Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Йемен как предчувствие
2018-03-05 13:39:51">
2018-03-05 13:39:51
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обострившиеся в последние дни события в Сирии, взаимные обвинения в нарушении режима прекращения огня, эскалация в пригороде Дамаска Восточной Гуте — всё это оставило практически без внимания еще одно столкновение России и некоторых западных стран в Совете Безопасности ООН. На этот раз по Йемену. Что не поделили Москва и ее «партнеры» и при чем тут Иран, разбирался портал iz.ru.

Баталии в Совбезе

Вслед за принятием резолюции № 2401, которая постановила ввести в Сирии так, по существу, и не наступившее до сих пор 30-дневное перемирие, Совет Безопасности ООН занялся рассмотрением ситуации в Йемене. Изначально ничего особенного не ожидалось: дипломатам предстояло принять документ, продлевающий до марта 2019 года режим санкций в отношении лидеров повстанцев-хуситов (шииты-зейдиты, названные так по имени их основателя и бывшего руководителя Хусейна аль-Хуси) в этой стране.

Запрет на поставку им оружия был одобрен Совбезом в апреле 2015 года, так что речь, по сути, шла о продлении сроков. Проект соответствующей резолюции подготовила Великобритания. Однако помимо основной цели Лондон зафиксировал в тексте, что Иран не соблюдает эмбарго на поставки оружия мятежникам, «так как не смог предпринять необходимых шагов для предотвращения прямых и непрямых поставок… запрещенных объектов установленным лицам и группам», в том числе баллистических ракет.

В таком виде документ был заблокирован Россией. Постпред при ООН Василий Небензя отметил, что резолюция принимается «по Йемену, а не по Ирану». Против также высказалась Боливия. Китай и Казахстан воздержались. Сразу за этим на голосование был поставлен проект резолюции, подготовленный российской делегацией, где выпадов в адрес Тегерана уже не содержалось. Этот документ был одобрен.

Голосование в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций

Фото: REUTERS/Eduardo Munoz

На этом дело не окончилось. С критикой в адрес России обрушилась представитель США в Совбезе Келли Кюрри. Она пообещала, что Вашингтон запомнит действия Москвы и других стран, не поддержавших британский проект.

— Россия, Боливия, Казахстан решили заслонить Иран от ответственности… Вместо того чтобы настаивать на соблюдении Ираном своих международных обязательств, они дали Ирану приглашение продолжать продвигать хаос на Ближнем Востоке. Их действия не будут забыты, и они не останутся без ответа, — заявила Келли Кюрри.

Василий Небензя, в свою очередь, не стал пускаться в дискуссию, отметив лишь, что членам Совбеза «не удалось прийти к согласию по некоторым отдельным, но ключевым формулировкам» британского проекта. Зато не промолчал Тегеран. Иранское постпредство в ООН в своем заявлении обвинило США и Великобританию в злоупотреблении процедурами Совета Безопасности с целью продвижения своей политической повестки.

Конфликт под стать сирийскому

Война в Йемене продолжается с 2014 года, когда хуситы и их политическое крыло в лице партии «Ансар Аллах» организовали серию демонстраций против центрального правительства, которые в ряде случаев выливались в вооруженные столкновения с силами безопасности. Попытки властей договориться с ними ни к чему не привели, и уже в 2015 году мятежники установили контроль над столицей страны Саной, а также важным портовым городом на юго-западе страны Аденом и рядом других территорий. Президент Йемена Абд Раббо Мансур Хади вынужден был бежать в Саудовскую Аравию.

Йеменский народ во время демонстрации

Фото: Global Look Press/Mohammed

В ответ Эр-Рияд в марте сколотил коалицию из ряда арабских и исламских стран, и уже к июлю им удалось вернуть контроль над Аденом. Выбив хуситов еще из некоторых районов на юго-западе Йемена, правительственные войска и их иностранные союзники, встретив сопротивление, замедлили продвижение, и уже на протяжении долгого времени в стране идут в основном позиционные бои.

В апреле 2016 года в Эль-Кувейте между хуситами и йеменским правительством начались переговоры, но после нескольких раундов диалог завершился без каких-либо результатов. Несколько месяцев назад власти эмирата заявили о готовности вновь принять у себя делегатов от противоборствующих сторон. Сами мятежники тоже высказались за диалог. В декабре 2017 года соответствующее заявление сделал заместитель главы информационного отдела «Ансар Аллах» Абдель Кудус аль-Шахари. Правда, по его словам, хуситам нужен посредник для переговоров с Саудовской Аравией.

В то же время факт отставки спецпосланника Генерального секретаря ООН по Йемену Исмаила ульд Шейха Ахмеда — а он покинул свой пост в феврале — говорит как минимум о том, что возвращение к переговорам откладывается на неопределенный срок. По крайней мере его британскому преемнику (то есть представителю той страны, которая подготовила упомянутую резолюцию) Мартину Гриффитсу предстоит как минимум войти в курс дела.

На этом фоне саудовская коалиция не только поддержала правительственные войска на земле, но и ввела морскую и воздушную блокаду страны — как раз, чтобы исключить попадание тяжелых вооружений в руки мятежников. Правда, в Йемен перестало поступать не только оружие, но и продовольствие, медикаменты и товары первой необходимости. Из-за этого в стране разразилась одна из крупнейших гуманитарных катастроф в мире, сопровождающаяся потоками беженцев, голодом и эпидемиями. В последние недели саудовцы все-таки стали частично допускать в страну гуманитарные грузы, но положение от этого коренным образом не изменилось.

Откуда все-таки оружие

Если блокада и сказалась на военном потенциале хуситов, то они этого явно не показывают и, более того, порой переносят боевые действия за пределы Йемена. В частности, они не раз атаковали военные корабли коалиции. В июне 2017 года они обстреляли саудовский фрегат класса Al Madina. В октябре 2016 года мятежникам удалось атаковать корабль HSV-2 Swift, принадлежащий США, у которых его арендовали ОАЭ. Тогда кадры полыхающего судна облетели большинство мировых СМИ.

Корабль HSV-2 Swift

Фото: wikipedia.org

Обстрелам подвергается и территория Саудовской Аравии, в том числе и столица страны. В данном случае хуситы используют баллистические ракеты, ответственность за поставку которых как раз пыталась возложить на Иран в своем проекте резолюции Совбеза Великобритания. Причем в последние месяцы атаки на саудовское королевство заметно участились: пуски были отмечены в октябре, ноябре и декабре 2017 года. В декабре же СМИ, подконтрольные хуситам, сообщили о ракетной атаке на один из реакторов строящейся атомной электростанции «Барака» в 250 км от Абу-Даби. В ОАЭ это опровергли.

К слову, в конце 2017 года наблюдатели ООН подготовили доклад, в котором указали, что имеющиеся в распоряжении хуситов баллистические ракеты были произведены в Иране. В то же время они отметили, что у них нет сведений о том, кто выступает источником поставок или исполняет посреднические функции.

За несколько недель до этого, в октябре 2017 года, официальному представителю хуситов (точнее, их политического крыла «Ансар Аллах») Мухаммеду Абдель Саляму в эфире катарского телеканала «Аль-Джазира» задали прямой вопрос: откуда у них оказалось столь развитое оружие, если не из Ирана? Тот в ответ сослался на внутренний потенциал.

— Развитие наших ракетных сил стало прямым следствием агрессии. (Иностранное) вторжение и блокада вынудили нас начать развиваться. Каким образом — это военные сведения, и вооруженные силы раскроют их, когда будет подходящее время, — не моргнув глазом ответил политик.

Справедливости ради надо сказать, что Иран — действительно одна из стран, которая могла бы поставлять оружие хуситам. По крайней мере симпатии Тегерана точно лежат на их стороне. Мятежники также являются шиитами да к тому же ведут борьбу с одним из главных противников исламской республики в регионе — Саудовской Аравией. Правда, без ответа остается вопрос, каким образом Ирану — если это все-таки он — удается преодолевать блокаду.

С другой стороны, Йемен, по ряду оценок, занимает второе место в мире по количеству оружия на душу населения (первое у США). Достаточно сказать, например, что редкая свадьба в стране обходится без стрельбы (разумеется, в воздух). Так что в этом отношении недостатка хуситы точно не испытывают. А те же баллистические ракеты стояли на вооружении страны и могли быть попросту захвачены мятежниками.

Меж двух огней

Что касается Москвы, то ей в йеменском конфликте приходится придерживаться максимального нейтралитета. Когда Совет Безопасности ООН принимал в апреле 2015 года резолюцию о запрете поставок вооружений хуситам (введенное тогда эмбарго как раз и продлевали на днях), Россия во время голосования воздержалась. Все остальные тогда проголосовали «за».

Такая позиция вполне объяснима. С одной стороны, мятежники в Йемене пользуются симпатиями Ирана, а с исламской республикой Москву уже тогда связывало плотное сотрудничество по сирийскому конфликту и ряду других вопросов. С другой — не поддержать эмбарго значит выступить против признанного международным сообществом президента Абд Раббо Мансура Хади. К тому же сейчас у России стали постепенно налаживаться отношения с его главным союзником Саудовской Аравией: в Москве впервые с государственным визитом в октябре прошлого года побывал король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд, а в последнее время в ближневосточную страну одна за одной ездят российские делегации из различных министерств и ведомств. Так что для Йемена у Москвы тот же рецепт, как и для большинства других конфликтов на Ближнем Востоке, — переговоры. Именно такую позицию в очередной раз обозначил 3 марта глава МИДа Сергей Лавров.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— По-прежнему исходим из того, что положить конец затяжному внутрийеменскому конфликту с участием «арабской коалиции» возможно исключительно через диалог, обоюдный учет интересов всех политических сил Йемена, — сказал он в интервью эфиопскому изданию The Reporter.

В то же время попытки посягнуть под каким бы то ни было предлогом на Иран Москвой по возможности будут пресекаться и дальше. А то, что они будут, сомневаться не приходится, ведь США четко дали понять, что исламская республика наряду с КНДР (и, конечно же, Россией) остается для них одной из главных угроз.