Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сведут счет: государство берет под контроль частные музеи
2020-07-16 10:48:04">
2020-07-16 10:48:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Частные российские музеи подсчитают и проверят на соответствие закону о музейной деятельности. Министерство культуры совместно с регионами разрабатывает реестр, в который войдут профильные институции со всей страны. Попавшим в него обещают господдержку — в первую очередь информационную. Но руководители учреждений опасаются, что соответствовать критериям, разработанным ведомством, будет непросто. Одних могут отвергнуть из-за недостаточной ценности коллекции, других ждет большая бумажная волокита, а результат — непредсказуем. «Известия» выяснили, как нововведения скажутся на музейном ландшафте страны.

Не посчитали

Музейная отрасль сильно пострадала из-за пандемии. Но если государственные институции смогли прожить карантинные месяцы на бюджетном финансировании, то частным заведениям рассчитывать было не на что. В конце мая в Ассоциации частных музеев России «Известиям» сообщили, что из примерно тысячи организаций около 600 не смогут пережить текущую ситуацию, если не получат господдержку.

Власти призыв услышали: в том же месяце была создана рабочая группа для «подготовки дополнительных предложений по поддержке организаций культуры, пострадавших от распространения новой коронавирусной инфекции». Адресатами этой помощи должны были стать как раз частные музеи и театры. В письме (имеется в распоряжении «Известий») на имя заместителя Ассоциации частных музеев России Алексея Харюткина врио директора департамента музеев Минкультуры Алексей Мудров сообщил, что идет разработка комплексной программы продвижения и поддержки частных институций.

Однако, как оказалось, у государства просто не хватает информации о том, какие музеи действуют в стране и что они собой представляют.

Музей рубанка в Енисейске

Музей рубанка в Енисейске

Фото: РИА Новости/Илья Наймушин

— Закон о музейной деятельности — 54-ФЗ — есть, а собственно списка частных учреждений, подпадающих под его действие, — нет, — рассказал «Известиям» глава Ассоциации частных музеев Алексей Шабуров. — В базе Союза музеев значится 34 частных организации. В реальности их в десятки раз больше. Поэтому основная цель сейчас — получить представление о том, что у нас в этой сфере имеется в «сухом остатке». А уже потом, на выставках «Интермузей» или «Частные музеи России», Министерство культуры совместно с нашей ассоциацией смогут убедиться в соответствии этих заведений федеральному закону.

Мимо кассы

В реестр, над которым Минкультуры начало работу совместно с Союзом музеев, Ассоциацией частных музеев, региональными министерствами и департаментами культуры, должны попасть все «настоящие» музеи, включая малые. Главный камень преткновения — критерии соответствия.

«В приоритетном порядке оцениваются правовой статус и сведения о наличии музейных коллекций, а также ведение научно-просветительской деятельности» — сообщили «Известиям» в пресс-службе Министерства культуры.

Под правовым статусом подразумевается, что музей должен быть оформлен как некоммерческая организация (НКО) в сфере культуры. Но для многих малых музеев это нерентабельно.

— Мой музей «Филимоновская игрушка» уже 10 лет работает как коммерческая организация. Я поставил кассовый аппарат, выдаю чеки, плачу налоги, мне всё просто и понятно, моя совесть чиста. Теперь же придется перерегистрировать юрлицо и кассовый аппарат, тратить время и деньги на это, у меня сразу появится обязанность отчитываться не только перед налоговой, но и перед Министерством юстиции. А там очень придирчиво относятся к НКО, — посетовал в беседе с «Известиями» Сергей Кузнецов, учредитель и директор музеев Тульской области «Филимоновская игрушка», «Гармони деда Филимона» и «Кружевная сказка».

В музее «Филимоновская игрушка»

В музее «Филимоновская игрушка»

Фото: facebook.com/FilimonovoMuseum

Из этого вытекает и другая юридическая проблема, связанная с пополнением коллекции. По словам Сергея Кузнецова, многие основатели малых музеев закупают экспонаты без какой-либо документации — например, на интернет-барахолках или напрямую у мастеров. Соответственно, платят за это наличными из своего кармана. Но в НКО оборот средств должен быть подтвержден документально, поэтому схема закупки усложняется в разы.

Елена Михайлова, хозяйка частного семейного Музея каменных жерновов (Новгородская область), и вовсе оформлена как самозанятая. Из-за этого, по её словам, региональные власти отказались представить заведение на включение в реестр.

— Такая форма занятости и налогообложения предложена государством на 10 ближайших лет. На каком основании она рассматривается чиновниками как препятствие для учета наличия частного музея? — возмущена Елена Михайлова.

Музей каменных жерновов

Музей каменных жерновов

Фото: vk.com/zanovgorod

Даже ИП в ее случае не имеет смысла: придется платить государству 30 тыс. в год, тратиться на бухгалтерское обслуживание и осваивать отчетность. При этом отсутствие статуса не мешает организации сотрудничать с Академией наук: в прошлом месяце археологи РАН передали ей на ответственное хранение четыре находки XV века с раскопа в Великом Новгороде — благодаря музею выяснилось, что это обломки не только жерновов, но и такелажных камней.

Бесценный груз

Алексей Шабуров рассчитывает, что Минкультуры в некоторых случаях согласится на включение в реестр музеев с «неправильным» правовым статусом, если у них есть ценная коллекция. Впрочем, определить это — задача не из легких. Ведь многие собрания состоят не из предметов антиквариата и искусства, а из вещей, которые сами по себе, может, и не уникальны, но вместе неординарно раскрывают определенную тему. Например, в России существуют Музей козла и Музей яблока. Поэтому к экспертизе планируется привлечь государственные учреждения тех регионов, где функционируют частные институции, претендующие на включение в реестр.

В Минкультуры признают: главная сложность — отделить малые частные заведения, формирующие региональную культурную среду, от тех, которые пользуются вывеской «музей», но по своей сути скорее относятся к коммерческим организациям.

Однако не факт, что сами музеи будут стремиться попасть в реестр. Слишком мало пока информации о том, в какой конкретно форме будет оказываться поддержка включенным в список организациям, а вероятность дополнительного контроля со стороны государства — настораживает.

Музей «Традиционные лодки Белозерского края

Музей «Традиционные лодки Белозерского края» в Вологодской области

Фото: официальный портал о туризме Вологодской области/vologdatourinfo.ru

Может оказаться так, что я как владелец небольшого частного музея ничего не выиграю от включения в этот реестр, только получу новые обязанности. Будет приходить масса запросов — «дайте вот такой отчет, заполните такую таблицу...», — беспокоится Сергей Кузнецов. — Помимо меня в музее работает только один человек: он и экскурсовод, и хранитель, и полы может помыть, когда надо. Малые учреждения в регионах не дают того оборота, который позволяет держать большой штат. Как правило, это два-три человека персонала. Когда они будут заниматься обработкой подобных запросов?

Обидеть может каждый

Опрошенные «Известиями» представители частных музеев признают: идея о реестре в принципе хорошая. Но вопросов пока больше, чем ответов.

Информации о принципах дальнейшего функционирования реестра еще слишком мало, поэтому непонятно, насколько полезен он окажется на практике, считает гендиректор Музея русского импрессионизма Юлия Петрова. К тому же не всё зависит от государства.

Если благодаря реестру частным и государственным организациям станет проще выстраивать взаимоотношения, то это, безусловно, хорошо. При этом способствовать сотрудничеству госсектора с частными учреждениями должен не столько сам реестр, сколько качественно высокий уровень частных институций, — отметила Юлия Петрова в комментарии «Известиям».

Говорить об этом уровне надо очень осторожно и деликатно, предупреждает Сергей Кузнецов. Услышать от представителей государства, что коллекция не имеет ценности, — сильный удар для энтузиаста, который, может, даже не имея значительных финансовых ресурсов, многие годы собирал экспонаты, тратил на это свою зарплату или пенсию и однажды решил представить накопленное публике. В конечном счете, таким людям важна даже не материальная поддержка, а внимание и признание их заслуг по сохранению корневой культуры страны. Это и будет главным стимулом работать дальше.

Музейно-выставочный центр КФ АО "Апатит"

Музейно-выставочный центр «Апатит» в Кировске

Фото: Музейно-выставочный центр КФ АО «Апатит»/mvc-apatit.ru

«Момент истины» для частных музеев настанет в августе. Во второй половине месяца статс-секретарь – заместитель министра культуры Алла Манилова проведет онлайн-конференцию с представителями Ассоциации и входящих в нее организаций со всей страны, и до конца лета первая версия реестра будет сформирована. По оценке Алексея Шабурова, на данном этапе в нее попадут 400–500 музеев. Но в перспективе перечень может быть расширен.

Читайте также