Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Пермский период
2018-01-21 21:13:40">
2018-01-21 21:13:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Школа, родители, соцсети, психические заболевания или сочетание этих факторов стали причинами появления нового жуткого тренда под названием школьный терроризм? Ответ на этот вопрос ищут не только правоохранительные органы, распутывая следы преступлений в Перми, Улан-Удэ и других регионах. Но некоторые факты очевидны и без следственной оценки: преступления носили демонстративный характер, подростки хотели привлечь внимание к себе, а еще — объектом нападения преступников были не конкретные дети и учительница, а родная альма-матер и в каком-то смысле система образования в целом. Портал iz.ru разбирался в деталях нового антисоциального явления.     

Две беды — один сценарий

Неадекватно демонстративные и чрезмерно жестокие преступления учеников в школах долгое время считались исключительно зарубежным явлением. Но в текущем десятилетии эта беда докатилась и до России.

Свое начало печальная летопись нападений учеников на родные школы берет 3 февраля 2014 года. Тогда десятиклассник Сергей Г. пришел в школу с отцовскими охотничьими ружьями, застрелил учителя и взял в заложники одноклассников. Затем он застрелил полицейского, приехавшего по сигналу, и ранил его коллегу.

Автомобиль полиции у здания школы в Подмосковье, где ученик 9 класса открыл стрельбу

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

Спустя несколько лет, осенью 2017 года, случилось нападение на школу в подмосковной Ивантеевке. Старшеклассник напал на учительницу во время урока, взял заложники класс, угрожая духовым ружьем, и взорвал в школе несколько самодельных взрывных устройств. К счастью, обошлось без человеческих жертв. Но, кажется, именно тогда зародился тренд подражания двум убийцам из американской школы «Колумбайн» — журналисты обвинили несовершеннолетнего в подражании известным массовым убийцам.

И вот по пути ивантеевского стрелка в январе 2018 года пошли ученики сразу двух школ. Напомним, 15 января в пермской школе два подростка устроили кровавую поножовщину. А спустя несколько дней, 19 января, девятиклассник с топором и «коктейлем Молотова» напал на 7-й класс своей школы в Улан-Удэ. Сначала он поджог аудиторию, где находилась учительница русского языка и ученики, а потом принялся рубить спасавшихся из огня подростков.

Без соцсетей не обошлось

Если еще пару лет назад правоохранители скептически смотрели на связь детских попыток суицида с группами в соцсетях, то сегодня такие преступления уже тщательно расследуются. Задерживают администраторов и доказывают их умысел на доведение до самоубийства подростков, направляют дела в суд.

Поклонение персонажам, вроде организаторов массового убийства в американском «Колумбайне», многие и сейчас называют частью циничной, но безобидной по своей сути субкультуры. Но тем не менее стремление походить на Эрика Харриса и Дилана Клиболда было установлено как минимум в двух громких российских преступлениях, связанных с несовершеннолетними. Речь о пермской резне и нападении на школу в подмосковной Ивантеевке в сентябре прошлого года.

Более 70 тыс. человек собрались у американской школы «Колумбайн», чтобы почтить память жертв нападения двух учеников старших классов Эрика Харриса и Дилана Клиболда

Фото: Global Look Press/The Denver Post/ZUMA/JOHN EPPERSON

Любопытно, что в открытых тематических группах, посвященных бойне в «Колумбайне», десятки тысяч подписчиков. И, судя по перепискам и комментариям, большинство из них дети.

Автор цитаты

Деструктивные интернет-сообщества, возможно, и не представляют вреда для самодостаточного подростка, у которого складываются нормальные отношения со сверстниками и есть понимание со стороны взрослых, в первую очередь родителей. Но совсем другое дело, когда с депрессивно-агрессивным контентом сталкивается подросток, испытывающий те или иные проблемы с социализацией и сбежавший от реальности в мир интернета.

Еще одна стабильная черта школьного психопата — привязанность к кровавым компьютерным игрушкам. Почти все юные герои криминальной хроники сходили с ума по компьютерным стрелялкам. Российский школьный убийца Сергей Гордеев предпочитал GTA, Mafia; немецкий психопат Тим Кречмер, на счету которого 15 убитых в школе города Вендлинген в 2009 году, тоже любил GTA, а еще классику шутеров прошлых лет — Doom, Postal; его земляк и предшественник Роберт Штайнхойзер, расстрелявший в 2002 году 16 своих бывших однокашников и учителей из дробовика, сутками напролет играл в Counter-Strike.

Трудный возраст?

Впрочем, специалисты считают, что привязанность к жестоким видеоиграм не причина агрессии, а следствие. По сути, болезненная привязанность подростка к шутерам это один из многих признаков того, что он может быть склонен к агрессии.

«Проблемы с подростками были всегда. Они вызваны возрастом. Что же касается соцсетей, компьютерных игр, фильмов ужасов, музыки — эти факторы могут считать причинами преступлений лишь обыватели и люди, далекие от психиатрии», — рассказал порталу iz.ru психиатр, кандидат медицинских наук Петр Каменченко.

Он напомнил, что подростки по своему психическому статусу очень отличаются от детей и взрослых.

«Есть даже такое понятие «пубертатный криз». Психика подростков уязвима и нестабильна. Суждения категоричны. Настроение легко меняется от внутренних и внешних причин. Им свойственны многочисленные специфические для этого возраста реакции: эмансипации (желание освободиться от влияния взрослых, родителей, учителей); группирования со сверстниками (подавляющее количество правонарушений подростки совершают в группах); имитации (подражание поведению выбранного образца)», — рассказал собеседник.     

Автор цитаты

Главная беда тинейджеров — импульсивные действия, когда между побуждением и реализацией практически нет зазора.

«То есть не происходит анализа возможных последствий. Кто-то предложил, и тут же все помчались исполнять. В результате поведение даже вполне благополучного подростка может стремительно измениться самым неожиданным образом в результате, казалось бы, незначительных причин», — сказал психиатр.

Класс школы, в котором совершено нападение

Фото: снимок с видео/СК РФ по Республике Бурятия/buryatia.sledcom.ru

Одной из организационных причин, способствующих совершению преступлений, подобных тем, что случились в Перми и Улан-Удэ, врач назвал отсутствие института подростковой психиатрии.

«В СССР существовала подростковая психиатрия. Были специальные отделения для подростков (в одном из них я проработал 6 лет), где им оказывали необходимую помощь. Была отечественная школа подростковой психиатрии, были выдающиеся специалисты... Увы сегодня реформа здравоохранения уничтожила эту дисциплину», — сказал Каменченко.

По его словам, квалификации школьных психологов для решения этой проблемы не достаточно.

«Родители и педагоги, даже если и заметят, что с подростком что-то не так, не имеют возможности получить консультацию толкового специалиста или хотя бы нормальный совет», — считает доктор.

По мнению психиатра, причины жутких преступлений в школах — социальные.

«Подростки очень чувствительны к любой несправедливости, а когда они не могут сквозь нее пробиться, они срываются. Ложь в семье и с экранов телевизора, многочисленные запреты, экономическая нестабильность. Эти факторы могут стать причиной срыва для подростков», — рассуждает психиатр.

Вопросы к родителям

К причинам протестного поведения несовершеннолетних, одна из форм которого — совершение преступления, специалисты относят… туманные материальные перспективы взрослой жизни.

«Дети не хотят стать работающими нищими. Уже в период полового созревания (у девочек в среднем он начинается в 11–13 лет, у мальчиков в 12–14) ребенок стремится быть самодостаточным, задумывается, как зарабатывать в будущем. У подростка возникает вопрос — зачем ему нужны формальные знания, которые ему дают в школе, если их невозможно будет монетизировать? Ребенку нужны знания, как заработать деньги, а школа их не дает. Отсюда возникает протест против школы. Выражаться протест может в прогулах, мелком хулиганстве, иногда в более опасных проявлениях», — говорит психолог Павел Волженков.

Эксперт отметил, что далеко не все школы формально подходят к образовательному процессу. Тем не менее учителя сегодня сильно забюрократизированы: они обязаны писать очень много отчетов. Это отвлекает от главной задачи — преподавать предметы так, чтобы показывать детям связь с практической жизнью.

«Деньги и способы их заработать современных детей волнуют также сильно, как взрослых. Подростки смотрят на успешных богатых людей и сравнивают их с теми, кого видят на улице, в реальной жизни — часто эта разница огромная. Дети хотят изучать то, что принесет в будущем реальный доход. Подросток хочет решать настоящие прикладные задачи из взрослой жизни и понимать, сколько за это получает, например, инженер-проектировщик мостов, а не примеры о лодках, которые плывут с такой-то скоростью по реке, и о бассейнах, в которые втекает столько-то воды. Финансовая неопределенность в будущем для подростка — это опасность, которая влияет на его поведение», — говорит Волженков.

По мнению специалиста, родители сегодня не должны ограждать детей от информации, так как это бессмысленно. Задача взрослого — прослушать, прочитать новость с подростком, обсудить ситуацию. Даже если это какое-то очень серьезное или трагическое событие. «Желательно, чтобы дети рассуждали вслух, важно, чтобы они обдумывали происходящее», — заключил психолог.

Вопросы к охране

Росгвардия готовится к широкомасштабной проверке всех охранных предприятий, отвечающих за безопасность в школах Перми. Ревизия выяснит, все ли региональные ЧОПы имеют право осуществлять охранную деятельность. Также силовики проверят наличие и исправность систем видеонаблюдения, кнопок тревожной сигнализации и управления эвакуацией. Поводом к тотальной инспекции, как сообщает региональный портал «Рифей-Пермь», стали события в 127-й школе.

Ситуация у школы, где произошла драка с применением ножей

Фото: REUTERS/Maksim Kimerling

У правоохранительных органов есть ряд вопросов к ЧОПу, охранявшему учебное заведение. Во-первых, как получилось, что Лев Б., не имевший действительного пропуска, оказался в помещении родной школы. Во-вторых, следователям придется проводить ситуационные экспертизы и многочисленные очные ставки между свидетелями с целью установить достоверную хронологию — только из-за того, что в школе отсутствовала система видеонаблюдения.

По данным «Московского комсомольца», первыми на месте преступления оказались сотрудники охранного предприятия, дежурившие в торговом центре «КИТ», куда были эвакуированы первые пострадавшие и другие школьники.

Не стоит сомневаться, что череда инспекций ждет и бурятские учебные заведения в связи с инцидентом в Улан-Удэ. По данным СМИ, охрана в заведении осуществлялась… вахтершами.

Между тем родители учеников, в том числе пострадавших, считают лишней зацикленность местных властей на претензиях к охранникам.

Вот что по поводу трагедии заявила «Комсомольской правде» мать одной из девочек, пострадавших от рук бурятского школьника. «Причем тут охрана-то… Это [преступление] можно было бы предупредить, если бы телеканалы у нас показывали, как в советское время, программы добрые — раз. Чтобы родители разговаривали с детьми — два. Чтобы школа у нас была не такая: «вы дебилы, заткнитесь, слушайте и выполняйте» — три», — сформулировала она основные проблемы, служащие благодатной почвой для совершения жутких преступлений.

А еще следует четко доносить до подростков, что подобные поступки не являются геройскими и влекут тяжкое наказание, которое в дальнейшем негативно отразится на их судьбе. Большая ответственность сегодня лежит и на учреждениях органов профилактики правонарушений, которые должны своевременно выявлять подростков, подверженных разрушающему влиянию.

 

Загрузка...