам дополнительные расходы нести не пришлось, потому что рыночной цены у таких страховых продуктов существовать не может. У нас миллионы гектаров леса, например, в Якутии подвержены сейчас пожарам, паводки накрывают огромные территории в Хабаровском крае. Нет такой страховой компании, которая скажет гражданам: за приемлемую цену я вас от этого защищу.

Поэтому какой бы механизм здесь принят ни был, он будет в плоскости грамотного планирования, межведомственного взаимодействия и убеждения граждан, их стимулирования не селиться, не строить новые дома в местах, которые подвержены таким рискам.

Во время поездки на Дальний Восток премьер обратил внимание на долгострои. Будет ли ужесточаться ответственность за то, что какие-то социальные объекты не сдаются вовремя?

— У нас на Дальнем Востоке сейчас строится несколько сотен объектов социальных, крупных, с федеральным финансированием. И у нас реализуется Национальная программа развития Дальнего Востока, в которой 806 мероприятий, из них 600 — социальные. У каждого из этих мероприятий есть сроки. Мы на базе Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики создаем ситуационный центр, который до конца этого года начнет свою работу, он станет современным цифровым штабом, отслеживающим каждое индивидуальное мероприятие. И здесь, я считаю, единственный способ — это предотвращение и предупреждение.

Читайте также