Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Похоронная рецессия: как защитить данные о смерти
2020-08-27 16:05:01">
2020-08-27 16:05:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В городе Стерлитамаке Республики Башкортостан за прошедшее лето возбуждено два громких дела, ударивших по недобросовестным игрокам рынка ритуальных услуг: в июне участкового осудили на условный срок за слив информации об умерших, позже на аналогичном правонарушении попалась его коллега. Как утверждают специалисты, знакомые с ситуацией на рынке, это заставило похоронные конторы города работать в рамках закона. Однако глобально в этой сфере практически ничего не поменялось. Решить проблему ритуальщики надеются с помощью принятия нового закона. Подробности в материале «Известий».

Рыночный переворот

На днях в отношении женщины-полицейского, работавшей помощницей оперативного дежурного дежурной части УМВД по Стерлитамаку, возбудили дело по статьям «Получение взятки в крупном размере» и «Злоупотребление должностными полномочиями». Ее подозревают в передаче информации об умерших директору ритуального салона. За одно СМС или сообщение в мессенджере ей якобы платили по 1 тыс. рублей — всего она заработала более 170 тыс. рублей. Сама сотрудница полиции свою вину не признала.

В республиканском МВД «Известиям» пояснили, что ее деятельность раскрыло подразделение собственной безопасности полиции. Ее уволили за совершение проступка, «порочащего честь и достоинство сотрудника органов внутренних дел», ей грозит уголовное наказание.

В июне за похожее преступление к трем годам и трем месяцам условно был приговорен ее коллега, оперативный дежурный отдела полиции Стерлитамака. В 2016 и 2017 годах он, по данным следствия, тоже передавал информацию об умерших директору ритуального салона. Платили ему от 500 до 1000 рублей за одно сообщение. Всего полицейский заработал таким образом чуть более 50 тыс. рублей, и статья у него была менее тяжкая — ч. 3 ст. 290 УК РФ: взятка не признана крупной.

В МВД по Башкирии «Известиям» рассказали, что после выявления в 2018 году факта передачи информации о смерти ритуальным агентствам сотрудниками дежурных частей УМВД по Стерлитамаку и ОМВД по Ишимбайскому району была проведена служебная проверка. По ее результатам сразу 18 сотрудников были уволены за проступок, порочащий честь сотрудников органов внутренних дел, девять непосредственных руководителей привлечены к дисциплинарной ответственности, в том числе четверым из них было объявлено о неполном служебном соответствии.

Этот приговор перевернул рынок ритуальных услуг в Стерлитамаке, рассказала «Известиям» знакомая с ситуацией руководитель похоронной службы «УфаРитуал», председатель правления ассоциации «БашРитуал» Галина Рублева.

Когда поймали полицейского, ритуальщикам перестали сливать информацию, — говорит она. — И сейчас все компании работают нормально, ждут, когда им позвонят. Я общаюсь с коллегами там, они говорят, что никто больше не работает со скорой и полицией.

Новая волна

Впрочем, признает Рублева, изменения коснулись только Стерлитамака, а в Уфе никого история с уголовными делами в отношении двух башкирских полицейских не напугала. Несколько лет назад на сотрудников ее салона нападали «черные агенты», и сейчас ситуация все такая же.

— Нашим агентам так же бывает, что угрожают. Часто бывает, что нас вызвал клиент, но еще он позвонил в скорую или полицию. И возникают конфликты между ними, дежурящими у квартиры, и нашими сотрудниками, которые спокойно туда заходят по вызову, — рассказывает она.

По ее словам, большинство ритуальных контор продолжают активно работать со скорой помощью и полицией. И признает, что в 2000-х годах ее компания делала так же, когда не была так развита реклама в Сети и не было так много ритуальных компаний.

В Уфе, знаю, бывают проверки в скорой и полиции, когда у сотрудников нет возможности сливать информацию. И в эти дни у нас сразу появляется больше работы, потому что люди успевают сами решить, куда обратиться, рассказала Рублева.

морг
Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

По ее словам, после смерти близкого человека, особенно внезапной, люди проходят круги ада. Сообщить информацию агентам могут сотрудник скорой помощи, полицейский, судмедэксперт, участковый врач, водитель скорой помощи, водитель труповозки.

— Если тело привозят в морг, а на погребение еще нет договора, то и тут включаются агенты, звонят как представители морга,— рассказывает Рублева. — На каждом этапе начинают наседать на клиента. Агенты могут прийти даже после похорон, в случае запоздалого сообщения.

Представитель профсоюза работников сферы ритуальных услуг Антон Авдеев соглашается с Рублевой: проблема не просто сохраняется, а становится острее.

Даже в Москве, где, как мы думали, все закончилось, пошла новая волна подобных случаев, заявил Авдеев. Пока мы не поняли, с чем это связано.

Похороны по знакомству

По его словам, если к родственникам умершего после вызова полиции или скорой начинают звонить или приходить некие посторонние люди это однозначно черные агенты.

Вам очень правильным, поставленным голосом задают вопросы, называют по имени, рассказывает Авдеев. Ведь в скорой или полиции вы представляетесь, и никто, кроме этих людей, не знает, как вас зовут. Дальше не идет предложение о ритуальных услугах, а сообщается, например, в какой морг будет направлено тело: окологосударственные функции начинают присваиваться этими агентами, как будто это они и есть государственные органы.

Он подчеркивает, что услуги таких агентов на 100% будут дороже, чем услуги салонов, в которые люди звонят сами, потому что «информация стоит денег».

- За звонок об одном умершем в Уфе платят 5, 7, 10 тысяч рублей, - говорит Галина Рублева. – Сумма потом просто включается в сумму ритуальных услуг – они становятся дороже ровно на столько. В Москве такая информация, насколько мне известно, стоит от 20 до 30 тысячи рублей за адрес. Есть и случаи, когда информаторам платят не по итогам заключения договора, а за любые адреса, но чуть меньше – чтобы подмазать информатора, чтобы он всегда с ним работал.

Авдеев отмечает: нужно просто не открывать дверь никому в гражданской одежде, если их не вызывали. Только полицейским и медикам. Посторонних с ними быть не должно. А вот дальше, говорит представитель профсоюза, единственный проверенный способ это обращаться к людям, которых вы знаете лично, узнавать через знакомых.

— Только сарафанное радио может снизить риски быть обманутым. Если нет знакомых, нужно искать их. В интернете вы тоже не разберетесь. Единственный гарантированный вариант для людей — вернуться к старой технологии. Новую технологию освоили те, кто обирает людей.

Новая концепция

Дело в том, что система полностью разрушена, в ней надо менять концепцию: сейчас к ней все органы государственной власти, да и само общество относятся как к бизнесу, как к потребительским хотелкам. Пока мы эту парадигму не поменяем, проблемы будут только нарастать, — считает Авдеев.

По его мнению, победить проблему можно только силами федеральных властей, причем исходя из концепции, что ритуальные услуги это не бизнес-модель. Сейчас же, говорит он, под эту сферу выстроены целые технологические цепочки, написаны нормативные акты. Однако людей на федеральном уровне, которые бы разбирались в теме, считает Авдеев, нет. И замечает: в Минстрое проблемой занимается отдел твердых коммунальных отходов и похоронного дела.

Впрочем, как рассказал «Известиям» президент Союза похоронных организаций и крематориев Павел Кодыш, работа в законодательной плоскости уже ведется: при общественном совете Министерства строительства и ЖКХ создана комиссия по похоронному делу, которую он возглавляет, и она уже собрала предложения по изменению нормативных актов в этой сфере.

— Создано две рабочие экспертные группы. Одна — по развитию кремационного дела, а другая — по улучшению законодательства по похоронному делу. И в сентябре мы встретимся и обсудим возможное принятие нового закона, рассказал он. Есть очень много предложений, есть возможность сменить концепцию развития отрасли, так что, надеюсь, найдем с учетом отношения федеральных органов, как пресечь продажу информации, как разделить медицинскую и похоронную сферы. В рабочей группе — эксперты со всей России, связанные с похоронным делом. Их предложения надо теперь обобщить, привязать к законодательству и понять, что изменить.

По его мнению, в законе нужно разделить медицинские и ритуальные услуги, а также создать законодательную форму, которая бы четко прописала порядок действий при погребении.

Давай, до свиданья!

Рублева считает, что решить проблему с информаторами может только жесткое наказание для сотрудников полиции и медиков.

Нужно просто сильно по рукам дать, показать пример, что это жестко карается, тогда практика прекратится. У нас в Уфе никто пока ничего не боится, а в Стерлитамаке это прекратилось, говорит она.

Авдеев считает, что проблему могли бы помочь решить сами люди.

Просто не пускать черных агентов, бросать трубку. Не вызывали вас значит, до свиданья. Тогда они либо разорятся, либо изменят свою политику, считает он.

Кодыш отмечает, что с точки зрения уголовной и административной ответственности меры уже принимаются: привлекаются к ответственности и полицейские, и судмедэксперты, и медики. Однако пока от этого способа заработка не все готовы отказаться.

гроб
Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

В пресс-службе минздрава Башкирии признали, что отследить действия каждого сотрудника крайне сложно. Есть Кодекс этики медицинского работника, который обязуются исполнять все медики, но он носит рекомендательный характер. Разбирательства по каждому случаю информирования проводят непосредственно лечебные организации, они же занимаются разъяснительной работой и должны сами принимать решение о дисциплинарной ответственности своего сотрудника. Минздрав же проводит профилактические работы путем мониторинга информации из СМИ и обращений граждан.

Председатель независимого профсоюза «Фельдшер.ру», московский фельдшер Дмитрий Беляков считает, что в Москве среди медработников проблема практически искоренена как раз благодаря жестким наказаниям.

— Сейчас как-то неприлично общаться с такими людьми, — заметил он. — Раньше такое было, потому что зарплаты у людей были действительно низкие. В принципе, в некоторых регионах они и сейчас ниже плинтуса. В Москве и Московской области медики сейчас этим не занимаются, потому что работа дороже: вылететь за любой намек на такие контакты достаточно просто. Очень жестко отслеживается. Лучше довольствоваться тем, что есть, чем рисковать за какие-то 10–15 ты. своей работой и репутацией.

По всем статьям

Директор ООО «Правовой медконтроль», юрист Марина Агапочкина отмечает, что в законе 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан» в ст. 13 «Соблюдение врачебной тайны» прямо прописано, что не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека. И ответственность за это может быть всех четырех видов и уголовная, и гражданская, и административная, и дисциплинарная.

Трудовой кодекс, например, содержит прямое указание об увольнении за разглашение охраняемой законом тайны, — рассказала Агапочкина «Известиям». — Обычно за ненадлежащее выполнение своих обязанностей руководитель медорганизации может уволить работника только при неоднократности нарушений, но если дело касается врачебной тайны, то в ст. 81 ТК РФ прописано, что это сразу является основанием для увольнения.

Член Всемирной ассоциации медицинского права, юрист и адвокат Алексей Горяинов добавляет, что это касается и сотрудников других ведомств и организаций, в том числе полицейских.

В Административном кодексе, по мнению Агапочкиной, в отношении медиков должна работать статья 13.14 «Разглашение информации с ограниченным доступом».

— Но там смешной штраф на гражданина — от 500 до 1000 рублей, на должностное лицо — от 4 до 5 тыс., — говорит она.

Горяинов указывает, что и общая ст. 13.11 КоАП о нарушении законодательства в области персональных данных также должна действовать, так как осуществляется передача информации без согласия родственников. Здесь штраф выше: по части второй статьи в отношении граждан от 3 тыс. до 5 тыс. рублей, должностных лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. рублей, юридических лиц — от 15 тыс. до 75 тыс. рублей.

Фото: РИА Новости/Константин Михальчевский

Агапочкина отмечает, что родственники имеют право за разглашение врачебной тайны потребовать компенсацию морального вреда, причем ответчиком в данном случае может быть даже не конкретный медработник, а его работодатель.

— Я не исключаю, что возможно также привлечение медицинской организации или отдела полиции к гражданской ответственности за нарушение персональных данных, к примеру родственников умершего пациента, — согласен Горяинов. — Однако полагаю, что компенсация будет не слишком большая.

И возможно в том числе уголовное наказание по ч. 2 ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни, совершенное лицом с использованием своего служебного положения». Так, в 2019 году СУ СК по Московской области возбудило дело по этому основанию в отношении сотрудников ГБУЗ МО «Московская областная станция скорой медицинской помощи». Они передавали сведения о смерти граждан в Балашихе сотрудникам ритуальной фирмы, а также контакты ближайших родственников, получая до 9 тыс. рублей за информацию о каждом умершем.

Еще одно основание, по которому, осудили и будут судить полицейских в Стерлитамаке, — это ст. 290 УК РФ «Получение взятки».

— Для медицинских работников указанный состав, как мне кажется, можно применить, только если установить, что врач обладал организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями, — говорит Горяинов.

Минздрав и МВД на запрос о том, как в ведомствах борются с информаторами черных ритуальных агентов, к моменту публикации материала не ответили.

Читайте также