Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Елки новые» открыли новогодний сезон

Режиссер «Горько!» перезапустил самую успешную российскую кинофраншизу
0
Фото: Bazelevs Distribution
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате официально стартовал новогодний сезон. На экраны выходит потенциальный хит грядущих праздников — перезапуск самой успешной отечественной франшизы «Елки». Шестой по счету фильм избавился от порядковых цифр в названии, заручился эпитетом «новые» и существенно обновил список фамилий в титрах. Идеолог проекта Тимур Бекмамбетов благоразумно уступил бразды правления новому креативному продюсеру Жоре Крыжовникову («Горько!»). Сообща с еще тремя режиссерами им удалось снять однозначно лучшую часть всей серии и одновременно самую смешную комедию года.

«Революция» получилась бархатной, а разрыв с прошлым не окончательным. Структура альманаха сохранилась в неприкосновенности: действие нескольких новелл разворачивается накануне Нового года одновременно в разных концах страны. Вместе линии связывает уютный баритон Константина Хабенского и общая сквозная история, самая невероятная и эмоционально безотказная. В этот раз всем миром люди помогают мальчику, звезде YouTube из Хабаровска, добраться до Москвы, где его ждет (а может, и не ждет) новая мама. Авторы не стесняются нажимать на запрещенные кнопки, так что прослезится даже самый упрямый скептик.

От старых персонажей безжалостно избавились, за небольшим исключением. В Петербурге горе-предприниматель Женя (Сергей Светлаков) уже в который раз испытывает на прочность свою дружбу с Борей (Иван Ургант). В то же время в Новосибирске знакомый нам по третьей части врач-травматолог Денис (Антон Богданов) буквально окажется в плену у влюбленной пациентки (Валентина Мазунина). В двух самых сильных новеллах, снятых лично Жорой Крыжовниковым, появляются новые для вселенной «Елок» персонажи — тюменский солдафон (Дмитрий Нагиев) и нижегородская Снегурочка на последнем месяце беременности (Юлия Александрова).

Если первые «Елки» явно опирались на эстетику второй «Иронии судьбы» Тимура Бекмамбетова (которая шесть лет носила титул самого кассового российского фильма), то «Елки новые» по понятным причинам многое берут от «Самого лучшего дня» Крыжовникова. Картинка здесь всё меньше отдает павильоном, много ручной камеры и кадров буйного карнавала, кульминации эпизодов «подпирают» народные хиты. Раскрыв ранее невиданный кинематографический потенциал песен Лепса, Михайлова и Боярского, в этом фильме Крыжовников дал новую жизнь «Дельтаплану» и «Казанове» Валерия Леонтьева. Но самое главное новшество — в душную комнату с оливье и шампанским, наконец, ворвался воздух с улицы.

Старые «Елки» было принято ругать как откровенно коммерческое предприятие. Продюсер, мол, особо не заморачивается, эксплуатирует себе предновогоднее настроение. И действительно, если к «Елкам» как к кинопроизведению претензий всегда было не перечесть, то как форма социальной терапии они доказали свою действенность. В течение последних лет несколько миллионов человек регулярно в декабре посещали кинотеатр, чтобы в очередной раз убедиться: чудеса случаются. Как показывают соцопросы, половина населения страны видела как минимум один фильм из серии — результат для постсоветского кино уникальный.

И вот теперь на шестом фильме умозрительная схема вдруг наполнилась жизнью. Персонажи обрели объем, ситуации — психологическую достоверность, юмор стал разнообразнее и точнее. Новеллы сильно неравноценны, но в большинстве из них логика новогоднего чуда лишилась приторной шелухи в духе «пожелай и исполнится». Невероятные совпадения больше не решают проблем, лишь позволяют со всей остротой осознать банальную, но, видимо, сложную истину: если хочешь быть счастливым, постарайся остаться собой.

 

Прямой эфир

Загрузка...