Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Осечки бывают у всех — главное, что будет в конце»

Защитник сборной России Никита Задоров — о предстоящих играх сборной и отличии европейских площадок от североамериканских
0
Фото: REUTERS/Robert Hradil
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На чемпионате мира по хоккею близится конец группового этапа. Сборной России осталось провести одну встречу — с главным конкурентом за первое место в своей восьмерке, победителем двух предыдущих мировых первенств, командой Швеции. В случае успеха «Красная машина» получит комфортную сетку в четвертьфинале.

В Братиславе под знаменем нашей национальной команды собралось множество признанных звезд НХЛ и КХЛ, но есть и новые лица. Например, защитник «Колорадо Эвеланш» Никита Задоров, который уже пять сезонов является игроком основного состава клубов главной лиги мира. Но в России его знают не так хорошо, поскольку за океан 23-летний хоккеист уехал еще в 2012 году из «Красной Армии» (молодежная команда ЦСКА. — «Известия»), не сыграв ни одного матча в КХЛ. С тех пор перед нашими болельщиками он отметился лишь в 2014 году, когда в шведском Мальме стал бронзовым призером молодежного чемпионата в составе российской сборной.

В мае, после вылета «Колорадо» из Кубка Стэнли, Никита Задоров впервые в карьере был вызван в национальную команду. В ее расположение он прибыл уже по ходу чемпионата мира, в день матча с Австрией (5:0), и сразу вышел на лед. В интервью «Известиям» защитник рассказал о своей адаптации после длительного перелета, удалении в игре с Латвией (3:1) и предстоящей встрече со Швецией.

— Матч со Швейцарией (3:0) был самым сложным для вас на этом чемпионате мира?

— Да. Швейцария все-таки получше уровнем команда. Более сбалансированная. Играет в строгий хоккей. Я думаю, мы показали свою лучшую игру на турнире. Но все равно надо стремиться к улучшению. У нас были ошибки в матче со Швейцарией – надо посмотреть видео и исправить их. Думаю, в следующей встрече еще лучше сыграем.

— После дисциплинарного штрафа в матче с Латвией старались более осторожно идти в борьбу?

— Может быть, с нашей стороны мы немного чересчур жестко играли. Но не хотим подвести свою команду удалениями, поэтому стараемся поправлять эти моменты.

— Что скажете о своем малом и дисциплинарном штрафе (2+10) минут в матче с Латвией за силовой прием против Рихарда Букартса?

— В другой лиге не дали бы такое удаление. Мне кажется, он видел, что я ехал, но не сгруппировался, а в последний момент повернулся в мою сторону. Я стал заложником ситуации. Не хотел никому нанести травму. Просто играл жестко. И так сложилось, что получил дисциплинарный штраф, а Букартс покинул лед.

— Зная правила Международной федерации хоккея (IIHF), не боялись, что получите матч-штраф (5+20 минут) и дисквалификацию на следующую игру?

— Мне лайнсмен сразу сказал, что я получил десять минут штрафа. Так что долго переживать не пришлось.

— Напряженный характер встречи с Латвией повлиял на ваш эпизод с Рихардом Букартсом?

— Латыши перед игрой говорили, что это будет матч их жизни, матч их спасения на турнире. Они вышли заряженными и дисциплинированными. Мы понимали, что соперник будет бороться до конца. Латвия играла по системе, напрягала нас, но Вася (вратарь сборной России Андрей Василевский. — «Известия») выручил в некоторых моментах. В начале матча игра могла развернуться в любую сторону. Мне кажется, мы не уступали им в первых двух периодах, играли хорошо и даже переиграли их, повели 3:1, но третий период провалили полностью. Возможно, где-то расслабились. Испортили картину матча, но ничего — будем работать. Все-таки надо выходить готовыми и собранными на все 60 минут матча.

— Вы прибыли в расположение сборной уже по ходу чемпионата мира, проделав путь из США. Как себя чувствовали в день прилета в Братиславу?

— С самого начала хорошо себя чувствовал. Ничего страшного со мной не происходило. Хотя так бывает не всегда, когда перелетаешь в Европу из Америки. В прошлом году, когда прилетели в Швецию на вынесенную игру регулярного чемпионата НХЛ, я не понимал, где нахожусь. Было на второй-третий день тяжеловато. Но сейчас, перед прибытием в расположение сборной, я хорошо поспал в самолете.

— Во сколько приземлились в Братиславе?

— Прилетел в восемь часов утра, а уже через четыре часа играл в матче против Австрии.

— Позавтракать хоть успели перед игрой?

— Да, в самолете успел поесть — там хорошо кормили.

— Долго привыкали к большим европейским площадкам после стольких лет игры на маленьких североамериканских?

— Бегать надо больше. Но, когда у тебя шайба, есть много времени на ее обработку. То есть не надо принимать решение в один щелчок, как в НХЛ.

— Есть время подумать?

— Конечно. Можно подумать, можно посмотреть, куда сделать передачу. И ребята из твоей команды успеют открыться. Это особенно здорово при том индивидуальном мастерстве игроков, которое есть в сборной России. У нас все хоккеисты способны хорошо открыться — с ними очень приятно играть. Так что в этом плане на европейских площадках играть легко. Но приходится много бегать, поскольку расстояния большие. Подкатываться под игроков в защите нужно немного по-другому. Надо думать, как это лучше сделать, потому что ты можешь сильно провалиться, и они уже убегут. На маленькой площадке в НХЛ успеешь вернуться в свою зону, а здесь, на чемпионате мира — нет.

— Уже в предвкушении заключительного матча в группе против Швеции?

— Нужно быть осторожными. У Швеции сейчас около 20 игроков из НХЛ. Все они здорово действуют — мы об этом знаем. Нужно подойти к матчу с ними собранными, без недооценки соперника и сыграть на максимуме своих возможностей. Надо выходить и выигрывать. Не важно, кто как играл раньше. Да, шведы проиграли на старте чехам, но затем этих чехов уже обыграли мы. Как ранее американцы проиграли словакам (1:4). Значения все эти матчи не имеют. Чемпионат мира — это длинный турнир. Как сказал Марк Стоун (нападающий сборной Канады. — «Известия»), в первую игру не выигрываешь турнир и не проигрываешь. Бывают осечки у всех. Главное, что будет в конце чемпионата мира.

Прямой эфир

Загрузка...