Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Развернуть «Поток»: США решили не наказывать за российский газопровод
2018-09-22 12:50:47">
2018-09-22 12:50:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С заявлением, претендующим на некоторую сенсационность, выступил президент США. По словам Трампа, Соединенные Штаты не собираются вводить санкции против участников проекта «Северный поток – 2». Позиция Белого дома явно придется не по душе противникам российского проекта в Европе, демонизирующим газопровод и его сторонников. В причинах, которые побудили Трампа пойти на этот шаг вопреки негативной реакции союзников, разбирался портал iz.ru.

«Вариант не рассматривается»

Дональд Трамп в очередной раз удивил окружающих — на этот раз заявлением о новом российском газопроводе в Европу. Перед началом встречи с польским президентом Анджеем Дудой в Вашингтоне 18 сентября американский лидер, отвечая на вопрос о возможных санкциях США против компаний, участвующих в проекте «Северный поток – 2», заявил, что «мы не рассматриваем такой вариант».

Прежде Соединенные Штаты выступали против этого проекта, упирая, в частности, на то, что «Северный поток – 2», мол, усилит и без того серьезную энергетическую, а стало быть, и геополитическую зависимость Европы от России. За несколько дней до заявления Трампа американский министр энергетики Рик Перри на встрече со своим российским коллегой Александром Новаком заявлял, что Вашингтон против «Северного потока – 2». По словам Перри, реализация проекта будет означать, что «две трети импорта этого ресурса» пойдут через единственный канал, который «может оказаться слабым местом или бутылочным горлышком, если что-то пойдет не так».

Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп и первая леди Мелания Трамп приветствуют президента Польши Анджея Дуду и первую леди Агату Корнхаузер-Дуду в Белом доме

Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп и первая леди Мелания Трамп приветствуют президента Польши Анджея Дуду и первую леди Агату Корнхаузер-Дуду в Белом доме

Фото: Global Look Press/Chris Kleponis

Глава минэнерго США также отметил, что в случае дальнейшей реализации проекта Вашингтон может ввести санкции против его участников. «Это общая позиция, но мы стремимся не дойти до этого, — сделал оговорку министр. — Наши с Россией интересы совпадают: мы хотим, чтобы люди, проживающие в мире, жили в странах со свободной экономикой, пользовались всеми благами».

О том, что законопроект о санкциях против участников «Северного потока – 2» почти готов, в середине августа писала The Wall Street Journal. Право вводить санкции против компаний и отдельных лиц, которые работают по этому проекту, Трамп получил от конгресса еще в августе прошлого года. Теперь же, утверждали собеседники газеты, нерешенным остается лишь вопрос о масштабе санкционного пакета — он может затронуть только компании, которые выступают в роли подрядчиков, а может быть и расширен и затронуть банки и другие организации, которые обеспечивают финансирование.

Не допустить кризиса

Впрочем, насколько серьезны и долговечны слова Трампа об отсутствии плана санкций — вопрос открытый, как почти и во всех остальных случаях, когда речь идет о заявлениях экспрессивного американского лидера. «Никто не гарантирует, что завтра он не скажет прямо противоположную вещь. Это политика вообще американского руководства, и Трампа в особенности», — отметил в комментарии для Nation News замдиректора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов.

Замдиректора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов

Замдиректора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов

Фото: Getty Images/Fyodor Savintsev

В свою очередь, заместитель гендиректора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач полагает, что заявление Трампа — это позитивный сигнал, хотя хозяин Белого дома после этого может снова стать объектом нападок из-за якобы пророссийских взглядов. «В США есть понимание того, что введение санкций против европейских компаний, участвующих в проекте, а их достаточно много — это и те, кто строит, и те, кто поставляет оборудование, услуги логистики и так далее, — усугубит кризис на политическом уровне между ЕС и США, — отметил специалист в интервью радио Sputnik. — Это не остановило бы проект, но при этом значительно ухудшило бы отношения и заставило европейцев защищаться против недружественных мер со стороны так называемых союзников».

«Жидкий конкурент»

Несмотря на продекларированный отказ от идеи наказания для участников «Северного потока – 2», Трамп напомнил о позиции Белого дома, в соответствии с которой проект якобы невыгоден для Европы, в том числе по экономическим соображениям. «Немцы платят миллиарды долларов ежегодно за российские энергоресурсы, — подчеркнул президент Соединенных Штатов. — Могу вам сказать, что немцам это не нравится».

Бетонирование труб для газопровода «Северный поток-2» на заводе Wasco в Германии

Бетонирование труб для газопровода «Северный поток – 2» на заводе Wasco в Германии

Фото: TASS/DPA/Stefan Sauer

Адресаты данной оговорки вполне понятны — это прежде всего американские нефтегазовые компании, которые тоже заинтересованы в европейском рынке. Впрочем, пока поставки сжиженного природного газа (СПГ) из Нового Света в Старый весьма невелики. По подсчетам консалтинговой компании McKinsey, в 2017 году Россия обеспечивала более 40% потребностей Европы в газе, в то время как на СПГ от всех поставщиков приходилось лишь 11,61%. Участие США в обеспечении Европы сжиженным газом при этом оценивалось в скромные 5%.

Впрочем, как указывает профильное издание Oil & Gas Journal, доля Соединенных Штатов на рынке СПГ Европы растет весьма динамично — в 2016-м она составляла всего 0,6%. При этом по мере увеличения американских мощностей по производству СПГ на США будет приходиться еще более значительная доля европейского рынка — согласно довольно смелым прогнозам информационного управления американского минэнерго, которые приводит портал, к 2030 году экспортные возможности США смогут покрывать до 20% газовых потребностей Европы.

Вопрос цены

Тот факт, что СПГ пока составляет сравнительно небольшую долю в общем потреблении в Европе, во многом объясняется сугубо экономическими причинами — трубопроводный газ из России обходится значительно дешевле. При этом речь идет не только о простейшей формуле «купил по меньшей цене — значит, выгодно», но и о перспективе, с учетом не только интересов частных потребителей, которые вряд ли будут довольны существенным подорожанием газа, но и экономики европейских стран в целом.

Проектирование газопровода «Северный поток-2»

Проектирование газопровода «Северный поток – 2»

Фото: Global Look Press/Nord Steram 2

Как отмечает обозреватель «РИА Новости» Дмитрий Лекух, газ из России необходим северо-западному промышленному кластеру Европы. «Объяснение тут простое и, мы бы сказали, «математическое»: продукция кластера может быть конкурентоспособна на глобальных рынках только при наличии относительно дешевой энергии», — отмечает он. По его мнению, «по множеству параметров (разумеется, кроме знаменитого на весь мир немецкого качества) европейская промышленная продукция своим конкурентам как в Китае, так и в США довольно жестко проигрывает». «И там, и там — на продукцию меньше налоговая и социальная нагрузка, дешевле рынок труда, ниже социальные издержки», — напоминает Лекух.

Мнимая зависимость

Впрочем, противники «Северного потока – 2» не оставляют попыток разыграть геополитическую карту — мол, энергетическая зависимость от Москвы может запросто превратиться в рычаг давления. На этом фоне даже после заявления Трампа об отсутствии планов вводить санкции за «Северный поток – 2» его польский коллега выразил робкую надежду на то, что в Вашингтоне могут передумать. «Решение в руках президента США. Надеюсь, что господин президент такое решение примет», — заявил, в частности, Анджей Дуда в эфире Польского телевидения.

В каком-то отношении «Северный поток – 2» и идущие вокруг него ожесточенные споры являются лакмусовой бумажкой отношений европейских стран друг с другом, с Вашингтоном и Москвой. «Оспариваемый газопровод, который позволит удвоить поставки российского газа в Германию через Балтийское море и сократить экспорт через Украину, усилил геополитические трения между Европой, США и Россией, осложняя отношения Берлина и Вашингтона и лишний раз указывая на отсутствие единой позиции Евросоюза в отношении Москвы, — писала The Financial Times. — Принадлежащий находящемуся под контролем Кремля «Газпрому» проект поддерживает правительство канцлера Германии Ангелы Меркель, однако против выступает большая группа стран ЕС. Многие опасаются, что трубопровод усилит энергетическую зависимость Европы от России, а сам проект разрабатывался как политическое оружие, которое способно нанести урон Киеву».

Канцлер Германии Ангела Меркель

Канцлер Германии Ангела Меркель

Фото: Global Look Press/Jürgen Heinrich

Москва наличие политической составляющей в «Северном потоке – 2» последовательно отвергает. Например, в конце августа глава МИД России Сергей Лавров в интервью словацкой газете Pravda назвал абсурдными спекуляции о том, что за счет строительства газопровода Москва стремится внести раскол в отношения между государствами Европы. Проект носит исключительно коммерческий характер, он позволит «диверсифицировать маршруты поставок газа, устранить транзитные риски», а в конечном итоге — «удовлетворить растущий спрос европейских экономик на энергоресурсы» и «укрепить энергетическую безопасность» всего континента, подчеркивал дипломат.

Сохранить транзит

Несмотря на заверения Москвы, Украина не устает критиковать «Северный поток – 2», опасаясь потерять доход от транзита газа. Киев взывает к сознательности европейских партнеров, советуя им всеми силами защищаться от «кремлевских чар». «Сегодня «Северный поток – 2» — это оружие, которое Россия уже доставила в Берлин, и единственный вопрос — когда она это оружие задействует», — сетовала вице-спикер рады Оксана Сыроед.

Поддержка Украины со стороны западных стран, в том числе Германии, похоже, стала одним из факторов, заставивших Россию пойти на переговоры по транзиту. Хотя ряд экспертов полагает, что этого и так было не избежать, поскольку газопровод не успеют ввести в эксплуатацию до того, как истечет действующий контракт с Киевом. Независимый эксперт Роланд Гёц (Roland Götz), известный немецкий специалист в области энергетических отношений ЕС и России, отметил, что «Газпрому» придется и дальше широко использовать украинскую газотранспортную систему (ГТС) — до 2021 года, возможно, до 2022-го или даже до 2023-го. Это связано, в частности, с затягиванием Данией выдачи разрешения на прокладку трубопровода.

Украинская газотранспортная система

Украинская газотранспортная система

Фото: TASS/Zumapress/Jan Koller

Если так всё и останется, то маршрут придется корректировать (переговоры на эту тему уже идут), а строительство соответственно затормозится. Поэтому, продолжает Гёц, Москве и Киеву понадобится «как краткосрочное решение для переходного периода длиной в 2–4 года, пока не заработает на полную мощность «Северный поток – 2», так и долгосрочное соглашение. «Ни о каком прекращении украинского транзита, который в настоящее время бесперебойно работает, речь идти не должна. Задача состоит в том, чтобы выработать новые формы договорных обязательств по прокачке по территории Украины определенных объемов газа», — отметил эксперт в интервью Deutsche Welle.

Автор цитаты

Труба «Северного потока – 2» пройдет по дну Балтийского моря в территориальных водах Германии, Дании, Швеции, Финляндии и России. Общая протяженность газопровода составит 1230 км. С учетом первого уже действующего проекта — запущенного в 2011 году «Северного потока» — совокупная мощность двух ниток газопровода составит до 55 млрд куб. м газа в год. Стоимость международного проекта оценивается в €9,5 млрд. Порядка половины этих средств предоставляется иностранными инвесторами — Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall. Предполагается, что новый газопровод будет запущен уже в будущем году, хотя аналитики Bloomberg Intelligence и называли подобный сценарий чересчур оптимистичным.