Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Гром небесный: Элис Купер вернулся в Детройт, а The KLF к своим баранам
2021-02-26 12:21:39">
2021-02-26 12:21:39
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последний месяц зимы почему-то особенно активизировались мастера «тяжелых» стилей, от патриарха шок-рока Элиса Купера и немецких героев «металла» Accept до молодых и перспективных The Pretty Reckless. К тому же и погода в наших краях мало располагала к прогулкам, а вот к игре на воображаемой гитаре — вполне, так что выбор материала для обзора был очевиден. «Известия» рассказывают о самых интересных альбомах февраля для тех, кто мог их не заметить.

Alice Cooper

Detroit Stories

21-й студийный альбом великого и ужасного Элиса вполне мог оказаться проходной работой усталого патриарха — или высокобюджетным караоке со звездными приятелями, вроде его пластинок с Hollywood Vampires, — однако ж Купер не перестает удивлять. После ироничного стадионного хард-рока (понятия вообще мало совместные, но Куперу удалось) Paranormal, певец виртуально вернулся в свой родной Детройт — и создал точную копию «самой безумной рок-сцены, когда-либо существовавшей», по определению самого 73-летнего мэтра. К работе вновь был привлечен ветеран-продюсер Боб Эзрин, делавший звук Элису еще в 1970-е, результат вышел на редкость аутентичен.

С первых же аккордов Rock & Roll Лу Рида и до рокочущих томов финальной East Side Story Боба Сигера слушателя ожидает 50-минутное музыкальное путешествие в «город моторов», как называют Детройт в США. Город, порядком потрепанный временем и давно пребывающий в глубоком упадке, — местами полное ощущение, что Купер поет не про самое могущественное государство мира, а про будни какой-нибудь совсем дикой глубинки «республик бывшего СССР» (Я только что вышел из тюрьмы и стырил колпаки с колес — да, я дебил», Go Man Go).

Разнообразие стилей — от жесткого хард-рока до неожиданного пауэр-попа (кавер детройтской группы Outrageous Cherry Our Love Will Change the World), от чикагского блюза Drunk and in Love, которого не постеснялся бы и Клэптон, до почти соула с духовыми $1000 High Heel Shoes — никак не дает заскучать и напоминает о тех временах, когда рок-музыканты не боялись эклектики (а главное, умели с ней управляться).

Что особо радует, Купер по-прежнему умело артикулирует вокал, форсирует в нужных местах свою фирменную хрипотцу и, в общем, никак не наводит на мысль, что слушаем мы 73-летнего пенсионера, любителя погонять в гольф с сенаторами от Республиканской партии.

Accept

Too Mean To Die

Ветераны немецкого «металла» выпускают уже пятый альбом в своей последней инкарнации, с американским вокалистом Марком Торнилло, и, нельзя не заметить, звучат на удивление агрессивно и свежо. Свежесть, конечно, обманчивая — но никто и не ожидал от суровых мужчин за 60, играющих традиционный тяжелый рок, каких-то особых откровений. Тем не менее новый релиз, начиная с увесистых риффов открывающей Zombie Apocalypse, несется с ускорением сбесившегося бульдозера, сметая на своем пути любые возможные сомнения слушателей. Сменивший в 2019 году отца-основателя Петера Балтеса, басист Мартин Мотник (для него это студийный дебют с Accept) работает безукоризненно — впрочем, странно было бы ожидать другого от «солдата армии металла», вставшего в строй на столь ответственном участке «фронта».

Продюсером вновь выступил именитый специалист Энди Снип (нынешний гитарист Judas Priest, в разное время помогавший с записью альбомов Soulfly, Kreator, Exodus, Arch Enemy и многим другим), хорошо понимающий, какое именно звучание подойдет под манеру Торнилло (вокалиста сильного, но не могущего забираться, подобно своему предшественнику Удо Диркшнайдеру, в ультразвуковые выси).

Новый материал при этом определенно найдет отклик даже в сердцах самых непримиримых поклонников «оригинального» Accept — да что там говорить, даже сам Диркшнайдер отзывается о записях покинутой им в очередной раз в 2009 году группы куда как благосклонно. Да и второе место в национальном хит-параде Германии говорит, наверно, о многом — учитывая, что речь идет о мужчинах пенсионного возраста, играющих крайне старомодную музыку. Вершину им всё же пришлось уступить поющей ютуберше по имени Катя Красавице — ну да кто же в немецких землях может устоять перед грудастой блондинкой.

The Pretty Reckless

Death By Rock and Roll

Справедливости ради, блондинки всё же бывают разные. Взять, к примеру, американку Тейлор Момсен — 27-летняя красотка еще в ранней юности снималась в кино (в том числе в таком суперхите, как «Гринч — похититель Рождества»), украшала собой обложки FHM и Maxim, работала моделью в рекламе известных французских брендов. Но вот уже более десяти лет главной работой для Тейлор стала ее собственная музыкальная группа The Pretty Reckless — причем, что крайне необычно для поющих фотомоделей, хард-роковая. Что еще более непривычно, в отличие от большинства подавшихся в вокалистки товарок Тейлор действительно умеет петь — да и природа изрядно одарила ее глубоким контральто, способным, когда нужно, срываться на почти звериный рык.

Это уже четвертый альбом The Pretty Reckless и, пожалуй, самый зрелый. Рифф открывающей заглавной композиции звучит словно Black Sabbath, открывшие для себя гранж; дальше влияние главного стиля начала 1990-х ощущается еще сильнее (к тому же в записи принимали участие музыканты легендарных Soundgarden, Pearl Jam и Rage Against the Machine). Судя по коммерческому успеху (в неделю входа альбом поставил рекорд по скорости продаж), новую работу оценили и «бумеры», и «зумеры», и «иксеры», эпоха которых явно служила для Момсен главным вдохновением. И особо отметим балладу «25» — лучшую тему для фильма о Джеймсе Бонде, которую продюсеры почему-то забыли заказать у Тейлор.

Эта пластинка органично слушалась бы и четверть века назад, но назвать ее несовременной язык не поворачивается — скорее вневременной (но весьма своевременной). Да и, конечно, обложка альбома выглядит нынче совершеннейшей «пощечиной общественному вкусу» — за что отдельный респект.

Transatlantic

The Absolute Universe

Для поклонников прогрессив-рока этот интернациональный квартет представляет собой что-то среднее между политбюро, академией наук и экспертным советом: их имена известны каждому, их заслуги неоспоримы, их суждения финальны. Барабанщик Майк Портной (Dream Theater) и вокалист Нил Морс (Spock’s Beard) случайно встретились в шведской студии в далеком 1999-м и решили, что такие хорошие и талантливые люди, как они, должны что-нибудь сыграть вместе. Для комплекта пригласили местного уроженца гитариста Ройне Столта (The Flower Kings) и выписали из туманной Шотландии басиста Пита Треуаваса (Marillion) и, вуаля — вот уже третий десяток лет пребывают в одной компании, периодически радуя мир новыми релизами. Портной и Морс с той поры успели даже покинуть свои оригинальные коллективы, а Transatlantic уверенно держится «в полете» (или «на плаву» — название коллектива позволяет и такую метафору).

Нынешний, пятый в истории группы альбом вышел в трех версиях — укороченной 64-минутной, полной полуторачасовой и на Blu-Ray в миксе 5.1 (с одной дополнительной композицией). По задумке музыкантов, эта концептуальная работа рассказывает о «трудностях мира в 2020 году» (хотя первые наметки были сделаны еще до пандемии, Морс впоследствии переработал тексты, приблизив их к повестке). И краткая, и полная версии одинаково хороши и органичны — как справедливо заметил обозреватель журнала «Прог» Грант Мун, это, по сути, два равноценных альбома, хотя и с «пересекающимся» материалом. Мастерство исполнения и композиторские ухищрения, как всегда, на стратосферной высоте — на то это и супергруппа.

The KLF

Come Down Dawn

Три десятилетия назад Билл Драммонд и Джимми Коти были не просто «героями момента» и авторами под несколькими псевдонимами, самый известный из которых — The KLF, танцевальных суперхитов. Экстравагантные британцы провоцировали публику — и довольно едко комментировали реальность шоу-бизнеса да и реальность вообще. В 1988 году они издали культовое «Руководство (как с легкостью сделать хит)» — и в полном соответствии с его указаниями («если вы умеете играть на музыкальном инструменте, забудьте об этом и продайте его») отправили собственное творение на первое место национального хит-парада.

Их самый коммерчески успешный альбом, The White Room, по количеству использованных без покупки прав сэмплов из чужих композиций был настоящим кошмаром для юристов — и издевательством над самой концепцией авторского права. Наконец, в 1992 году на церемонии вручения национальной музыкальной премии Brit Awards Драммонд обстрелял зал холостыми патронами из настоящего пулемета, после чего через динамики менеджер дуэта сообщил, что «The KLF покинули музыкальный бизнес». Что они и сделали — весь каталог записей группы более не переиздавался, в стриминговых сервисах он доступен также не был.

Не был до самого недавнего времени — но в конце прошлого года Драммонд и Коти явно решили, что пауза слишком затянулась и выпустили сборник своих самых знаменитых синглов, в слегка ремикшированном формате. Теперь же пришел черед работе менее известной среди широкой публики, но не менее важной для истории современной электроники. Под названием Come Down Dawn выпущена цифровая версия диска 1990 года Chill Out, ставшего едва ли не первым опытом в области «амбиент-хауса».

Непримиримые арт-террористы, впрочем, несколько остепенились — из микса убраны самые нахальные заимствования, очистка прав на которые «съела» бы весь бюджет переиздания. Но на месте меланхолическое блеяние барашков, плывущий звук педальной слайд-гитары Грэма Ли и тувинское горловое пение — сопровождающие воображаемую поездку ночью по Восточному побережью из Нью-Йорка до Мехико.

Читайте также