Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ноты «Дикой мяты»

Летний фестиваль под открытым небом продемонстрировал широкий музыкальный диапазон
0
Фото: ТАСС/Артем Геодакян
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Тульской области состоялся один из главных опен-эйров лета — «Дикая мята». Это, пожалуй, единственный крупный фестиваль, не зацикленный на привычной схеме — приманить как можно больше людей проверенными годами именами и лицами. Артисты-тяжеловесы здесь, конечно, есть, но балом правят не они. 

Формально нынешний марафон стартовал с выступлений трех групп на трех площадках, но настоящий фестивальный отсчет, пожалуй, начался чуть позже.

В тот момент, когда генпродюсер мероприятия Андрей Клюкин вышел на главную сцену и извинился перед собравшимися за то, что зрителям пришлось стоять в очереди по 1,5–2 часа. Связано это было с тем, что, впервые применив эту систему, специалисты не смогли верно рассчитать количество терминалов, а большая часть зрителей приехала на своих машинах.

Впрочем, расстроившихся было не так много, хотя выступление Fabulous Human Being, нового проекта московского блюзового гитариста Михаила Кистанова, пропустить было немного обидно.

— В этом году что-то вышло успешно, что-то не очень, но что касается выбранных музыкантов, то некоторые даже превзошли мои ожидания. Что будет дальше — будем решать позже, но план по лайн-апу этого года мы точно перевыполнили, — рассказал «Известиям» Андрей Клюкин.

Конечно, отрадно, что Земфира именно на этой «Мяте» появилась перед массовой публикой после двухгодичного отсутствия, облачив свои традиционные хиты в витиеватую оболочку из новомодного звука и познакомив аудиторию с песней «Бродский». Замечательно, что «Браво» под всеобщее ликование исполнили проверенные хиты и новую песню «Земляничный дождь» в сопровождении всё чаще появляющейся с ними и будто ненавязчиво воскрешающей образ Жанны Агузаровой певицы Яны Блиндер. Радостно, что грузинская команда Mgzavrebi, благодаря своему обаянию уже давно ставшая своеобразным «резидентом» фестиваля, гармонично растянула свой сет на непредсказуемое время. Но задача «Дикой мяты» — в первую очередь продемонстрировать новую «дикорастущую» музыкальную поросль во всей красе.

В этот раз чемпионат мира по футболу внес в фестивальные даты определенные корректировки, приведшие к тому, что на длинный уикенд пришлись еще три фестиваля: московские Bosco Fresh Fest в Сколково, «Боль» в КЦ ЗИЛ и питерское Stereoleto. Впрочем, «мятная» публика свой выбор давно сделала, и 60 тыс. человек, прошедших через фестивальное поле за три дня, — тому подтверждение.

Наряду с такими проектами, как The Hatters (продуманная хулиганско-разбитная цыганщина от бывших актеров театра «Лицедеи»), «Громыка» (веселое шапито в нарядах партработников былой эпохи) и «Нейромонах Феофан» (комично «окающий» псевдофолк, псевдотехно персонаж), способными подогреть общее задорное настроение, здесь работают те, кто определяет лицо современной музыки. Вне зависимости от того, находятся ли они в сфере внимания сидящих за рычагами скучных, но коммерчески выгодных форматов, или спокойно обходятся без них.

Самым ярким выступлением первого дня, пожалуй, стал сет «Кирпичей». Напористые и жесткие слова и темы навели на мысль, что роль Майка Науменко в активно обсуждаемом фильме «Лето» мог бы отлично сыграть лидер этой группы Василий Васин, один из лучших рок-поэтов страны. Порадовал и Milky Chance: немецкий инди-роковый коллектив вышел в расширенном составе и представил насыщенную программу, разительно отличающуюся от того, что можно найти, заглянув на их YouTube-страницу.

Сцена Merrow была отдана преимущественно рокерам. Здесь блеснули молодые нижегородские «Тигры и Леопарды», воскрешающие в памяти лучшие образцы панк-рока конца прошлого века, и костромская группа Good Times, гармонично сочетающая яркое шоу, напористую игру и язвительные тексты. Питерским рокабиллам Rusty Sharks повезло чуть меньше — плотный звук 1950-х никак не ложился под своды площадки, зато на следующий день всё удачно сложилось у других «традиционщиков» — ростовских блюзменов Mr. KingBee. В полном объеме современный блюз представила израильская группа The Paz band. Вокалистка Галь Де Паз, накануне выходившая на эту же сцену в составе фанк-хип-хоп-бэнда Lucille Crew, рассказала обозревателю «Известий», что вдохновение черпает в записях Led Zeppelin и Дженис Джоплин. Приоритеты достойные.

Вообще «родственные» составы для «Мяты» не редкость. На двух сценах в разные дни работали любимцы почитателей формата «Нашего радио» Animal Jazz и их сайд-проект Zero People. Подхватив настроение лихого белорусского проекта «НагУаль», ловко совмещающего народные традиции и звучание британского ска, зрители перемещались на сцену Mami Wata, конферанс которой обеспечивала неподражаемая «эфиопская принцесса» Юкля Воронцова.

Здесь всеми красками блистали современные представители world music и фолка — Shaman Jungle, Hapanasasa, Horija, Yoga for Wine Lovers, от одних названий которых веяло непредсказуемостью. И энергия открывающей здесь «мяту» «Абвиотуры» в сопровождении народного хора задавала общий свежий тон. Здесь c разной степенью успеха делились сокровенным поющие поэтессы Лера Банина и Женя Ефимова, работали трепетная Shoo, модные Mujuice и Oligarkh.

Сегодня «Дикая мята» из фестиваля, берущего за основу опыт западных коллег, превратилась в событие, задающее тон — новый, яркий, успешный, неформальный, продуманный до мелочей проект. Три дня, три площадки и более 80 коллективов и исполнителей. Выбор, мягко говоря, есть. И реакция публики наглядно демонстрирует, кто здесь выглядит гармонично, а кто, как певица Ян Гэ, исполняющая наряду с «форматными» песнями кавер-версию старого хита Натальи Ветлицкой, больше подходит для эстрадных площадок, где работают участники проекта «Голос».

 

Прямой эфир