Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Неловкие движения скальпеля
2018-05-25 14:31:27">
2018-05-25 14:31:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Молодая жительница Уфы скончалась на операционном столе 23 мая после пластической операции. Девушка хотела изменить форму груди. Всего за месяц во время пластических операций в столичных центрах хирургии умерли четыре пациентки: три из них скончались после операции в клинике «Медланж». Погоня за стандартами красоты стоила жизни десяткам россиянок, умерших от рук эскулапов. Многие остались изувечены из-за действий некомпетентных врачей, однако медики не только не понесли за это наказания, но и продолжают работать до сих пор. Какие опасности таит в себе посещение частных клиник пластической хирургии и почему прибыльный бизнес продолжает уносить жизни — разбирался портал iz.ru.

Смерти на столе

Первый смертельный случай в «Медланже» произошел в середине апреля — гражданка Канады Ольга приехала в Москву, чтобы подкорректировать форму носа и груди. В России такие операции стоят в разы дешевле, даже с учетом перелета. Искала крупную клинику с хорошими рекомендациями, выбор пал на «Медланж». Первая операция прошла успешно, однако во время второй неожиданно у женщины началась сильная аллергическая реакция. Ее доставили в Боткинскую больницу, где она умерла от анафилактического шока.

29-летняя сотрудница салона красоты Марина Кушкова хотела изменить форму носа — сделать его более миниатюрным. Она обратилась в клинику «Медланж» в центре столицы 11 апреля. Врача искала по рекомендациям знакомых. Для Марины эта операция стала третьей — она осталась недовольна результатами предыдущей ринопластики и хотела подкорректировать недочеты. Операцию проводил хирург с двадцатилетним опытом работы. На следующий день девушку в экстренном порядке госпитализировали в Институт Склифосовского, но, несмотря на усилия врачей, она впала в кому, а через неделю скончалась. Медики диагностировали у женщины отек мозга.

Третья жертва врачей клиники «Медланж» — 54-летняя Наталья Орлова, известный трейдер. Она обратилась к врачам для проведения операции по подтяжке лица. В ночь на 24 апреля после операции женщина очнулась из-за резкой боли в спине. На «скорой» женщину отвезли в Институт Склифосовского, где врачи диагностировали острую почечную и печеночную недостаточность. Через четыре дня ее перевели в клиническую больницу № 52 в отделение нефрореанимации, но 9 мая она скончалась.

Не убьют, так покалечат

Всего за пару недель до этого в больницу в тяжелом состоянии попала другая клиентка всё той же клиники «Медланж» Юлия Курилко-Рюмина. Девушка давно мечтала исправить искривление перегородки в носу — последствие детской травмы. Заодно пациентка решила провести ринопластику, чтобы не ложиться под нож хирурга дважды. Сразу после операции девушка пообщалась с мужем по видеосвязи, она жаловалась на плохое самочувствие и постоянно идущую кровь из носа. Спустя считаные часы девушку увезли в реанимацию с острым аппендицитом. В тот же день на больничной койке оказалась еще одна пациентка клиники, которой стало плохо после процедуры липосакции. Обеих женщин в итоге удалось спасти. 

После первого смертельного случая в медучреждении началась следственная проверка. Но лишь после смерти третьей пациентки работу клиники остановили. По предварительным итогам, смерти пациенток в московской клинике пластической хирургии связаны с инфицированием. Этими данными поделился глава Росздравнадзора Михаил Мурашко. В настоящий момент специалисты определяют, откуда взялась смертоносная инфекция в элитной клинике пластической хирургии.

Обыск в клинике «Медланж»

Фото: СК РФ

«Медланж» — не единственная столичная клиника, которая попала в криминальные сводки в связи с гибелью пациентов за минувший месяц. Пациентка клиники «Триумф Палас» Екатерина Киселева умерла после операции по коррекции груди. К хирургу мать двоих детей обратилась по рекомендации подруги, которая сделала несколько успешных операций. Муж Екатерины был категорически против хирургического вмешательства. Однако женщина настояла на своем: после рождения детей грудь потеряла форму. Операция состоялась в середине апреля. Когда она пришла в себя после операции, то пожаловалась на плохое самочувствие. Но в медцентре не было оборудования для проведения реанимационных действий. Сотрудники вызвали «скорую». Врачи скрывали от родственников причину смерти. В клинике лишь выразили свои соболезнования и передали 50 тыс. рублей на похороны. В то время как за операцию девушка отдала втрое больше.

Всего за месяц до этого другая пациентка «Триумф Паласа» Анна Валеева выпала из окна после наркоза. Женщина провела несколько недель в больнице. Когда она пришла в сознание, то не помнила ничего из произошедшего. Мать двоих детей опровергла информацию о том, что выбросилась из окна, пожалев о результатах операции. 

Искали по рекомендации

Современные стандарты красоты требуют от женщин постоянной работы над собой, которая так или иначе сочетается с желанием переделать себя. Мода на объемные губы, ровные маленькие носы и круглую упругую грудь распространилась настолько широко, что у многих девушек складывается ощущение, что единственный недостаток подобных операций — их стоимость. Но если штамповать пухлые губы может любой косметолог с медицинским дипломом, то править носы имеет право только человек с соответствующей квалификацией. Однако наличие корочки и положительные отзывы — далеко не всегда гарантия безопасности. Во всех четырех смертельных случаях родственники склонны винить в произошедшем анестезиологов. Врачу из «Триумф Паласа» было всего 24 года, в то время как у специалиста из «Медланжа» было 15 лет опыта.

Выбор специалиста по пластической хирургии, как правило, строится на рейтинге клиники, отзывах клиентов и рекомендациях знакомых. Впрочем, и это не может гарантировать ни успешного проведения операции, ни даже безопасности для пациента. На страницу хирурга Григория Перекрестова, который провел одну из операций, закончившейся смертью пациентки, подписано больше 5 тыс. человек. До трагического инцидента он регулярно публиковал отчеты о своих операциях в соцсети, а затем резко свернул активность. Хорошую рекламу клиникам пластической хирургии делают звезды Instagram, полностью изменившие внешность благодаря скальпелю врача. Клинику «Медланж» активно советовала своим подписчикам обладательница титула «Миссис Россия – 2013» Анна Городжая.

Фото: Depositphotos

Частные клиники склонны манипулировать общественным сознанием: накручивать подписчиков, покупать положительные отзывы, заказывать рекламу у блогеров, искусственно поднимать места в рейтингах специалистов. К примеру, в отзывах о работе печально известного хирурга Тимура Нугаева, который известен в узких кругах, как Доктор Кривосиська, можно обнаружить многочисленные слова благодарности довольных клиентов. Хотя еще недавно его клиентка стала участницей шоу «Пусть говорят».

Блогер Анастасия Шпагина после неудачной операции по коррекции носа решила написать заявление в правоохранительные органы. После снятия швов на кончике ее носа образовалась большая впадина, ноздри стали разными по размеру. Девушка жаловалась, что может дышать только одной ноздрей. Вместе с другими недовольными клиентками она добивалась, чтобы хирурга лишили лицензии. Впрочем, старания пострадавших не увенчались успехом. Доктор продолжает проводить операции с завидной регулярностью, а на его страницу в Instagram подписаны 134 тыс. человек. Аккаунт был удален из-за накрутки подписчиков, однако спустя время хирургу удалось его восстановить.

Не стоит забывать, что индустрия эстетической медицины — это прежде всего прибыльный бизнес, а не желание помочь ближнему стать красивее. Из-за высокого спроса на услуги хирурги общего профиля стали переквалифицироваться в пластических, чтобы зарабатывать в разы больше. Уровень зарплат пластических хирургов совершенно несопоставим с зарплатами врачей в госучреждении. Минимальная планка дохода стартует от 100 тыс. рублей в месяц, врачи с большим опытом получают в среднем 500 тыс., гонорары звездных медиков не поддаются даже примерному подсчету. Ведь стоимость одной операции по увеличению груди колеблется в диапазоне от 150 до 300 тыс. рублей, нос можно подкорректировать за 100–150 тыс. рублей, а изменить структуру полностью — за 250–300 тыс. С каждой операции доктору положен процент от суммы, а проводить их можно чуть ли не по несколько в день. При этом ответственность за свои профессиональные неудачи несут врачи лишь в случае нанесения вреда здоровью, который еще необходимо доказать в суде. Большинство пострадавших всё же предпочитают идти по пути наименьшего сопротивления — ищут другого хирурга, который переделывает ошибки своего коллеги.  

 

Загрузка...