Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Выходят на огороды и всё равно боятся»: как изоляция влияет на российские деревни
2020-04-03 18:07:29">
2020-04-03 18:07:29
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российские регионы постепенно ужесточают меры, призванные замедлить распространение коронавируса. В первую очередь ограничения касаются больших городов. Именно там сегодня находятся основные очаги инфекции. В то же время, согласно данным переписи 2010 года, более 37 млн из 140 млн жителей страны проживали в сельской местности, в том числе в удаленных или труднодоступных населенных пунктах, доступность медицинской помощи в которых оставляет желать лучшего. Как COVID-19 может повлиять на жизнь этих территорий, скажется ли их труднодоступность на скорости распространения инфекции и что вообще думают о ней в российских селах — выясняли «Известия».

«Никому вообще не нужны»

Городские жители уже сейчас потянулись в свои частные дома — причем не только из Москвы, но и из других крупных городов. Так, в Ржевском районе Тверской области уже после первой нерабочей недели жилыми оказались большинство домов, в том числе в деревнях, которые большую часть года пустовали, рассказал «Известиям» член совета депутатов сельского поселения Медведево Ржевского района, активист Андрей Калашников.

— По официальным данным, у нас 2 тыс. человек приехали в гости в Ржевский район по деревням. И это при населении в 10 тыс., причем 10 тыс. зарегистрированных — по факту там проживает 5 тыс. в лучшем случае, мы понимаем. Большая часть деревень у нас на зимнее время становится нежилыми, потому что все уезжают в города. А сейчас там жизнь просто кипит. Очень много детей, молодежи, они гоняют там на мотоциклах и велосипедах. Дома они не сидят, — рассказывает он.

Вид сельского поселения Медведево Ржевского района

Вид сельского поселения Медведево Ржевского района

Фото: tvernews.ru

Жестких ограничений в районе не вводилось. Школы там только недавно ушли на каникулы. В пятницу, 3 апреля, на сайте были опубликованы рекомендации для пансионатов, санаториев и заведений общепита, которые продолжают свою работу. В них говорится о необходимости соблюдения основных «мер личной гигиены», дополнительных мер дезинфекции, а также о том, что сотрудники предприятий должны быть обеспечены масками.

Сами жители, по словам Андрея Калашникова, масок не носят — их, впрочем, в районных магазинах и аптеках не купить, — но общаться друг с другом, по его словам, стараются меньше, предпочитая перезваниваться. Из дома они выходят реже, чем приехавшие дачники, и те, кто вернулся в родные дома из крупных городов.

Андрей Калашников, член совета депутатов сельского поселения Медведево Ржевского района:

В основном в деревнях живут пожилые люди. Конечно, все они смотрят телевизор. И конечно, все они приняли это близко к сердцу. Я просто занимаюсь волонтерством, развожу продукты и со многими из них общаюсь. Они нервничают, потому что что-то происходит, всё закрывается, хотя для них, на их территории, ничего не происходит. Всё как было. Я им говорю — что вы беспокоитесь, у вас есть запас продуктов на год вперед в подполе, у вас есть огороды. Да, все выходят на огороды, начинают копать, сажать и всё равно боятся. В первую очередь того, что они никому вообще не нужны, никто их не будет спасать.

Изоляция для староверов

В Красноярском крае наблюдается прямо противоположная ситуация. Там власти еще раньше ввели жесткие ограничения — в том числе на карантин были закрыты школы. Учитывая крайне невысокую плотность населения, во многих населенных пунктах такая мера была избыточной, полагает правозащитница Ольга Суворова.

— Территория Красноярского края — 2,3 млн кв. км. На этой огромной территории проживает всего чуть меньше чем 3 млн человек. При этом локализация — 1 млн 120 тыс. в Красноярске, есть южная группа районов, западная группа районов и небольшой хвостик — это люди на северах. Норильский промрайон — это несколько муниципальных образований, включая Большой Норильск, 230 тыс. человек. Все остальные жители Красноярского края раскиданы по его огромной территории, — отметила она.

Дети в защитных масках
Фото: РИА Новости/Илья Наймушин

В большую часть этих населенных пунктов попасть крайне затруднительно. Вертолет летает туда раз в две-три недели, при этом билет на него стоит несколько тысяч рублей. Для местных жителей это деньги неподъемные.

Ольга Суворова, правозащитница, Красноярский край:

В большинство селений на протяжении длительного времени никто не приезжал, это совершенно закрытые общины. Школы для них — это центр жизни. В поселении староверов, в Чулково, свет в школе дают два часа в день. Когда свет горит, в Чулково есть телефонная связь. Если школа не работает и света в ней нет, то и жизнь там останавливается. Получается, что целое село, которое и так постоянно пребывает в изоляции, оказывается полностью отрезанным от жизни.

Несмотря на отсутствие связи с внешним миром, сами жители, по ее словам, ситуацией с распространением нового вируса встревожены. Более религиозные трактуют это как признак гнева Божьего и уезжают в монастыри, которые расположены в тайге, почти в 300 км от Туруханска и в тысяче километров от Красноярска.

В целом, уверена Ольга Суворова, в этой ситуации логичнее было бы ввести дифференцированные требования, которые учитывали бы специфику отдельных территорий.

Дополнительные меры

Есть прямая связь между плотностью населения, плотностью общения и распространением коронавирусной инфекции. Поэтому формально вероятность инфицирования в отдаленных населенных пунктах действительно меньше, чем в городах, пояснил «Известиям» академик РАН, доктор медицинских наук, советник директора по научной работе ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Виктор Малеев.

— Мы же говорим о самоизоляции, о разобщении. Если есть какой-то очень удаленный район, куда долгое время никто не приезжал, — а я уверен, что такие деревни есть, тем более что где-то сейчас зимники растаяли, где-то паводок, то есть люди туда не добираются, даже продукты, может быть, не поступают, — там риск заноса инфекции, конечно, намного меньше, — отмечает собеседник издания, — С другой стороны, тут многое зависит от их поведения, потому что вероятность заноса меньше, но при этом в таких районах может не хватать, например, дезинфектантов. Поэтому всё равно необходимо соблюдать все меры предосторожности.

маска на заборе
Фото: Depositphotos

Яркий пример такого неблагоприятного развития ситуации, по его словам, сейчас наблюдается в Коми, где в Сыктывкаре заразились около 50 человек. По предварительным данным, источником распространения инфекции там мог стать врач, дети которого недавно вернулись из-за рубежа.

На более удаленных территориях источником распространения инфекции могут стать те, кто туда приедет, например, чтобы завезти продукты. Поэтому, возможно, для таких людей стоит предусмотреть механизмы дополнительной проверки, полагает Виктор Малеев.

При этом необходимо иметь в виду, что далеко не все сельские территории являются труднодоступными. В регионах, где такие населенные пункты пустеют, и в регионах, которые традиционно считаются сельскохозяйственными, ситуация будет отличаться кардинально, рассказала «Известиям» Наталья Зубаревич, главный научный сотрудник Института социальной политики НИУ ВШЭ.

— До лета в Нечерноземье, в Сибири распространение будет идти медленнее — это если мы не говорим о пригородах. На юге, где плотность населения сельских территорий достаточно высокая, больших различий с городами в этом смысле нет, — отметила она.

К регионам с высокой плотностью сельского населения относятся в том числе Краснодарский край, республики Северного Кавказа в равнинной части, частично Ставропольский край.

кошка на лавочке
Фото: Depositphotos

Хотя в основном сельская местность сейчас находится вне зоны основного риска, слабым звеном здесь остается доступность медицинской помощи.

— Несмотря на то что сами по себе риски распространения инфекции на сельских территориях меньше, медицинскую помощь там получить намного сложнее, в силу их удаленности и учитывая оптимизацию. Инфекционных больниц нет и оборудование намного хуже, чем в крупных городах, — отмечает собеседница издания.

В привязке к крупным очагам

С экономической точки зрения эффект от пандемии, скорее всего, будет менее всего заметен как раз в небогатых населенных пунктах, где подавляющую часть населения составляют пожилые люди, — пенсия является их основным источником дохода, значит, его уровень не изменится.

Зато финансово пострадают трудоспособные мужчины, большая часть из которых нередко заняты в «сером» секторе, таком как, например, строительство. Трудности у людей с неформальными источниками дохода, в свою очередь, могут повлечь проблемы у торговых точек.

Ситуация может измениться с наступлением летнего сезона, когда люди потянутся на дачи. В этом году, учитывая, что возможностей поехать за границу и даже в другие регионы, скорее всего, будет меньше, поток дачников будет особенно велик, ожидают эксперты.

— Если все будут сидеть на дачах, это трудоспособным сельским жителям пойдет в плюс, потому что это дополнительные подработки. С другой стороны — это, конечно, повышает риски заражения, — полагает Наталья Зубаревич.

Так, с экономической точки зрения от наплыва горожан уже выигрывает торговля, говорит Андрей Калашников. Поскольку те, кто приезжает, предпочитают делать запасы в местных магазинах. С другой стороны, отмечает он, люди не соблюдают требований самоизоляции, проводят много времени на улицах, в том числе в компаниях, — и это вызывает тревогу у местных жителей.

мужчина закрывает рот руками
Фото: Depositphotos

Новая вспышка заболевания на удаленных территориях весной и летом, когда меры предосторожности будут ослаблены и люди начнут активнее ездить по стране, маловероятна, убежден Виктор Малеев.

— Как показала практика, вспышка, как правило, привязана к крупным очагам. Далеко от них вирус не распространяется. Об этом говорит пример Уханя — он как был в Китае основным центром заболеваемости, так и остался, сильно за его пределы в стране болезнь не вышла. Аналогичная ситуация наблюдается в Италии, где основным очагом по-прежнему является Ломбардия — даже после того, как вирус был занесен на Сицилию, сильной вспышки там не произошло. То есть какие-то отдельные случаи заносов могут быть, но массового распространения не будет, — отмечает собеседник издания.

С этой особенностью вируса, по его мнению, связан тот факт, что высокой заболеваемости коронавирусом не наблюдается на российском Дальнем Востоке, который имеет протяженную границу с Китаем. Ухань, на который пришелся основной удар, от Дальнего Востока находится на расстоянии тысячи километров, при этом на остальной территории Китая вирус распространялся значительно менее активно.

Вторичных вспышек, отмечает он, не наблюдается в Китае даже сейчас, когда туда начали массово возвращаться граждане страны, до этого остававшиеся за ее пределами. Несмотря на то что некоторые из них являются носителями инфекции, это пока не привело к ее быстрому распространению.

тест на коронавирус
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

В российской сельской местности на скорость распространения заболевания также повлияет образ жизни местных жителей, считает Виктор Малеев.

— Там люди уже находятся на большем расстоянии друг от друга, мало многоквартирных домов, больше территории. И изолировать людей в случае, если станет известно о том, что кто-то инфицирован, будет проще, — заключает он.

Читайте также