Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
18+: запрет на сцены насилия выходит боком
2018-09-27 19:11:35">
2018-09-27 19:11:35
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Старшеклассникам не продают классику из-за маркировки «18+», а детям до 12 запрещают смотреть диснеевские мультики. Спустя шесть лет после вступления в силу закона о возрастном цензе механизм оценки по-прежнему дает сбой. Почему детям не продают Есенина и Маяковского, имеют ли на это право магазины и действительно ли несовершеннолетних стоит ограждать от упоминания реалий взрослой жизни, читайте в материале «Известий».

Киркорова и Есенина под одну гребенку

Последние два года иностранные фильмы, в том числе детские мультфильмы производства Disney, чаще обычного получали «взрослую» маркировку. По данным аналитической компании «Невафильм Research», в 2014 году для детей старше 12 лет был рекомендован каждый четвертый иностранный фильм, а в прошлом — каждый десятый. Такая же ситуация и с маркировкой «18+» — ставить ее стали в разы чаще, заметили аналитики.

Книжный магазин
Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

После истории с новгородским детским лагерем, руководство которого составило стоп-лист для дискотек из песен Тимати, Face, Скриптонита, Филиппа Киркорова и Ольги Бузовой, заговорили о необходимости ужесточить требования и к музыкальным композициям. В Роспотребнадзоре тогда отмечали, что песни и клипы на них, как и фильмы, подпадают под действие закона о защите детей от информации. «Детей и подростков, без всякого сомнения, нужно защищать от разрушающего информационного воздействия на их несформировавшуюся личность», — подчеркнули в управлении ведомства по Новгородской области.

Если в случае с музыкой механизм работает слабо, так в книжной индустрии с ним, наоборот, перебор. В Екатеринбурге 17-летней старшекласснице Алисе отказались продать сборники стихов Сергея Есенина, Владимира Маяковского и Иосифа Бродского, на которых стоит маркировка «18+». Девушка обошла три магазина.

Автор цитаты

«Ни в одном мне не продали. Просили предъявить документы, сказав, что «по закону детям эту литературу покупать нельзя», — рассказала Алиса.

Сборники нужны были ей для того, чтобы ознакомиться с эссе авторов, которых нет в сборниках для школьной программы. Так получается, что по закону «мне нельзя культурно развиваться», заключила девочка.

Всё равно же найдут

В 2016 году Советский районный суд Орла запретил книгу автора Стейс Крамер (псевдоним 18-летней писательницы из Астрахани Анастасии Хохловой. — Прим. «Известий») «50 дней до моего самоубийства» и постановил удалить ее из интернета. Произведение было признано причиняющим вред здоровью и развитию детей — в нем описывались способы самоубийства. Издательство АСТ настаивало на незаконности запрета. В частности, там подчеркивали, что экспертиза проводилась в свете необходимости замены маркировки «16+» на «18+», а не запрета книги. Роскомнадзор же постановил удалить страницы с текстом «50 дней до моего самоубийства», направив соответствующие уведомления сайтам и хостинг-провайдерам. В нескольких городах России прошло свыше 20 судебных процессов по поводу запрета книги.

Книжный магазин
Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

На сайте издательства АСТ книга Стейс Крамер теперь значится под новым названием «Я выбираю жизнь: 50 ддмс». Несмотря на запрет Роскомнадзора, найти книгу в изначальной версии можно по первой же ссылке, выпадающей по поисковому запросу. То же касается подавляющего большинства произведений с маркировкой «18+», размещенных в интернете. Даже на платных онлайн-библиотеках возрастное ограничение можно обойти в пару кликов. Когда же подростки решают заменить электронное чтиво бумажным, о скорой смерти которого говорят наперебой, сталкиваются с реальным препятствием.

Как поход за сигаретами

«Мне кажется, что к любому подростку, который САМ зашел купить книжку, должны подбегать с букетиком цветов, упаковкой чипсов, баночкой кока-колы», — считает актриса Анна Михалкова. Ее сын-подросток оказался в той же ситуации, что и Алиса, — в книжном магазине ему отказались продать сборник рассказов Сергея Довлатова из-за ненормативной лексики. Об этом случае актриса рассказала весной на странице в Instagram.

В комментариях отозвалось множество родителей, чьи дети оказались в той же ситуации. На отказы книжных продавцов жаловались и взрослые. «Мне не продали книгу Елены Чижовой «Время женщин» (лауреат премии «Русский Букер». — Прим. «Известий») в книжном сетевом магазине, потому что там «18+», а паспорта с собой не было (на тот момент мне было 24, были права с собой)», — привела пример Ольга.

Среди сочувствующих оказалась сотрудница детской библиотеки, которой самой приходится ограничивать выдачу книг. «В связи с принятым законом мы можем выдавать детям книги строго в соответствии с маркировками — «6+», «12+» и так далее. В противном случае взыскание», — объяснила библиотекарь Елена. Выдать книгу «не по возрасту» можно только при наличии соответствующей справки-разрешения от родителей.

Книжный магазин
Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

Продавцы книжных магазинов, отказывая продавать подросткам книги с маркировкой «18+» — будь то классика или бестселлер «50 оттенков серого», действуют так, как того требует закон, заявляют в магазинах. Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский подтверждает, что книжные магазины не могут продавать книги детям, которые указанного маркировкой возраста не достигли. 

Автор цитаты

«Тут даже дело не столько в том, что прописана прямая обязанность спрашивать паспорт, а в том, что если на магазин пожалуются, то к нему могут быть применены санкции», — объяснил юрист в беседе с «Известиями».

Также и сотрудники кинотеатра могут не пустить ребенка на просмотр фильма. «Причем Министерство культуры в 2015 году давало разъяснения, согласно которым рейтинг «18+» носит однозначно запретительный характер, то есть кинотеатры не могут пускать несовершеннолетних без родителей», — подчеркнул собеседник «Известий». Если же ребенок пришел с родителями, решение о том, стоит ли их отпрыску идти на не соответствующий возрасту фильм, останется за ними.

Нарастающее насилие

Федеральный закон о защите детей от вредной для их здоровья и развития информации вступил в силу в 2012 году. Он обязывает маркировать по возрасту произведения искусства, книги, фильмы, программы телепередач и концертные мероприятия. За несоблюдение требований грозит административная ответственность. Штраф должностных лиц может достигать 10 тыс. рублей, для юридических — 50 тыс.

В законе прописаны возрастные категории «0+», «6+», «12+», «16+» и «18+». В информационной продукции, разрешенной для самых маленьких, могут содержаться оправданные жанром эпизодические ненатуралистические изображения или описания физического или психологического насилия. С важной пометкой — если ощущается сострадание к жертве и добро побеждает зло. С шести лет, согласно закону, ребенок может воспринимать ненатуралистические изображения и описания заболеваний, несчастных случаев и насильственной смерти, если не показаны их последствия. «Это была ужасная война. Таких чудовищных злодеяний, как тогда, люди раньше не знали. Миллионы людей. И никогда прежде мир не видел столько горя, ненависти и боли», — такой пример соответствия маркировке «6+» приводит «ЛитРес:Самиздат» для своих авторов.

Посетители в кино
Фото: Depositphotos

Подростков старше 12 лет уже можно допускать до описания или изображения сцен употребления алкоголя, табака и наркотиков, если эти действия прямо осуждаются. Тут же могут присутствовать «схематичные описания объятий и поцелуев мужчин и женщин». При маркировке «16+» всё то же, но разрешены также грубые слова и описание сексуальных сцен без анатомических подробностей. Ключевые различия с максимальной маркировкой «18+» — не осуждаемое употребление алкоголя и запрещенных веществ, мат, а также наличие сцен, побуждающих к самоубийству, — вокруг этого и были выстроены обвинения против издателей книги Стейс Крамер.

После резонансного случая школьницы Алисы в Госдуме потребовали проверить экспертов, которые присваивали маркировку книгам из школьной программы. Роскомнадзор заявил, что займется этим вопросом. К нему подключилась и Роспечать. Глава ведомства Михаил Сеславинский призвал не доводить требование закона о защите детей от вредной информации до абсурда. «Чтобы не было казусов, я договорился с руководством Роспотребнадзора, который осуществляет контроль за исполнением этого закона, о том, что мы сформируем специальное информационное письмо, которое направим в Гильдию издателей, в Российский книжный союз, чтобы у нас было простое человеческое понимание», — сказал он.

Глава комитета нижней палаты парламента по культуре Елена Ямпольская высказала мнение, что закон необходимо скорректировать, чтобы впредь таких ситуаций не возникало. 

Автор цитаты

«Я даже более либерально отношусь к ситуации, чем мои коллеги. Я считаю, если ребенок хочет читать в шесть лет — да пусть читает что угодно. Гораздо опаснее, если в 18 он читать не начнет, если мы будем всё запрещать и блокировать», — заявила депутат.

Хрупкий возраст

Детский психолог, сотрудник Центра психологической помощи им. А. Адлера Анна Сергиенко в беседе с «Известиями» отметила, что для подростков маркировка «18+» создает ощущение сладкого запретного плода. Если заинтересовавшийся Бродским ребенок получит отказ в магазине, это его только подстегнет ознакомиться с его творчеством любым способом.

Книжная ярмарка
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

Введение возрастных маркировок имеет под особой основание. Например, дети младше шести лет попросту не воспримут контент, предназначенный для ребят постарше: «Если ребенок в пять лет посмотрит мультик про Питера Пена, он увидит там фей и летающих мальчиков. Но глубокий смысл о взрослении он не поймет». Для подростков ограничения не менее важны — в 16 лет человек еще ребенок. Психика в этот период особенно восприимчива, не зря этот период называется переходным — «это очень хрупкий возраст», отмечает психолог.

Да, подростки и так знают матерные слова и имеют представление о насилии, однако если всё это находится в общем доступе, картина действительности искажается. «Эмоциональный интеллект притупляется, нарушается эстетическое восприятие мира — на первый план вместо красоты выходит «грязь», — объясняет специалист. Если ребенок с неокрепшей психикой прочитает, например, Чака Паланика, который пропитан ощущением депрессивности и описанием грязных картин, он может усвоить, что всё в мире устроено именно таким образом.

 

Загрузка...