Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сетевой сбой: как рыбаки уничтожают водоемы
2021-08-09 18:27:44">
2021-08-09 18:27:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В начале августа закончился первый этап научно-исследовательской экспедиции по изучению загрязнения озера Байкал брошенными и затонувшими рыболовными сетями. Проблема актуальна во всем мире — дешевые полимерные материалы, оказавшись на дне водоемов, превращаются в долгосрочное орудие убийства живых организмов. О первых результатах исследований — в материале «Известий».

Как синтетические сети убивают Байкал

Представители фонда поддержки прикладных экологических разработок и исследований «Озеро Байкал», рассказавшие об экспедиции, отмечают, что опустившиеся на дно рыболовные сети продолжают «фантомный промысел» — обитатели подводного мира попадают в них, гибнут, начинаются процессы гниения, развиваются вредоносные водоросли. Всё это в конечном итоге отравляет воду.

На пресс-конференции по итогам первого этапа проекта президент фонда «Возрождение Земли Сибирской» Елена Творогова заявила, что сети не так давно стали бичом Байкала.

На протяжении всего XIX и первой половины XX века в промышленных масштабах рыбу добывали с помощью плетеных сетей, их плели всю зиму и очень берегли, — рассказала она.

Аквалангисты во время поиска сетей на озере Байкал
Фото: facebook.com/Артур Мурзаханов

Затем сети стали слишком доступны. И сейчас речь идет о загрязнении дешевыми «китайками» — из тонкого полимерного материала. Их не жалко, их часто сносит течением, и именно они копятся на дне водоемов.

Сейчас точных данных о загрязнении водоема затонувшими рыболовными сетями и о последствиях, к которым оно приводит, по сведениям фонда «Озеро Байкал», нет. По итогам проекта будет составлена карта скоплений синтетики в прибрежной зоне, специалисты дадут предварительные оценки масштабов загрязнения, рекомендации по решению проблемы, а также достанут часть мусора.

Организаторами изысканий стали Иркутская региональная экологическая организация «Глубина ответственности» и фонд «Озеро Байкал», научным партнером — Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН. В составе экспедиции работали профессиональные дайверы, представители Росрыболовства и Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры. Общий фонд проекта — 3 млн 562 тыс. рублей. Президент организации «Глубина ответственности» Александр Красовский на пресс-конференции заметил: второй этап у проекта будет, но пока есть вопросы с финансированием. Для качественной работы его нужно больше.

Как проходила экспедиция

Директор фонда «Озеро Байкал» Анастасия Цветкова сообщила «Известиям», что экспедиция длилась 10 дней и показала разные результаты в различных частях водоема.

Сначала прошли от поселка Листвянка до Заповедного Подлеморья через Ушканьи острова и остров Ольхон, затем — вдоль Заповедного Прибайкалья вернулись в Листвянку, — рассказала она. — Профессиональные дайверы, привлеченные к экспедиции, погружались в районе Листвянки, в Малом море. Велись исследования со дна лодки с помощью видеокамер, чтобы изучить состояние акватории.

Она отметила, что по сравнению с осмотрами, которые уже проводились в 2016 году, состояние дна значительно улучшилось в Малом море и в акватории на бурятском берегу. По ее словам, это результат работы руководства ООП «Заповедное Прибайкалье» и надзорных органов, которые стали следить за незаконной рыбной ловлей. И в целом ситуация не является катастрофической.

Аквалангисты во время поиска сетей на озере Байкал
Фото: facebook.com/Артур Мурзаханов

Когда у Малого моря появился режим особо охраняемой территории, у инспекторов появились полномочия проверять любое транспортное средство, любых граждан, — рассказал «Известиям» директор ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Умар Рамазанов. — Благодаря более расширенному контролю удалось остановить незаконную рыбную ловлю с помощью сетей.

По его словам, несколько человек поймали и серьезно наказали, после этого остальные нарушители стали понимать, что незаконная рыбалка в границах особо охраняемой природной территории (ООПТ) может привести не только к административному штрафу, но и к уголовному делу.

Однако следить удается не за всей территорией: Малое море входит в границы ООПТ, говорит Рамазанов, а километровая береговая линия — нет, и там контроль осуществлять невозможно. И в других частях озера тоже есть большие проблемы.

От Листвянки до Бугульдейки в районе КБЖД ситуация сложнее, — поясняет Цветкова. — Объясняется это тем, что там много туристов и очень удобный для установки сетей свал (резкое увеличение глубины. — Прим. ред.).

Сети, найденные на озере Байкал
Фото: «Заповедное Прибайкалье»

По ее словам, поднятые сети показывают, насколько серьезна проблема: они рассыпаются на микропластик, который является серьезным загрязнителем.

— При этом нужно понимать, что сети очень сложно обнаружить, — говорит Цветкова. — Они покрыты водорослями, мимикрируют под естественный ландшафт озера.

Взятые на дне пробы будут исследоваться в лабораториях — ученым предстоит понять, что накапливается в таких рыболовных снастях.

Как на дне образуется воронка смерти

Один из участников экспедиции, гидробиолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института океанологии РАН Филипп Сапожников рассказал, что происходит с сетями под водой.

Любой антропогенный объект, который попадает в водоем, встраивается в экосистему, однако имеется в виду не гармоническое присутствие, — говорит ученый. — Сеть на дне превращается в пассивного охотника, который продолжает ловить добычу на протяжении очень длительного времени — это продолжается многие годы. Таким образом, она становится долгоиграющим орудием убийства.

По его словам, происходит цепная реакция: крупные раки приходят добывать рыбу, которая попала в сеть, и запутываются в ней, их трупы идут поедать раки помельче, они тоже оказываются пойманными. Различные существа идут друг за другом, гибнут, их останки начинают гнить.

Сети, найденные на озере Байкал
Фото: региональная экологическая общественная организация «Глубина ответственности»

— Это такая воронка смерти, которая затягивает всё больше и больше живых организмов, — говорит Сапожников.

Кроме того, сеть обрастает микроорганизмами — бактериями, микроводорослями — и превращается в риф с ячейками, ловля продолжается. Цианобактерии разрушают волокно сетей и превращают его в микропластик, который разносится течением, встраивается в ткань микроорганизмов, моллюсков, губок. А сама сеть постепенно превращается в своеобразное покрывало, которое закрывает дно, и туда больше не попадает кислород. Начинаются так называемые заморные явления.

Кроме того, эти донные цианобактерии начинают вырабатывать токсины, — продолжает Сапожников. — Их плотность растет, токсины выделяются во внешнюю среду, и от них страдает всё, что живет вокруг. Если сетей на дне много — это такая фабрика смерти. Присутствие этих токсинов в сетях покажут лабораторные исследования. Но все поднятые сети пахнут одинаково, и это не запах трупов, это запах токсинов.

Кто расчистит дно водоемов

Президент организации «Глубина ответственности» Александр Красовский рассказал «Известиям», что проект по Байкалу — первая серьезная работа в России, связанная с загрязнением водоемов брошенными сетями. И пока не ясно, насколько ситуация хуже или лучше в других водоемах. Понятно, что плохо везде.

— Да, ввоз сетей из-за рубежа запрещен, запрещена их продажа, — говорит Красовский. — Но в России они производятся, их уже не надо ввозить. Плетут сети очень быстро, продают дешево. И по большому счету хороший закон 475-ФЗ «О любительском рыболовстве» не работает, потому что некому следить за его исполнением. На Волге, например, я думаю, картина тоже будет не менее впечатляющая.

Лодка аквалангистов организации
Фото: региональная экологическая общественная организация «Глубина ответственности»

Следить за исполнением закона «О любительском рыболовстве», который запрещает рыбную ловлю сетями без разрешения, должно Росрыболовство. В ведомстве заявили «Известиям», что такая работа ведется. Отмечается, что «мониторинг засорения акваторий рыбохозяйственного значения незаконными орудиями лова является неотъемлемой частью работы сотрудников рыбоохраны».

— Сотрудники на постоянной основе осуществляют траление водных объектов в целях своевременного выявления и прогнозирования процессов, влияющих на состояние водных биологических ресурсов и среды их обитания с учетом воздействия антропогенных факторов, — заявили в ведомстве. — А изъятие бесхозных запретных орудий лова и запутавшихся в них водных биоресурсов осуществляется с оформлением соответствующих процессуальных документов, в том числе протокола изъятия и определения о возбуждении дела об административном правонарушении.

В прошлом году, по данным ведомства, из водоемов было извлечено порядка 27,4 тыс. бесхозных сетей общей длиной 1146,2 км. Из них было изъято около 80,3 тонн водных биоресурсов. В среду обитания вернули 44 тонны.

А за первые полгода 2021-го было извлечено уже более 13,8 тыс. бесхозяйных сетных орудий лова общей длиной 534,8 км, — сообщили в ведомстве. — Из них изъято более 37,9 тонн рыбы, из которых более 23,6 тонн возвращено в среду обитания.

Сети, найденные на озере Байкал
Фото: фонд «Озеро Байкал»

Указывается, что Росрыболовство совместно с рыбаками-любителями, представителями общественных организаций, рыбохозяйственных предприятий проводит всероссийскую экологическую акцию «День без сетей».

— В 2021 году акция прошла в 85 регионах России. За неделю из брошенных сетей удалось освободить почти 7 т рыбы, из рек, озер и водохранилищ по всей России было поднято почти 5,9 тыс. бесхозных сетей, — сообщили в Росрыболовстве «Известиям».

Чем могут помочь волонтеры

Красовский полагает, что на деле у Росрыболовства нет необходимых ресурсов, чтобы реально контролировать ситуацию с брошенными сетями.

— У них везде недобор по специалистам, — сказал он «Известиям». — В том же Байкале, который не является плоскодонным водоемом, без водолазов определить местонахождение сетей очень сложно. А у Росрыболовства такой службы нет. Не хватает и инспекторов.

Другие природоохранные ведомства не имеют полномочий задерживать рыбаков, говорит Красовский. Сами же любители порыбачить сетью не отличаются сознательностью.

Омуль, выловленный браконьерами с помощью сетей

Омуль, выловленный браконьерами с помощью сетей

Фото: Восточно-Сибирское ЛУ МВД на транспорте

— Официально рыбачат единицы, — говорит Красовский. — Я знаю семьи, в которых традиции рыбалки живы, которые до сих пор плетут сети сами. Такие люди за сетью будут ходить и не утопят. Знаю и молодых ребят, которые ставят «китайку», но если уж потеряют — так ищут до последнего, а по пути еще и несколько чужих сетей поднимут. Но много тех, кто относится к этому безалаберно: браконьеры, работающие в промышленных масштабах, и туристы.

Он рассказал, что после обоих этапов экспедиции выступит на природоохранном форуме, чтобы расширять работу по ликвидации брошенных сетей в водоемах. При этом, замечает Красовский, лучше, если поднимать сети продолжат волонтеры.

Главное же, считает он, — охранять водоемы. Но не ставить заборы, а объяснять людям, почему реки и озера берут под охрану, и как можно ловить рыбу легально — даже на особо охраняемых территориях.

Читайте также