Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я сейчас заново начал набирать форму»

Двукратный олимпийский чемпион по плаванию Евгений Рылов — о триумфе в Токио, планах на сезон и о том, почему кошки лучше собак
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из главных героев летней Олимпиады в Токио стал российский пловец Евгений Рылов. На счету 25-летнего спортсмена два золота (100 м и 200 м на спине) и серебро в эстафете 4Х200 м вольным стилем. В середине октября чемпион участвовал в «Ночи московского спорта», прошедшей в бассейне «Парка легенд» на Автозаводской улице при поддержке департамента спорта Москвы. В ходе мероприятия Рылов дал интервью «Известиям» и рассказал о триумфе в столице Японии, желании развить бренд масок с котиками, в которых он выходит перед заплывами, а также о том, почему в детстве завязал с футболом.

— Чем занимались после возвращения из Токио?

— Я три недели не тренировался. И, как правило, ездил по приглашению на различные передачи, давал интервью телепрограммам, журналам, газетам — много было активностей.

— Утомило это всё?

— Это тоже своего рода работа. И это утомляет. Все-таки надо тратить силы, время и энергию.

— Насколько полноценно вернулись к тренировкам и соревнованиям после Токио?

— Уже тренируюсь, постепенно набираю форму. Было немного смазанное начало сезона, поскольку я вроде как быстро начал тренироваться и форму после Олимпиады не сильно растерял. Но потом немного сорвался тренировочный процесс. По сути, я сейчас заново начал набирать форму.

— Не было мыслей после такого триумфа прервать карьеру?

— У меня были контрактные обязательства. Плюс я сам хотел выступить на соревнованиях ISL — Интернациональной плавательной лиги. Выступил на них, пропустил только один заплыв из-за встречи с Владимиром Владимировичем Путиным. Но, в принципе, выступил довольно хорошо, показал отличный результат. И сейчас продолжаю подготовку.

— У вас есть план на трехлетний олимпийский цикл вплоть до Игр-2024 в Париже?

— На трехлетний цикл плана нет. Сейчас готовлюсь к чемпионату Европы на короткой воде, который в ноябре пройдет в Казани. Потом в декабре чемпионат мира на короткой воде в Эмиратах. И майский ЧМ на длинной воде. Так что пока смотрю только на этот сезон.

— Для вас принципиально выступить в Казани?

— Конечно, хотелось бы защитить свои титулы. Но прямо сильной важности нет, потому что это короткая вода, она менее значима, поскольку Олимпиада проходит на длинной воде. Но выигрывать всегда приятно. Хочется показывать, что ты лучший. Поэтому буду стараться изо всех сил.

— Вы старший сержант патрульно-постовой службы МВД РФ в Лобне. Доводилось непосредственно исполнять эту функцию, патрулировать улицы?

— Да, было. У меня ведь есть обязанности по контракту. Но каких-то курьезных случаев не было, поэтому не вижу смысла это подробно обсуждать.

— Антон Чупков еще в Токио говорил, что это был один из последних заплывов в карьере, но в конце сентября заявил о намерении продолжить выступления. Как вы отреагировали на это?

— Я не следил за его ситуацией. Общался с ним. Он сказал, что вроде пока не хотел уходить. Но с тех пор не получалось с ним встретиться. И у него личные дела, скорее всего, и я постоянно разрываюсь туда-сюда.

— Вы в детстве занимались футболом. Пошли из-за отца, который сам играл на профессиональном уровне?

— Такого не было. Меня мама привела в бассейн, а в футбол я пришел по своей воле. В плавании остался потому, что это было мне ближе. Плюс я начал не очень сильно любить футбол из-за командной игры, когда начал понимать, что очень часто люди не отдают себя команде по максимуму.

— Эстафеты в плавании в этом смысле отличаются от игровых видов спорта?

— Всё равно у нас единоличный вид спорта. Даже в эстафете. И все будут выкладываться по максимуму. Не видел ни одного пловца, который скажет: «А, чего-то сегодня не захотел, и не пошло!» «Не пошло» говорят в футболе, когда сегодня ты в плохой форме на поле. В плавании такое не проканает. Ты либо делаешь, либо не делаешь. Ты либо на вершине, либо ничего не получаешь.

— Как сторонний зритель тоже равнодушны к футболу?

— Да, я более-менее равнодушен.

— С чем связываете общие успехи пловцов на последней Олимпиаде и последних чемпионатах мира?

— Смотря о чем вы спрашиваете. Если говорить о своих личных достижениях, то связываю их с тем, что очень жестко и усердно работаю с тренером. Максимально эффективная работа, отсюда и результат. Что касается других ребят, то кто-то очень круто прогрессировал, но, как правило, происходит ситуация, когда где-то кто-то не додерживает до конца сезона. И в конечном итоге в последний момент не получается проплыть максимально эффективно, как они готовы. Такое случается.

— Собираетесь запатентовать маски с котиками как личный бренд?

— Да, постараюсь по возможности это сделать. Недавно у меня был небольшой розыгрыш таких масок. И 50 штук для победителей есть. Попробую сначала запатентовать это как бренд, а потом продавать, если вдруг это будет людям интересно. Если нет — значит, нет.

— Сколько у вас таких масок?

— Тех, которые были недавно разыграны, всего 50. Они все с моей фамилией. А масок, в которых я выхожу перед заплывами, всего две. В одной из них я сейчас с вами разговариваю. Может, такие же есть еще у кого-то, но я этого не знаю, поэтому не могу сказать, оригинальные они у меня или нет. Я таких больше не нашел и сделал свои.

— Вы их шили сами?

— Нет, конечно (улыбается). Попросил людей их сделать.

— То есть почти не меняете маски, в которых выходите перед заплывами?

— Я их, конечно, мою, дезинфицирую.

— Виталина Бацарашкина, которая в стрельбе на Олимпиаде выиграла тот же комплект медалей, что и вы, — два золота и серебро — носит медальон с котом.

— Да, из «Ведьмака», «Школа кота».

— Вы с ней возвращались из Токио одним рейсом, не обсуждали какие-нибудь совместные акции по этой части?

— Не довелось мне с ней пообщаться. Мы друг друга лично не знаем. Поэтому не могу ничего сказать. Она, видимо, тоже любит котов, или у нее есть интерес непосредственно к этой истории вселенной «Ведьмака».

— В одном из интервью вы говорили, что у вас шесть котов.

— Уже семь. Их зовут Маляська, Мейн, Милка, Рыжик, Тьма, Пепел и Зевс.

— Только год назад увлеклись котами?

— Нет, я всегда хотел, чтобы у меня был кот. Но так вышло, что всё случилось, когда я начал встречаться со своей девушкой. Мы с ней год встречаемся. Она тоже очень любит котов. И мы хотели сначала завести двух, но всё закрутилось-завертелось — и их стало семь. В принципе, мы довольны, не жалуемся.

— Вы по какому-то принципу их выбираете? Например, есть любимая порода?

— Мне хотелось определенную породу. Моя девушка любит вислоухих. Да и мне они очень нравятся. Но я хотел одного мейн-куна. И когда мы взяли первого кота, думали, что это мейн-кун, но это оказалась другая порода — нибелунг называется. Как я понимаю, она пошла от русской голубой, и она довольно редкая. Пока они не особо популярны. Хотя порода очень такая… Как домашняя собака: постоянно нас встречает, любит играться. Ему бросаешь игрушку, он ее притаскивает назад, и снова бросаешь. Повадки собачьи. Но это кот. Он приятней. Я люблю собак, но кошки мне больше нравятся. Они более самодостаточные. Да, они тоже требуют ласки и любви, но более самостоятельные.

Читайте также
Прямой эфир