Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Коридор в Европу
2018-05-30 21:31:59">
2018-05-30 21:31:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Сангачальском терминале недалеко от Баку 29 мая произошло знаковое не только для Азербайджана, но и для других прикаспийских государств, России и стран Европы событие. Президент Ильхам Алиев запустил первую очередь проекта «Южный газовый коридор» (ЮГК). Больший объем каспийского газа теперь сможет через Грузию попадать в Турцию, а оттуда через Грецию и Албанию — на юг Италии.

Недалеко от Баку 29 мая президент Азербайджана Ильхам Алиев запустил первую очередь проекта «Южный газовый коридор» (ЮГК)

Фото: president.az

Почему новой трубе радуется не только Европа, но и США, и станет ли ЮГК препятствием для поставок в Европу российских энергоресурсов — в материале портала iz.ru.

Три в одном

В общей сложности «Южный газовый коридор» будет состоять из трех трубопроводных систем. Южно-Кавказский газопровод (SCP) от гигантского шельфового месторождения Шах-Дениз с запасами в 1,2 трлн кубометров доходит до южной границы Грузии. Затем газ по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP) пойдет с востока на запад Турции, где должен попасть уже в Трансадриатический газопровод (TAP), который свяжет Турцию через Грецию, Албанию и Адриатическое море с югом Италии. 

Общая протяженность трубопровода составит около 3,5 тыс. км. В проекте, который оценивается в $40 млрд, на данный момент участвуют Азербайджан, Грузия, Турция, Болгария, Албания и Италия. По словам азербайджанского президента Ильхама Алиева, в ЮГК заинтересованы еще как минимум три страны — Босния и Герцеговина, Черногория и Хорватия.

В проекте, который оценивается в $40 млрд, на данный момент участвуют Азербайджан, Грузия, Турция, Болгария, Албания и Италия

Фото: Twitter.com

До последнего времени по трубе Южно-Кавказского газопровода из Баку в Турцию могло попадать 6 млрд кубометров в год, запуск же первой очереди ЮГК увеличивает мощность до 20 млрд кубов. Поставки в Европу должны начаться в 2020-м.

Первоначальную пропускную способность ЮГК в 16 млрд кубометров в год планируется к 2026 году практически удвоить за счет дополнительных газокомпрессорных станций, доведя до 31 млрд кубов. SCP запустили еще в 2006-м. Трансанатолийский газопровод планируется открыть уже 12 июня, TANAP — через два года.

Все флаги в гости

Значение проекта ЮГК для Запада в целом и Европы в частности трудно переоценить. Показателен в этом плане и краткий список иностранных эмиссаров, которые вместе с президентом Алиевым открывали первую очередь ЮГК. Соединенные Штаты на церемонии представляла заместитель помощника госсекретаря по энергетике Сандра Оудкирк, Великобританию — торговый посланник премьер-министра по Азербайджану баронесса Эмма Николсон. Помимо азербайджанской SOCAR и российского «Лукойла» в разработке Шах-Дениз участвуют и британская ВР, и турецкая ТРАО, и норвежская Statoil.

Собственно, и сам проект ЮГК вряд ли был бы возможен не только без участия европейского бизнеса, но и без внимания к нему со стороны политического руководства стран Евросоюза. Так, пять лет назад Еврокомиссия решила в течение четверти века не применять в отношении трубопровода TAP действие Третьего энергопакета — свода правил Евросоюза, направленных на либерализацию энергетической сферы.

Трубопровод может обеспечить 1,1 млн из 2,4 млн кубометров потребляемого Грузией газа

Фото: Global Look Press/ZUMA

Кстати, из-за несоответствия этим требованиям три года назад был свернут российский проект «Южный поток». 

Безусловно, рады ЮГК и в Грузии — на церемонии запуска присутствовал замминистра экономики Георгий Чиковани. Еще один член делегации, эксперт в сфере энергетики Тимур Гочиташвили, в беседе с «Коммерсантом» отметил, что в Тбилиси ждут от проекта прежде всего экономического эффекта. «Грузия будет покупать 5% всего проходящего через ее территорию газа по льготной цене — примерно в два раза ниже рыночной, — сказал господин Гочиташвили. — А еще 500 млн кубометров — с меньшей скидкой, однако всё равно дешевле, чем тот же газ будет продаваться в Европе». Трубопровод может обеспечить 1,1 млн из 2,4 млн кубометров потребляемого страной газа, уточнил Гочиташвили.

Дизайнеры энергетического ландшафта

Восторженно о проекте отзываются и Соединенные Штаты. Так, в адресованном Алиеву поздравлении президента Дональда Трампа по случаю 100-летия независимости Азербайджана отмечается, что «кульминацией нашего многолетнего сотрудничества в энергетике в этом году стала прокачка первого газа по «Южному газовому коридору» — и это невероятное достижение, которое позволит обеспечить необходимую энергетическую безопасность Европы». Американское деловое информационное агентство Platts, которое специализируется на рынке энергоресурсов и металлов, также отмечает, что проект «призван повысить безопасность и диверсификацию поставок энергоресурсов в ЕС».

В Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) также полагают, что ЮГК улучшит глобальную ситуацию в сфере энергетической безопасности. По словам генерального секретаря картеля Мохаммеда Баркиндо, проект меняет энергетический ландшафт и «делает это фундаментально» (цитата по «Интерфакс-Азербайджан»).

«Коридор» против «Потока»

В Европе рассчитывают, что ЮГК поможет освободиться от «газовой зависимости» от российского газа. В каком-то смысле проект станет подспорьем и в конкурентной борьбе за турецкий рынок: сейчас российский газ на него поступает через «Голубой поток» и «Трансбалканский коридор», однако вскоре должен заработать еще и «Турецкий поток» — первая нитка уже построена, вторую «Газпром» планирует завершить до конца будущего года. Прокачиваемый по «Турецкому потоку» газ будет поставляться как Турции, так и покупателям на юге и юго-востоке Европы, так что конкуренция с ЮГК, казалось бы, налицо.

Пока объемы поставок азербайджанского газа не очень велики. Однако в стратегическом плане проект увеличит значимость Азербайджана не только как экспортера, но и как транзитера газа через Турцию на Запад, отмечает старший научный сотрудник по энергетическим вопросам Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана Гюльмира Рзаева, мнение которой приводит РБК. Поскольку мощность ЮГК со временем должна вырасти вдвое, пропускная способность трубопровода позволит поставлять в Турцию и дальше не только азербайджанский газ, но и казахстанский, туркменский или иранский.

Впрочем, о реальной конкуренции между азербайджанским газом и российским в Турции (республика, кстати, является для «Газпрома» вторым крупнейшим покупателем за рубежом) и в Европе в целом речь пока не идет. Потенциальные объемы поставок могут быть с лихвой компенсированы ростом потребления. C 2014 года Европа демонстрирует стабильное увеличение спроса, который, по данным Оксфордского института энергетических исследований, в 2017 году составил 548 млрд кубометров (.pdf). Из этого объема на долю «Газпрома» пришлось порядка 194,4 млрд кубов (главными покупателями стали Германия и Турция — 53,44 и 29,03 млрд кубометров соответственно).

Надежность для Европы

Запуск ЮГК стал важным этапом на пути к открытию еще одного альтернативного маршрута поставок газа в Европу. «Переломным моментом, после которого открылся ящик Пандоры, наполненный страхами европейцев в связи с энергетической зависимостью ЕС от России, был случившийся десятилетие назад украинский кризис с последующей первой блокировкой поставок российского газа в Европу, — отмечает аналитик-международник из Университета Лейдена в Нидерландах Василеос Караказис в интервью The Washington Times. — Чтобы решить эту проблему, значительное число стран – членов Евросоюза пытались найти решения, которые позволили бы диверсифицировать поставки энергоресурсов в Европу».

Еще одним маршрутом поставки российского газа в Европу может стать «Северный поток – 2». Ряд стран – членов ЕС, впрочем, пытается противостоять реализации этого проекта, в том числе под давлением Соединенных Штатов, которые заинтересованы в европейском рынке для поставки своего сжиженного природного газа. Впрочем, пока трубопроводный газ остается для Европы предпочтительным вариантом — во всяком случае, если исходить исключительно из экономических и финансовых ориентиров, оставив в стороне потенциальные политические бонусы и издержки.

В Старом Свете всерьез относятся к рискам транспортировки газа через территорию Украины, с которой у «Газпрома» продолжаются судебные баталии. По мнению доцента кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ имени Ломоносова Алексея Фененко, запуск ЮГК означает, что, «несмотря ни на что, со стороны Европы идут поиски отхода от украинского транзита газа», который «становится настолько ненадежным, что ему создаются реальные альтернативы». По мнению эксперта, которое приводит портал day.az, после коллапса, произошедшего в январе 2009-го, когда Украина перекрыла транзит газа для стран Южной Европы, они «ищут максимальную возможность» обеспечить свою энергобезопасность. Наличие нескольких маршрутов транспортировки для достижения этой цели — непременное условие.