Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Спрос жизни и смерти
2018-03-20 15:32:07">
2018-03-20 15:32:07
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2017 году, согласно данным Росстата, в стране скончалось примерно 1,8 млн человек. За каждой смертью наверняка стоит чья-то личная трагедия. Но есть и те, для кого уход из жизни других людей связан с солидными личными барышами. Монетизацией чужой смерти занимаются представители рынка ритуальных услуг: кто-то из них честно добывает свой хлеб, а кто-то сколачивает миллионное состояние, пользуясь душевным волнением клиентов, переживших утрату близкого. На чем зарабатывают нечистоплотные ритуальные агенты и как защититься от жуликов — в материале портала iz.ru.  

Стоимость самых скромных похорон горожанину обойдется сегодня не меньше 80 тыс. рублей. Причем сумма эта неоправданно завышена. Годами ловкачи от ритуального бизнеса оттачивали методы отъема средств. Красноречиво об этом могут рассказать жалобы людей, столкнувшихся в беспределом агентов.

«Ком подкатывает к горлу, когда вспоминаешь лица людей, делающих «бизнес на смерти». Умерла бабушка. (...) Позвонили в «скорую» и вызвали полицию. Буквально через 10 минут после звонка «скорой» позвонила женщина, которая представилась сотрудником государственной организации по контролю за оказанием ритуальных услуг. Говорила, что государственный агент уже едет и предупреждала о мошенниках (как всегда тот, кто больше всех кричит о мошенниках, скорее всего, сам мошенник)», — описывает свои злоключения Александр на портале отзывов о ритуальных услугах в столице.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Жена автора публикации в состоянии шока впустила агента в квартиру одновременно со «скорой» (через 20 минут после обнаружения тела). «Несколько раз повторил, что все его услуги бесплатны. Насчитали сумму аж под 80 тыс., из которых 17,5 тыс. на услуги по подготовке тела, остальное — гроб, аксессуары, транспорт до кладбища (...) За два дня шок прошел. Мы нашли транспорт до кладбища за 7 тыс. рублей («агенты» нам предлагали его за 24 тыс.). Приехав в контору, были неприятно удивлены, что в счет включены «вызов агента», «получение справок» и прочие непонятные расходы типа «оформления документов». Агенты начали наезжать, говоря, что они уже и так сделали скидку. Предлагали самим выбрать товары по прайс-листу, который совершенно не совпадал с рекламным проспектом, который мы смотрели в первый раз. Звонили руководству, убрали несколько пунктов. В результате заплатили 41,1 тыс. рублей. Уже на следующий день сообразили, что нам так и не дали чек на услуги морга (17,5 тыс.), которые, скорее всего, положили себе в карман», — говорится в отзыве. История Александра закончилась условно благополучно.  

«На деревенском кладбище несколько узбеков вырыли в мерзлой земле глубокую могилу, помогли донести и опустить гроб, даже не заговаривая про деньги. От души отдал им всё, что смог отстоять у «агентов», — пишет он.

Помоги себе сам

Агенты, описанные пользователем, — искушенные проходимцы, которые соврут и глазом не моргнут. Противостоять им может разве что опытный юрист, знающий нормы погребального законодательства как свои пять пальцев. Тем не менее есть несколько типовых приемов, которые используют недобросовестные агенты, чтобы максимально раскрутить потенциального клиента. Отсюда и правила безопасности на случай, если в дом пришла беда.

«Важно заключить с ритуальным агентом договор — чтобы не попасть в руки недобросовестных агентов, не соглашайтесь на предложения, подтверждаемые лишь рукопожатием. В документе должны быть четко прописаны выбранные опции, их наименование и артикул. Договор — правовая гарантия на случай неприятных сюрпризов»,— рассказал порталу iz.ru Павел Сосновый, директор по развитию онлайн-сервиса «Честный Агент».

Фото: Depositphotos/Tsyhund

По словам специалиста, еще одна лакмусовая бумажка, которая поможет отличить добросовестного агента от проходимца — толстый каталог ритуальных принадлежностей и услуг на любой кошелек.

Распространенный способ незаконного обогащения жуликов — внесение бесплатных услуг в «смету».

«Аферисты могут требовать доплаты за услуги, которые не оказывают — например, запросы в соцзащиту, военкомат. Еще могу попросить доплатить за срочность, «красивое место» на кладбище, взять денег якобы за работу землекопов — всё это обман», — говорит эксперт. Согласно закону «О погребении и похоронном деле», существует гарантированный законом перечень услуг, которые осуществляются безвозмездно. К ним относятся: оформление документов, необходимых для погребения; предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения; перевозка тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий); погребение (кремация с последующей выдачей урны с прахом).

Сосновый призывает по возможности проводить расчетные операции по безналичному расчету, так как львиная доля мошенников чаще всего работает с налом, не имея расчетного счета. «Получив денежные средства на руки, агент исчезает, а вы остаетесь наедине с нерешенной проблемой. Каждая оплата должна быть документально зафиксирована», — предупреждает он.

Жулика выдает расторопность

Еще один важный признак, выдающий жадного прохвоста, — его скорый визит в дом с покойником. Проходимцы подчас появляются на пороге раньше полиции и наряда по трупоперевозке. Легально работающий агент приезжает по вызову близких, мошенник — по наводке. Помогают ему быть первым платные информаторы из числа нечестных полицейских или медработников, которые по роду деятельности первыми узнают о чужой смерти. Потраченные на осведомителей деньги оплатит родственник покойного.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Долгое время с таким «заработком» людей в погонах надзирающие структуры боролись спустя рукава. Но несколько лет назад ситуация поменялась. Например, в сентябре 2015 года в Удмуртии был осужден начальник дежурной части райотдела полиции — его приговорили к штрафу в 150 тыс. рублей. В 2016 году штраф в 19 тыс. рублей по приговору суда наложили на помощника дежурного в Омске.

Но самое громкое разоблачение полицейских-помощников гробовых дел мастеров случилось в Костромской области. Как писала «Российская газета», в прошлом году под подозрение следователей регионального управления СКР попали сразу четыре полицейских — двое в итоге были осуждены условно, остальные ждут решения своей судьбы. Зачистка в рядах полиции началась после того, как посыпались жалобы местных жителей о том, что агенты конкурирующих контор в прямом смысле слова устраивали драки под окнами домов, где умирали люди. Бились за право хоронить. Оказалось, что полицейские информаторы в течение многих лет получали от 500 рублей за звонок знакомому агенту о каждом трупе.

Вынос тела

За гробы и услуги аферисты выуживают немалые суммы из карманов родных погибшего. Но львиную долю они получают за продажу куска земли под могилу. На что только не идут предприимчивые агенты, чтобы заполучить квадратные метры в некрополе для последующей реализации.   

«Чаще всего к нам за правовой помощью обращаются в связи с тем, что людям не выдают свидетельства о захоронении, не оформляют право на захоронение, не выдают документы на представление информации о том, кто захоронен в конкретной могиле. Нередко последнее требование связано с тем, что в семейно-родовом захоронении погребают «чужого» усопшего», — рассказывает юрист НПО «Верум» Василий Власов.

Фото: TASS/Zuma/Jeff Mcintosh

В отдельных случаях за такими жалобами могут скрываться нелицеприятные факты — в частности, без ведома родственников в могилу могут «прописать» останки другого человека.

«Если у человека нет доказательства того, что он ответственный за захоронение, то в конечном счете под сомнение ставится и существование в этом месте могилы. Кусок земли расчищают и выставляют в свободную продажу», — объясняет Власов.

Иногда речь идет об ошибке, а иногда — о проделках кладбищенской мафии.

Застолбить золотые метры

Кстати, с продажей участков тоже всё очень непросто.

«Например, в Москве ситуация более-менее прозрачная — появилась единая информационная система, охватывающая кладбища. Сведения об умершем (имя, название кладбища, номер участка, номер могилы, данные ответственного за захоронение) будут заноситься в электронном виде в базу данных и частично будут доступными. Также в Москве есть отлаженная система выявления брошенной могилы — на участок, который в течение года никто не приходит, устанавливают табличку с просьбой явиться в кладбищенскую контору. Если через год никто не появляется, администрация кладбища пишет заявление в суд, после чего могила признается бесхозной. После этого останки эксгумируют, кремируют, а участок выставляется на аукцион через портал департамента торговли и услуг города. После этого лот появляется на специальном сайте», — говорит Владимир Горелов, президент НКО «Верум».

Фото: Depositphotos/badahos

Но за МКАД порядка меньше — учеты ведутся по амбарным книгам, а где-то и вообще отсутствуют. Этим пользуются жулики.

«Например, в Московской области механизма признания участка бесхозным практически нет. Этим может воспользоваться аферист. Приходит человек, просит установить ограду, крест на земельном участке кладбища, утверждая, что там покоится его родственник. Документы обещает подвезти позже. Он вносит сумму в контору, приводит в порядок участок. Потом «родственник» просит признать его ответственным за захоронение, размахивая чужим свидетельством о смерти. Так махинаторы получают практически даром место на кладбище, чтобы в дальнейшем продать его клиенту», — рассказывает Горелов.

В Костромской области в рамках плановой инвентаризации в 2016 году были выявлены «липовые» захоронения — то есть на участках стояла ограда, подобие памятника, но никаких останков под бутафорией не было. Оказалось, что землей на «черный день» приторговывал бывший директор кладбища. Когда же у покупателей возникла необходимость похоронить своего родственника, новый чиновник категорически отказал им в этом. Дело в том, что земля на кладбище по действующему закону продаваться не может. Этот хитрый механизм «застолбить» кусок земли, чтобы позже продать родственникам усопшего по спекулятивной цене, характерен для многих регионов.

«Проблема в том, что организация похоронного процесса в стране не унифицирована — в каждом регионе действуют свои правила. То, что подходит для города, не подходит для сельской местности, для удаленных районов», — говорит Горелов.