Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Продолжение серии: что закупят в рамках госпрограммы
2019-01-13 23:10:26">
2019-01-13 23:10:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Выполнение госпрограммы вооружений на 2011–2020 годы приближается к концу. По ряду направлений она будет выполнена полностью или почти полностью, по некоторым — серьезно отстанет от исходных планов. Вскоре российские Вооруженные силы начнут получать технику по вновь утвержденной ГПВ 2018-27. «Известия» пытаются оценить основные направления развития.

Стратегическая ясность

Меньше всего вопросов к стратегической части ГПВ. Обновление стратегических ядерных сил оставалось приоритетом в любой ситуации, а в сложившихся политических условиях это положение может только укрепиться.

Очевидно, что для стратегических ядерных сил России продолжатся закупки межконтинентальных баллистических ракет «Ярс» в мобильном варианте, которые постепенно заменяют в составе РВСН выбывающие в силу возраста «Тополя» советской постройки. В 2021 году ожидается начало развертывания новейшего шахтного ракетного комплекса «Сармат» на замену также уходящего «в отставку» комплекса «Воевода».

Уже в этом году заступит на дежурство новая система стратегического оружия с планирующим боевым блоком «Авангард», демонстрационные испытания которой состоялись в конце прошлого года.

Развертывание «Авангарда», как и «Сармата», по крайней мере в первые годы, скорее всего будет ограниченным (про «Авангард» это сказано прямо: до 2027 года планируется развернуть 12 носителей с этим блоком в составе двух полков). Это связано в том числе с тем, что обе системы рассматриваются как существенный аргумент в торге при ожидаемом возобновлении переговоров о сокращении стратегических вооружений, и их судьба будет вплотную зависеть от дальнейших шагов США по созданию стратегической противоракетной обороны и ударных систем нового поколения.

Для стратегических ядерных сил России продолжатся закупки межконтинентальных баллистических ракет «Ярс» в мобильном варианте

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Среди «массовых» стратегических систем можно упомянуть еще комплекс «Булава» и его носитель — атомные подводные лодки проекта 955 «Борей». В 2018 году было объявлено о продолжении строительства субмарин в варианте 955А, и флот должен получить еще шесть ракетоносцев этого типа, помимо восьми построенных в рамках предшествующих ГПВ 2006-15 и 2011-20.

Здесь также многое зависит от дальнейшего исхода переговоров о стратегических вооружениях — морские ядерные силы могут серьезно увеличиться, в случае если будет решено сохранить на службе, помимо «Бореев», подлодки проекта 667БДРМ «Дельфин», оснащенные ракетами семейства Р-29РМУ «Синева»/«Лайнер».

Зенитная достаточность

Если брать силы общего назначения, то наиболее гладко проходит обновление зенитных ракетных войск ПВО в составе Воздушно-космических сил России. До конца 2018 года, в частности, войска получили 54 дивизиона системы С-400 из 56 заказанных в рамках ГПВ 2011–2020.

Производство этой системы наверняка продолжится в дальнейшем — учитывая необходимость замены еще достаточно большого числа систем С-300 разных модификаций. Темпы поставок «для себя», скорее всего, снизятся — поскольку доля современной техники в войсках выросла, и необходимость в поддержании такого же темпа закупок отсутствует.

Кроме того, С-400 уже поставляются на экспорт, и число их операторов в ближайшие годы возрастет.

Наиболее ожидаемой новинкой российской ПВО «первого эшелона» в ближайшие годы должна стать система С-500. Исходно предполагалось, что в рамках ГПВ 2011–2020 будет закуплено 10 дивизионов этой системы, однако, судя по всему, эти планы сдвинулись вправо — до конца 2020 года ожидается поставка 1–2 первых комплектов на войсковые испытания.

До конца 2018 года войска получили 54 дивизиона системы С-400 из 56 заказанных в рамках ГПВ 2011–2020

Фото: РИА Новости/Виктор Лященко

С-500, очевидно, станет главным героем закупочных программ ПВО и ПРО в следующем десятилетии, однако в силу уровня системы и ожидаемой высокой цены поставки вряд ли будут слишком масштабными.

Более массовыми, по идее, должны стать закупки комплекса среднего уровня С-350 «Витязь», который должен заменить в ПВО устаревающие системы средней дальности С-300ПС с ракетами семейства 5В55. Первый комплекс этого типа войска получат уже в этом году.

Наконец, для ВКС продолжатся закупки «Панцирей» — эти зенитные ракетно-пушечные системы малой дальности необходимы для защиты позиций «старших» систем и прикрытия аэродромов на «последнем рубеже».

Авиационный дефицит

Закупки авиатехники уже идут на спад по сравнению с первой половиной ГПВ 2011–2020. В прошлом году военно-воздушные силы ВКС и морская авиация ВМФ России получили 50 боевых и учебно-тренировочных самолетов, что значительно меньше уровня 2014–2015 годов, когда было поставлено 101 и 89 самолетов соответственно. Кроме того, было поставлено пять небоевых машин — три пассажирских Ан-148 и два воздушных командных пункта Ту-214ПУ, а также продолжалась модернизация самолетов разных типов — от стратегических Ту-160 и Ту-95 до штурмовиков Су-25.

В случае с ВВС к закупкам в рамках новой ГПВ есть ряд вопросов, включая «подвешенное» состояние истребителя пятого поколения Су-57, который, судя по всему, собираются в ближайшие годы продолжать покупать в «капельных» количествах.

Даже с учетом довольно значительного объема работ, который еще предстоит выполнить на этой машине, задержки с его поставками вряд ли оправданны, поскольку грозят серьезным отставанием в оснащении военной авиации новой техникой, особенно на фоне расширяющихся объемов поставок истребителей F-35 для вооруженных сил США и их союзников в разных частях света. Кроме того, серийные поставки новой машины для себя облегчат и ее продвижение на экспорт в новом десятилетии.

С этой точки зрения прояснение судьбы Су-57 и более-менее крупный серийный контракт на них является одной из самых ожидаемых частей новой госпрограммы.

В этом году впервые за много лет ВКС получат первый новый многоцелевой вертолет Ми-38

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

Очевидно, продолжатся и поставки техники четвертого поколения, пусть и в меньших темпах. Су-34, уже ставший основной машиной фронтовых бомбардировочных авиаполков, продолжит заменять ветерана холодной войны и множества локальных конфликтов — Су-24М. В поставках истребителей ясности пока нет. Объемы закупок Су-30СМ и Су-35 в рамках ГПВ-2020 выбраны почти полностью, и для продолжения строительства этих машин (или, что также вероятно, одной из них) потребуются новые контракты, заключить которые желательно уже в этом году.

Судьбу закупок вертолетов «Известия» уже разбирали, и, чтобы не повторяться, можно отметить, что в этом году впервые за много лет ВКС получат первый новый многоцелевой вертолет Ми-38. Эту машину также еще предстоит доводить, а вертолетная программа в целом выглядит не слишком адекватной с учетом наличия двух типов боевых машин в серии. Однако с учетом приближающегося завершения исполнения контрактов на поставки Ми-28 и Ка-52 здесь также стоит ждать корректировок.

Наиболее серьезные вопросы перед ВКС стоят в части парка небоевых машин. «Известия» уже затрагивали вопросы оснащения ВВС новыми самолетами-заправщиками и соответствия возможностей транспортной авиации и численности ВДВ, однако быстрое решение этих проблем пока не просматривается даже на горизонте.

Группа отстающих: армия и флот

Сложной продолжает оставаться ситуация в сухопутных войсках, хотя закупки новейших машин на унифицированном гусеничном шасси «Армата» уже идут — Минобороны заключило контракт на поставку 132 «Армат» для войсковых испытаний.

Основную массу техники сухопутных войск всё еще составляют машины советского производства, и эта ситуация сохранится и в следующие 10 лет, хотя Минобороны и предпринимает усилия по модернизации старой техники, включая апгрейд танков Т-72, боевых машин пехоты БМП-2, самоходных артустановок и реактивных систем залпового огня.

Основные надежды на обновление связаны с поставками техники «промежуточного» поколения — боевых машин пехоты БМП-3, в том числе в усовершенствованных версиях, танков Т-90М, САУ «Мста».

Закупки новейших машин на унифицированном гусеничном шасси «Армата» уже идут — Минобороны заключило контракт на поставку 132 «Армат» для войсковых испытаний

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Наряду с сухопутными войсками очень тяжелая обстановка сложилась с обновлением корабельного состава ВМФ, особенно в части надводных кораблей, где количество одновременно реализуемых проектов кораблей едва ли не превышает число боевых единиц, построенных в рамках этих проектов. Свою долю ответственности в этой ситуации несут все субъекты, принимающие решения, — от политиков до промышленности, не исключая и главкомат ВМФ, но, к сожалению, ждать быстрого выхода из кризиса не стоит.

Наиболее интересными разделами новой ГПВ должны стать наименее освещаемые — в первую очередь в части новых систем управления и разведки, беспилотных аппаратов, средств связи и т.д. Те или иные системы иногда попадают в поле зрения прессы и экспертов, но время принятия решений подошло уже вплотную. В 2019 году должны состояться и выставка «Армия», и Московский международный авиакосмический салон МАКС-2019, и, скорее всего, ответы на значительную часть вопросов о новых контрактах будут даны именно там.

 

Загрузка...