Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Много Верди» для Анны Нетребко и Валерия Гергиева

Фестиваль «Звезды белых ночей» отдал дань великому оперному драматургу
0
Фото: Наташа Разина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В буклете, посвященном фестивалю «Звезды белых ночей», его оперная программа охарактеризована кратко и емко: «Много Верди». За этими двумя словами скрывается настоящий музыкальный марафон, который заставляет меломанов метаться между старой и новой сценами Мариинского театра. Особое волнение публика испытывает, когда среди исполнителей заявлены громкие имена. Ожидаемый аншлаг случился на «Макбете» — партию главной шекспировской злодейки пела Анна Нетребко, оркестром дирижировал Валерий Гергиев.

Весной в этой очень нетипичной оперной роли наша главная звезда выступила в Лондоне на сцене театра Ковент-Гарден, а сразу после петербургского дебюта отправилась в Германию, где запланированы пять «Макбетов» в Берлинской государственной опере с ее участием и с Даниэлем Баренбоймом за дирижерским пультом.

Петербургская постановка «Макбета» имеет право считаться долгожительницей — спектакль шотландского режиссера Дэвида Маквикара поставлен в 2001 году. Постановщика упрекали в избыточном минимализме: сцена освобождена от кулис, раскрыт арьер, декораций почти нет, иногда с колосников свешивается лезвие гигантского топора, да где-то в глубине на фоне почерневшего кирпича видны тряпичные трупы повешенных.

Постановочный минимализм выдержал испытание временем: «малобюджетный» спектакль смотрится актуально, в мрачной пустоте, почти лишенной цвета (красные и зеленые знамена противоборствующих кланов появляются на считаные минуты), артисту негде и не за что спрятаться, результат зависит исключительно от того, насколько он понял и прочувствовал свою роль.

При этом «Макбет» — абсолютно «небенефисный» спектакль. Зрители, готовившиеся встретить Анну Нетребко овацией, оставили эту идею — слишком высоко напряжение, вложенное композитором в музыкальную ткань, даже несколько не вовремя прозвучавших недружных хлопков могут разрушить зловещую атмосферу и исказить рисунок роли.

Нетребко появляется в строгом черном платье с белым стоячим воротником — примерно так в учебниках истории принято изображать Марию Стюарт. Далее она попеременно будет появляться то в черном, то в белом; в знаменитой сцене сомнабулизма, когда ей кажется, что никакие аравийские благовония не могут стереть кровавых пятен с ее рук, всякие следы величия и власти утрачены. На ней простой белый хитон. Рыжие волосы, в предыдущих сценах тщательно уложенные, растрепаны, ноги босые — и так же босиком певица потом выйдет на финальные поклоны.

Преображение достойной дамы в преступную королеву, а далее — в пустую телесную оболочку, которая ждет смерти и ужасается собственным злодеяниям, — не просто сценическая задача, а огромное испытание. Для Анны Нетребко в этой партии не существовало вокальных трудностей, разве что время от времени возникало ощущение, что она сознательно заключила голос в строгие рамки, где ему не очень уютно и он хотел бы вырваться на свободу, но было и другое — очевидное удовольствие от глубоких низких нот, которые, по всей видимости, для самой певицы еще не утратили прелесть новизны.

При этом за скобками постоянно присутствовал диссонанс: солнечный, ликующий голос Анны Нетребко и вся ее натура, созданная для радости (по крайней мере мы так ее себе представляем), казалось, сопротивляются вынужденному превращению в существо, само имя которого стало синонимом злодейства. Это был тот редкий случай, когда никто не хотел, чтобы исчезла дистанция между артисткой и ее персонажем, — ни зрители, ни она сама.

В целом состав исполнителей был превосходным (ложка дегтя: к звучанию женского хора нужно применить противоположный эпитет). Оркестр маэстро Гергиева умело подчеркнул особый драматизм этой партитуры. В роли Макдуфа выступил Юсиф Эйвазов — в Петербурге уже неплохо знают и очень высоко ценят его сильный, нестандартно окрашенный тенор. Замечательный бас Михаил Петренко прекрасно исполнил роль Банко. Пронзительный нерв спектакля поддерживал на невероятной высоте исполнитель заглавной партии баритон Владислав Сулимский, превратившийся за последние несколько лет в певца экстра-класса. Его выступление в «Макбете» не только свидетельствует о его замечательном таланте и артистической зрелости, но и о превосходной форме и выносливости.

Днем раньше он пел Симона Бокканегру в одноименной опере Верди — и это был подлинный триумф: певца восторженно приветствовали зрители и коллеги по сцене; в их числе был и выходивший в тот вечер на сцену Мариинского театра в роли Фиеско выдающийся итальянский бас Ферруччо Фурланетто. Девиз «Много Верди» требует много больших голосов.

Фестиваль «Звезды белых ночей» продлится до 29 июля.

 

Прямой эфир