Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Хочется просто взять и уйти из этого ада»
2019-09-26 17:16:43">
2019-09-26 17:16:43
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В популярных педагогических пабликах в соцсетях почти ежедневно появляются анонимные посты от молодых специалистов. Неопытные учителя делятся проблемами и просят советов — как правило, по одним и тем же вопросам. Ко Дню учителя «Известия» пообщались с начинающими педагогами и узнали, с какими трудностями они чаще всего сталкиваются в первые годы работы, а также обратились за комментариями к специалистам со стажем.

«Нет даже элементарного обеденного перерыва»

В крупном паблике «Подслушано у учителей» во «ВКонтакте» посты от молодых специалистов публикуют три-четыре раза в неделю. Большинство записей — крик души, разочарование, мысли об увольнении и отчаяние.

«Реальность оказалась не такой, как мечты. 29 часов. Огромное количество документации. Равнодушные злые дети. И такие же злые родители, которые вечно недовольны. Этот месяц я не жила, а существовала. Истощена физически и душевно. Нет времени на себя, на молодого человека, на родителей. За месяц похудела до состояния «впали щеки и видно ребра», а мешки под глазами до подбородка от недосыпа (сплю по 3–4 часа). Хочется просто взять и уйти из этого ада», — пишет анонимный автор.

учитель с яблоком на уроке
Фото: Depositphotos

«Только пришла в школу и меня начали травить, позавчера директор сказал, что уволят по статье, если уроки не станут идеальными в течение двух недель. Якобы я калечу детей, приходят на мои уроки без предупреждения (в количестве двух-трех человек), потом разбирают каждое сказанное слово. Говорят, что от родителей и учеников поступают жалобы (на вопрос какие и от кого, отмалчиваются). Я на грани нервного срыва, может кто-то был в подобной ситуации, руки опускаются, не знаю, что делать. Работа очень нравится, понимаю, что учить детей — мое. Но этот постоянный контроль и придирки по любому поводу доводят до слез», — делится другая.

Молодые учителя, с которыми связались «Известия», отмечают, что справиться с работой в первые годы действительно нелегко. Чаще всего трудности возникают при общении с родителями. Кроме того, для многих оказались неприятными открытиями большая нагрузка, бумажная волокита и уровень зарплаты.

Екатерина Смирнова (имя изменено), Подмосковье

Я работаю в одной из подмосковных школ учителем физики. На собеседования ходила в четыре или пять, но эту выбрала, так как она была в рейтингах. Для меня это означало, что в школе всё более или менее в порядке с оборудованием.

На собеседовании сделала вывод, что директор и администрация адекватные и могут помочь в любых ситуациях, если возникнут затруднения. К тому же во время разговора директрисе на телефон поступила пара звонков с вопросами по другим вакансиям — значит, работодатель востребован. Подумав, пришла сюда.

учительница сидит в классе одна
Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

Меня встретил по большей части приветливый коллектив, но вместе с этим досталось классное руководство. С начала сентября понеслось. Я оказалась сразу много кому и много чего должна. Сдай бумажки, получи согласия, собери справки, звони родителям, организуй собрание, проведи классный час. А я еще и предметник, мне надо готовиться к урокам. В сентябре я чувствую себя больше классным руководителем, чем учителем. Отвратительное ощущение от того, что страдает качество преподавания. Недавно испытала сильнейший стресс от плохо проведенного урока, страдала все выходные. Возможно, я слишком чувствительна к мелочам.

Плюс в том, что начальство и коллеги не отворачиваются. Я даже нашла подругу среди других молодых специалистов. Ее хоть и не «наградили» классным руководством (то есть перспективой сесть в тюрьму от любой царапинки подопечного из класса), зато загрузили часами и к надомникам отправляют без транспортной компенсации. Двоякая работа. Главное — попасть в коллектив адекватных людей.

Александра Иванова (имя изменено), Архангельск

Из неприятного — большая нагрузка. При этом зарплата минимальная, так как я без категории. Нет времени сходить на обед, а о стимулирующих баллах, которые виделись приятной перспективой, даже и не думаешь. Пишешь конспекты, создаешь презентации, пытаешься включиться в систему, изучаешь какие-то новые методы, но всё равно работаешь плохо: не заполнила журнал, не сделала отчет.

Приходилось сталкиваться с неадекватными мамами и папами. Даже жалобы писали. Кто-то из родителей приезжал ко мне разговаривать об успеваемости ученика лично, хотя я не классный руководитель. В основном чувствуется некое высокомерие, мол, преподаватель молодой, чему он научит? И другие неприятные вещи, связанные с возрастом и отсутствием опыта.

С руководством школы по-разному. В России это жесткая авторитарная система, либо ты в ней, либо против нее. Неоднозначно. Скажу только, что отношения с администрацией, хорошие или плохие, никак не повлияли на мой личностный и творческий рост. В целом, всё зависит от школы.

учительница и ученик пишут на доске
Фото: ТАСС/Дмитрий Феоктистов

Что касается дисциплины в классе, то трудности тоже есть. С 5–7-ми классами больше проблем и нарушений, чем с 8–11-ми. У меня были 5-е, 8-е, 9-е, 10-е, 11-е классы. Но тут, думаю, все проблемы происходят из-за несовершенства самой системы образования в России. Дисциплина — это про армию. Слово «дисциплина» звучать не должно. Процесс обучения должен быть комфортным для всех, но как это сделать? Такой вопрос и надо задавать. А если человек ходит в школу «из-под палки», ему скучно, он же не может половину урока смотреть в окно — отсюда и сложности с дисциплиной.

Из-за всего перечисленного часто приходят мысли об увольнении. Зарплата тоже не устраивает. Ожидание — 30–40 тыс., итог — 18–25. Понимаешь, что можешь заниматься менее энергозатратной деятельностью и получать 30–40. Но работать хочется и хочется, чтобы кто-то направлял и учил. К сожалению, в большинстве школ и учреждений среднего профессионального образования на это не хватает времени.

Ольга Сидорова, Архангельская область

Неприятным открытием стало осознание того, что работаешь 24 на 7. После основной работы, то есть проведения уроков, выполняешь текущие задачи: отчеты, документы, подготовка к урокам на следующий день и так далее. Когда наступают выходные, в голове назревают новые дела, которые лучше сделать в свободное время, чтобы разгрузить предстоящую рабочую неделю. Зарплата сначала устраивала, но потом, соотнеся количество рабочего времени и денег, поняла, что есть явное несоответствие. Труд 24 на 7 должен оплачиваться выше.

Веду уроки у детей со 2-х по 11-е классы. Трудностей с установлением дисциплины особо не возникало. Помогли физические особенности моего голоса. Я всегда говорю тихо и раньше думала, что это станет проблемой. Опытные коллеги объяснили, что чем тише говорит педагог, тем тише в классе. Дети привыкли к голосу, бывает, просят говорить громче.

Администрация помогала, благодаря ей поняла суть проведения уроков. Директор первые полгода посещала каждый мой урок, делала замечания и хвалила только по делу. Было тяжело морально, но я понимала, что такую подготовку мне больше никто не обеспечит, очень благодарна ей за это.

А вот с родителями приходилось сталкиваться и с грубыми, и с чересчур заботливыми. Чаще всего такие мамы и папы привыкли выслушивать только одну сторону — ребенка и принимать поспешные выводы. Приглашала на беседы, объясняла свою позицию, и родители всё же соглашались. Бывало также, что ребенок преувеличил и тут же при родителях сознался. Как правило, после личной встречи вопросов больше не возникает.

Но об увольнении тоже думала, особенно в первое время, когда только втягивалась в профессию. Причины были самые разные: сильная усталость, бесконечная подготовка к урокам, большая нагрузка, родители, которые пытаются давать советы, как учить. В конце концов, нет даже элементарного обеденного перерыва. Пять минут на переменке, чтобы сходить в столовую, явно обедом не назвать.

классный журнал в школе>
Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

Анна Карелина, Ростовская область

Преподавание я начала в 3-м классе и на первом родительском собрании меня поразило нежелание мам и пап участвовать в родительском комитете. Из 26 человек согласилась только одна женщина. Это произошло из-за разногласий среди них: люди, которые знали, как делать лучше, учили других, но сами делать ничего не хотели.

Когда я приступила к работе, руководство проинструктировало меня о «проблемных» родителях, поэтому конфликтных ситуаций я почти избежала. Единственное — в канун Нового года получила анонимное сообщение, где меня обвиняли в завышении оценок ребенку, чья мама была единственным участником комитета. У анонима была непроверенная информация, которую я легко опровергла в общем чате, но осадок остался.

Администрация в школе, где я работала первый год, довольно неплохая, но требует от сотрудников больше, чем положено. Преподаватели ходили в столовую, несли оттуда в кастрюлях первое, второе и третье, затем раскладывали в классе по тарелкам, на столе остается много крошек и прочего мусора — убирают тоже учителя.

Детки в 3-м классе просто замечательные. Каждый со своими особенностями и недостатками, но у кого из нас их нет? Они достаточно быстро привыкли к моим требованиям и понимали с полувзгляда. Но в январе я поняла, что максимум смогу довести их до конца 3 класса. Из-за сказанного выше стали появляться мысли об увольнении.

Когда педагоги говорят, что у них маленькая зарплата, люди даже не представляют насколько она маленькая. У преподавателя со стажем зарплата отличается от зарплаты молодого специалиста — есть надбавки за стаж, категорию. У молодых картина более печальная. Ожидания были тысячи на 2–3 повыше, но я понимала, что миллионов в этой сфере не заработаю, не бизнес.

«Это работа не для мужчин»

Тем не менее у многих молодых специалистов адаптация проходит гладко, особенно если они попадают в здоровый коллектив, готовый поддерживать. В этом случае чаще всего учителя жалуются лишь на маленькую зарплату и иногда на дисциплину в классе.

Константин Мамонтов, Калуга

Я окончил университет по направлению «география» (региональная политика и территориальное проектирование). В том же году поступил в магистратуру на «инновационный менеджмент». Нужно было найти работу и при этом совмещать с учебой. В Калуге очень плохо с работой. Везде требуются промоутеры, уборщики, грузчики и продавцы в салоны связи. После полугода скитаний по бесполезным собеседованиям я натолкнулся на объявление о вакансии учителя географии.

С тех пор работаю учителем. Сразу могу сказать, что попал в самую лучшую школу с самой лучшей администрацией и коллективом. Школа сама по себе — чисто с советских времен и ничем не отличается от других.

Первые две-три недели были очень тяжелые: знакомство с детьми, работа с электронным журналом (боязнь не туда нажать), да и вообще непривычно, так как до этого нигде не работал. Нагрузка в прошлом и в этом году — 25–26 часов.

Я сразу организовал волонтерское движение, чтобы ребята могли собирать грамоты и прочее. Каждая грамота — плюс к баллам по ЕГЭ. Участвуем в мероприятиях. Если коротко — готовлю детей к студенческой жизни, чтобы придя в вуз, они не просто учились, а чем-нибудь занимались.

учитель английского
Фото: TASS/PA

Дети разные, есть и беспризорники, но ко всем нашел подход. С родителями общаться не приходится, так как нет классного руководства.

Зарплаты… Я очень тесно общаюсь с европейцами и знаю их уровень зарплат, особенно у молодых учителей. При 25–26-часовом графике получать 22 тыс. (плюс-минус) — это позор. Не буду жаловаться на свою зарплату, потому что знаю, как учителя при больших нагрузках получают копейки в дальних регионах страны. Для меня, как для молодого специалиста без стажа, опыта и категории, существовать, а не жить на такую зарплату можно. Но это работа не для мужчин, потому что содержать семью будет очень тяжело.

Преподавание удобно совмещать с дополнительным заработком. Некоторые коллеги параллельно занимаются бизнесом и зарабатывают в месяц больше 100 тыс., что для Калуги отлично. Сам я в школе работаю последний год, да и вообще в образовании. После получения диплома буду думать над увольнением, чтобы уехать в более перспективный город на более перспективную работу.

Юлия, Челябинская область

Работаю совсем недавно учителем физкультуры, не увидела никаких неприятностей и неожиданностей. Училась в вузе, проходила практику, ожидания полностью совпали с реальностью. Классного руководства сейчас нет, поэтому проблемы с родителями меня не коснулись.

Отношения с администрацией чудесные. Я вернулась в родную школу, где проучилась 11 лет. По сей день там работают учителя, которые преподавали моей маме, мне и моей сестре. Директор очень отзывчива. Завуч — замечательная женщина. Она во многом мне помогла, да и я с любыми вопросами могу подойти почти к каждому — никто не откажет в помощи.

Детки все абсолютно разные, и к каждому нужен индивидуальный подход. Я учусь, а значит иду по правильному пути. Трудности с дисциплиной — это, пожалуй, единственное, с чем я столкнулась. Но я каждый день над этим работаю и думаю, что скоро эта проблема уже не будет проблемой.

Нагрузка адекватная, я не перерабатываю, но очень устаю, так как даже за пять уроков стараюсь каждому ребенку отдать свои знания, силы и эмоции. К концу дня еле стою на ногах, но собираюсь с силами и бегу на вторую работу. В общем, я не жалею, что преподаю. Если действительно любишь то, чем занимаешься, это не в тягость.

Что касается зарплаты, скажем так, хотелось бы больше, но всех денег не заработаешь. Поэтому, наверное, в школе я все-таки больше не из-за денег.

«Первое, что встречает молодой педагог, — это вал планов»

«Известия» обратились за комментарием и к опытным учителям. Педагоги со стажем соглашаются, что работать в школе стало сложнее. Одни отмечают усиление контроля со стороны родителей, другие сетуют на слишком большую для молодых преподавателей нагрузку, третьи обращают внимание на трудности с бумажной волокитой. И все подчеркивают низкий уровень зарплат.

Владимир Гудзь, Новосибирск

Первое что встречает молодой педагог — это вал планов. Этому в педвузах практически не учат. В итоге они встают перед выбором: углубиться в бумаги, планы и отчеты или уделить внимание детям. В итоге изначальный конфликт — либо бумаги, и ты классный в глазах администрации, либо дети — тогда уменьшается количество вопросов от родителей. Мне повезло, меня освободили от бумаг по максимуму опытные коллеги, а я взялся за ребят.

Молодые специалисты начинают работу в сентябре, как раз в самый пик олимпиад, конкурсов и соревнований. Все управления всех ведомств стараются проводить эти вещи в сентябре, и сами понимаете — накладки введут в ступор любых молодых специалистов. Учитывая маленькие зарплаты, молодежь уходит, не проработав и полгода.

много бумаг на столе
Фото: Depositphotos

Елена Степанова, Псковская область

Проблемы были, есть и будут всегда. Молодые специалисты и сейчас, и раньше приходят со знаниями, но без опыта. Сложно в любом случае. Требования в мое время (1989 год) и сегодня разные, но они остаются требованиями. Сложно. Нагрузка у неопытных учителей не должна быть более 18 часов в неделю, чтобы качественнее подходить к образовательному процессу. Но тогда зарплата будет до 12 тыс., если не говорить о Петербурге и Москве. Это катастрофически мало.

Общение с коллегами, родителями и учениками зависит от коммуникабельности человека. Это или дано, или нет. Вот если молодой специалист пройдет эти трудности учительской профессии, то что-то получится. Но в большинстве случаев такое испытание не под силу нынешней молодежи. Отсюда проблемы с учительским составом в стране.

В прошлом учебном году в нашем классе проходила практику моя бывшая ученица. Талантище! На своем месте. Но по окончании университета в школу не пришла, хотя в нашем маленьком городе построили современное учреждение со всем новейшим оснащением. Предлагали 1-й класс и 15 тыс. Устроилась в банк за 30 тыс. Печально.