Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Не болтай: в Латвии запрещают русский язык в детских садах
2019-08-14 12:11:24">
2019-08-14 12:11:24
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новый президент Латвии Эгил Левитс, избранный этим летом, назвал абсурдом тот факт, что на латышском языке в стране говорит только 60% населения. Латвийское государство фактически объявило войну образованию на русском языке. В прошлом году был подписан приговор русским школам, а теперь власти взялись за детские сады. Официально это объясняется желанием, чтобы русские дети в совершенстве выучили латышский язык, являющийся в стране единственным государственным. Неофициально — для того чтобы добиться полной латышизации проживающих в стране нацменьшинств. Подробности — в материале «Известий».

Черный Карлис

Русскоязычные составляют до 35% населения Латвии. Несмотря на это, их родной язык считается в стране иностранным и всячески вытесняется из обихода. Еще в конце 1990-х власти задумали провести «реформу» русских школ, связанную с их переводом на государственный язык — это было запланировано сделать в 2004 году. Однако, по мере того как близилась эта дата, в стране крепло протестное движение — на митинги с требованиями сохранить русские школы выходили десятки тысяч человек. На тот момент это возымело некоторое действие и власти удовольствовались компромиссным вариантом. Решено было, что на латышском в учебных заведениях нацменьшинств будет преподаваться только 60% предметов, а 40% — как и прежде, на русском. Билингвальная модель просуществовала 13 лет, причем чиновники от образования давали понять, что намерены сохранить ее и впредь.

Участники шествия против перевода школ национальных меньшинств на латышский язык обучения, Латвия

Участники шествия против перевода школ национальных меньшинств на латышский язык обучения, Латвия

Фото: ТАСС/Таисия Воронцова

В начале 2016 года министром образования был вновь назначен Карлис Шадурскис. Это вызвало у представителей нацменьшинств опасения — именно Шадурскис (известный среди русских Латвии как Черный Карлис) во главе минобразования проталкивал печальной памяти «реформу-2004». Опасения оправдались: осенью 2017 года Шадурскис от лица правительства заявил, что русский язык из средних школ нацменьшинств будет изгнан окончательно. Вновь начались протесты, но они и близко не были сравнимы с митингами 15-летней давности.

Дело в том, что все эти годы Латвию благодаря вступлению в ЕС активно оставляли жители, перебиравшиеся в более благополучные государства Западной Европы. Как водится, в первых рядах уезжали самые активные и пассионарные — и русская община Латвии оскудела. Кроме того, успели подрасти дети «реформы-2004», которые уже не испытывали столь сильного психологического отторжения перед перспективой окончательной латышизации школ.

Весной 2018 года сейм Латвии принял, а президент утвердил законодательные поправки, предусматривающие, что в течение нескольких лет школы полностью перейдут на латышский (русский можно использовать только на предметах, связанных с национальной идентичностью). Это вызвало у многих родителей серьезные опасения.

Люди боятся не только того, что их отпрыски станут хуже усваивать предметы, но и что они окажутся заперты в крохотном «языковом гетто». Латышский — это язык маленького народа, который нигде за пределами Латвии не котируется. Обстановка же в стране сейчас такова, что мало кто из ее жителей не прикидывает для себя или для своих детей вариант экономической эмиграции.

Учебники, по которым учатся дети в русской школе в Латвии

Учебники, по которым учатся дети в русской школе в Латвии

Фото: РИА Новости/Сергей Мелконов

«Я — отец двоих детей. То, что сейчас творится в нашем образовании, приводит меня в панику. У меня нет сомнений, что, принуждая русских детей, изначально воспитывавшихся в родной языковой среде, обучаться только на латышском, чиновники тормозят их развитие. Когда тебе приходится изучать, к примеру, математику, химию или физику не на родном русском языке, ты поневоле думаешь не о том, как содержательнее ответить учителю на заданный им вопрос, а как бы изложить эти сложные формулировки на латышском. Моей десятилетней дочери еще относительно повезло. Она успела в первые годы поучиться билингвально, хотя и с ней были проблемы. Хорошо, что мы с супругой неплохо владеем латышским языком и можем помочь ребенку в учебе. Но о самостоятельном выполнении дочерью домашних заданий теперь речи идти вообще не может в принципе. Каково же в семьях, где с эрудицией и знаниями родителей обстоит неважно? Есть еще сын, который младше дочери. Совсем скоро он пойдет в школу. Меня одолевают самые серьезные опасения относительно того, как у него сложится обучение с первых школьных лет. Если и есть какая-то надежда, то на инерцию в пробуксовке «реформы», а также на личные качества первого учителя», — рассказал «Известиям» житель Риги Даниил Медведев.

На очереди — детсады

Останавливаться на достигнутом латвийские власти не собираются — на очереди русские дошкольные учреждения. В конце 2018 года правительство Латвии утвердило «Правила о государственных руководящих принципах по дошкольному образованию и примерах программ дошкольного образования». Этот нормативный акт предписывает, что в детских садах с 1 сентября 2019 года общение с детьми старше пяти лет во время игр должно вестись в основном на латышском.

В связи с этим юрист Латвийского комитета по правам человека Александр Кузьмин напомнил рекомендации экспертов ОБСЕ: «Первые годы обучения имеют решающее значение для развития ребенка. Согласно исследованиям в области образования, родной язык ребенка является идеальным средством обучения в дошкольный период и в детском саду. Государства должны по мере возможности создавать условия, позволяющие родителям иметь такой выбор».

Ссылки на мнение международных инстанций предсказуемо не произвели никакого впечатления на латвийские власти. Более того, в политических кругах начались разговоры о необходимости принятия закона, однозначно переводящего всю деятельность учреждений дошкольного образования на государственный язык. Так, в мае 2019 года председатель комиссии латвийского парламента по гражданству, миграции и сплочению общества Андрейс Юдинс (член коалиционной партии «Новое Единство», в рядах которой состоит и премьер-министр Кришьянис Кариньш) заявил: «Одна из предпосылок, чтобы живущие в Латвии дети могли свободно говорить на латышском, — обеспечить, чтобы в учреждениях дошкольного образования их не делили по языку».

Русскоязычный детский сад в окрестностях Риги

Русскоязычный детский сад в окрестностях Риги

Фото: Global Look Press/Victor Lisitsyn

Члены комиссии уверены, что со временем основным языком обучения детей в детсадах станет латышский — начиная с пятилетнего возраста. Единственное, относительно чего нет полного понимания, — сроки. Поэтому Юдинс решил направить в министерство образования запрос: когда именно, по мнению экспертов этого ведомства, «можно будет перестать делить детей в детсадах по языку». Он пользуется полной поддержкой своего сопартийца Кариньша, заявившего в эфире национального радио: «Почему нам нужно делиться на латышей и русских? Это граждане Латвии, это дети, которые растут в Латвии. Мы все являемся латышами».

Вернуться к рассмотрению вопроса о детсадах комиссия Юдина намерена в начале 2020 года. В том, что министерство пойдет навстречу желаниям комиссии, особых сомнений нет. В настоящее время латвийское минобразование возглавляет Илга Шуплинска — верная идейная наследница Карлиса Шадурскиса, перешедшего на работу в Европарламент. Вступая в должность в начале нынешнего года, она недвусмысленно дала понять: государство никак не намерено финансировать русскоязычное образование — хотя представители нацменьшинств являются такими же налогоплательщиками. Шуплинска высказала мнение, что, если русские Латвии хотят сохранить свою идентичность, язык и культуру, они должны создавать на свои деньги воскресные школы. Министр считает, что «русский язык должен развиваться в России».

Уже сейчас, даже не дожидаясь отмашки сверху, власти латвийских регионов с компактным проживанием русских жителей побежали, что называется, впереди паровоза. В детских садах Риги и Даугавпилса растет количество детсадов с латышскими группами. Так, в январе 2019 года жительница Даугавпилса Екатерина Иванова написала в соцсети Facebook: «Партия сказала — надо, Даугавпилс ответил — есть. Количество групп с полностью латышским языком обучения в детских садах города Даугавпилса в 2018 году увеличилось на шесть, а к 2022 году увеличится еще на 28 (плюс 34 группы по сравнению с 2017-м). То есть фактически предстоит полный перевод детских садов на латышский язык. Всем депутатам думы этот план был озвучен и показан в презентации, так что, пожалуй, только слепой и глухой мог бы его каким-то образом не заметить». Для понимания — большинство жителей Даугавпилса (свыше 80%) составляют русскоязычные. Тем не менее депутаты городского муниципалитета единогласно поддержали перевод местных детских садиков на латышский.

В Риге подобные тенденции усилились после того, как в апреле нынешнего года правительство Латвии отстранило от руководства городом лидера оппозиционной партии «Согласие» Нила Ушакова. Сотрудники русских детских садов Риги, не называя своих имен, ибо боятся увольнения, рассказывают, что инспекторы минобразования настоятельно рекомендуют заводить побольше двуязычных, но лучше сразу латышских групп, а при наборе новых воспитателей отдавать предпочтение латышам. Русскоязычных же педагогов инструктируют, что при общении с юными соотечественниками они должны как можно больше общаться по-латышски.

«Мы — за качественное образование»

Правозащитница, депутат думы Юрмалы Елизавета Кривцова заявила «Известиям», что относится к вышеописанным тенденциям крайне негативно. «Во-первых, потому что это не имеет ничего общего с педагогикой и интересами детей. Задача образования — это развитие свободной личности. Освоение латышского языка — это только одна из целей, важная, но не основная. В зависимости от способностей и жизненных обстоятельств у родителей должен быть выбор, как освоить латышский язык. От государства мы ожидаем помощи в методах и пособиях по освоению языка, а не лишения нас свободы выбора. Результаты школьных централизованных экзаменов по латышскому языку вызывают серьезные опасения по поводу системы обучения языку даже в латышских школах. Средний балл по стране составляет около 50% как в русских, так и в латышских школах. В этой ситуации предложение перевода еще и садиков на латышский язык звучит аморально», — подчеркивает Кривцова.

В свою очередь, рижский педагог Маргарита Драгиле сказала «Известиям», что перевод всего образования нацменьшинств, включая дошкольное, на латышский чреват полным исчезновением в Латвии русского языка и культуры. «Если рассматривать этот вопрос с точки зрения педагогики и психологии, то мы увидим, что в Латвии полностью отсутствуют и методики, и профессионалы, способные качественно и безболезненно для ребенка с самых ранних лет обеспечить освоение ими второго языка — так, чтобы это не пошло в ущерб его развитию. Я, как родитель и педагог, совершенно не выступаю против латышского, равно как и против какого-либо другого языка. Я выступаю против непрофессиональной и некачественной работы педагогов. А о какой качественной работе может идти речь, когда работников сферы образования заставляют — в угоду амбициям некоторых политиков — обучать и воспитывать маленьких деток на неродном для них языке, когда они и родной-то не успели толком освоить?!»

Билингвальный учебник по математике, по которому учатся дети в русской школе в Латвии, и ученическая тетрадь

Билингвальный учебник по математике, по которому учатся дети в русской школе в Латвии, и ученическая тетрадь

Фото: РИА Новости/Сергей Мелконов

По мнению Драгиле, если силком заставлять дошкольников переходить на чужой язык, это может обернуться задержками в развитии и серьезнейшими психологическими проблемами. «Речь идет о задержках речи, задержках эмоционального развития. Ребенок рискует опоздать в освоении определенных навыков и умений, которыми дети должны успеть к определенному возрасту овладеть. Таким образом, дети не получат должного знания ни одного, ни второго языка, элементарно не будут готовы к школе и не смогут по результатам учебы конкурировать со своими ровесниками, остающимися в пространстве родного языка и культуры. У маленького человечка элементарно не окажется инструментария, позволяющего понять учебную задачу и разработать алгоритм ее решения. Если у ребенка от природы хорошие лингвистические способности, то для него переход на чужой язык может пройти сравнительно благополучно. Но такие далеко не все. К тому же сейчас много так называемых логопедических деток, малолеток с какими-либо сложностями или отклонениями в развитии. Уж для них-то языковая реформа вообще окажется, говоря иносказательно, «гробиком на колесиках» — она заведомо ограничит для них возможности интеллектуального, эмоционального, физического и морального развития. Ведь такие дети нуждаются в особом подходе — причем однозначно на родном, но никак не на чужом для них языке. Если их начать обучать на чужом языке, у них будет фиксироваться апатия, отсутствие мотивации к обучению — и ни о какой предметной успешности и профессиональном развитии речи быть не может».

Загрузка...