Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дефицит понимания: Донбассу не хватает аппаратов ИВЛ и лекарств

В ДНР и ЛНР ждут гуманитарную помощь из России
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Донбассе из-за пандемии коронавируса сложилась катастрофическая ситуация. Стремительно увеличивается число зараженных: ежедневный прирост только в ДНР составляет около 200 человек. Остро не хватает медпрепаратов, а также кислородных точек. В аптеках не найти элементарного витамина С. Число летальных случав от COVID-19 составляет около 7–8% от всех инфицированных, что в разы выше, чем в регионах России. На прошлой неделе правительство РФ объявило, что направит республикам гуманитарную помощь на сумму почти 400 млн рублей: 255 млн — Донецку, 141 млн — Луганску. На днях в столицы уже пришла первая партия спасительного груза. «Известия» выяснили, в каких условиях приходится работать донецким врачам и чем нынешний удар пандемии отличается от весеннего.

Дышат по очереди

Общее число заболевших в ДНР с начала апреля — почти 6800. На амбулаторном и стационарном лечении в настоящее время находится около 2600 человек. К октябрю все, конечно, ждали обострения ситуации, но не думали, что она окажется столь критичной. А ведь даже не наступили холода. Пик заболевания, по словам медиков, еще впереди.

— Ситуация действительно напряженная, — рассказал «Известиям» министр здравоохранения республики Александр Оприщенко. — Непрерывно растет число больных с тяжелыми формами пневмонии: ежесуточно выявляем 180–200 случаев, 80% из них приходятся на COVID-19. Больницы заполнены почти под завязку. Кислородных точек на всех не хватает, в некоторых случаях мы вынуждены использовать один источник на несколько человек, по очереди.

Пациентов с коронавирусом, по словам Александра Оприщенко, в ДНР принимает 39 лечебных баз (весной таких баз было 17). Перепрофилированы различные медучреждения, в том числе семь роддомов, где имеются точки кислородной поддержки.

— По гуманитарной программе из России в республику должны прийти 28 аппаратов ИВЛ, 30 реанимационных мониторов, около 200 концентраторов кислорода — мы ждем их более всего, — пояснил министр. — Бесконтактные термометры, дезсредства. И лекарства: антибиотики, антикоагулянты, противовоспалительные препараты, гормоны. Уже пришли 30 кислородных концентраторов, еще 25 должны прибыть в течение ближайших дней. Поступления всей помощи ожидаем до конца декабря. Это позволит разгрузить имеющиеся мощности, принимать больше пациентов, ускорить сроки их лечения.

Реальной картины нет

Другая важная составляющая гумгруза — тесты. Весной из России в ДНР пришла целая их партия для выявления вируса, а также для определения антител.

— Тестов для определения антител в настоящее время у нас нет. А для выявления вируса есть, но мощности лаборатории — 250–280 анализов в сутки, в то время, как требуется 800, — объяснил министр. — Отсюда и такие высокие цифры смертности — 7–8%. Мы высчитываем их, опираясь на официальные данные заболевших. Но из-за недостатка тестов реальной клинической картины мы не знаем.

В ближайшие недели в ДНР ожидают поступления 6 тыс. тестов для выявления COVID-19. И еще столько же для определения антител. Партию экспресс-тестов также отправила через Красный Крест Швейцария.

Говоря о пандемии, нельзя не сказать еще об одной проблеме, которая оказалась совсем уж некстати — нехватке кадров. Так, в начале боевых действий в 2014 году Донецк покинуло около 60% студентов-медиков, а также сотни действующих врачей. Дефицит этот не удалось восполнить до сих пор. Всего в сфере здравоохранения в ДНР сейчас трудится 6,8 тыс. медработников. Требуется еще почти столько же.

Иллюзия, что всё прошло

Причины осеннего всплеска заболеваемости, по словам советника главы ДНР по медицинским вопросам Ольги Долгошапко, очевидны:

— Если весной наши границы были закрыты, мы находились в изоляции, то летом начались перемещения в Россию, Украину, по миру и обратно, — пояснила специалист. — Другая причина — в мае-июне кривая заболеваемости поползла вниз из-за наступления теплой сухой погоды, губительной для коронавируса, сейчас же снова устремилась вверх. В-третьих, люди у нас расслабились, возникла иллюзия, что всё прошло, большинство перестало носить маски, соблюдать дистанцию, принялись посещать массовые мероприятия. Результат — налицо.

Как рассказала «Известиям» главный врач центральной больницы № 1 Донецка Елена Баун, усугубляет ситуацию и то, что на одного домашнего врача-терапевта в Донецке приходится сейчас 80 вызовов в день (весной было 5–6), обслужить всех просто нет возможности. Многие пациенты вынуждены лечиться дома — а это новые риски: такой человек ходит в магазины, аптеки, где заражает других. При этом в ДНР не существует (как в России и других странах) столь необходимой социальной службы, которая помогала бы таким больным, не позволяла бы бесконтрольно распространяться инфекции.

Ближайшие несколько месяцев, по словам специалистов, будут, вероятно, столь же непростыми. Снижения роста заболеваемости следует ожидать ранней весной.

Нет мест

Среди тех, кто перенес опасную заразу, — семейная пара И. и А. из Донецка. Они живут в Киевском районе, на опасной северной окраине города. К врачам после появления симптомов — температуры и исчезновение обоняния — не пошли.

— Наша 21-я клиническая больница относится к прифронтовой зоне, больных там принимают, но врачей мало. В прошлый раз, когда приходили еще до пандемии, нас принял очень пожилой доктор, прописал от ОРВИ народные средства. Поэтому решили в этот раз не ездить. Зачем? Проконсультировались со знакомым медиком по телефону. Выполнили указания, отлежались дома. Тесты делать не стали, дорого, в платной лаборатории больше 2500 рублей с человека. За четыре недели потихоньку встали на ноги…

Другая история, увы, закончилась трагически. 55-летний дончанин С. почувствовал себя плохо — поднялась температура, стало трудно дышать. После вызова «скорой» к нему на дом приехал доктор, послушал, сказал, что «оснований для того, чтобы ложиться в больницу, нет», прописал антибиотики.

Через три дня мужчине стало хуже. Снова вызвал врачей, но те сказали — везти некуда, мест нет. Родственникам удалось устроить больного в стационар, там диагностировали: одного легкого уже нет, второе функционирует на 39%. Положили на кислород. Родственникам назвали лекарства, которые срочно нужно купить, — но найти их ни в одной из аптек не удалось. На следующий день мужчина умер…

Не так страшен?

Заведующая приемным отделением инфекционного корпуса ЦГКБ № 1 Виктория Петрова поделилась с «Известиями», что сейчас у них 141 ковидный больной. Недавно в помощь к существующим трем отделениям добавили четвертое, чтобы справляться с потоком. Реанимация работает только на COVID-19 (весной принимала в отдельном блоке и других больных), как только освобождается место, на него сразу претендует два-три человека. В корпусе, к сожалению, все пациенты с пневмонией, легких и средних давно нет.

Заведующая отделением № 1 корпуса Марина Шатилова делится, что по-прежнему уверена: вирус все-таки не так страшен, как его малюют, и особого трепета перед ним испытывать не стоит.

— Обычное респираторное заболевание, которое, если затянуть, да, может привести к тяжелым последствиям, — говорит женщина. — Очень важна гигиена и защита! К примеру, у нас за полгода в отделении от пациентов не заразился ни один сотрудник, хотя мы работаем в «грязной» зоне и общаемся с ними каждый день.

И еще, по словам врача, люди постепенно все-таки становятся более сознательными. Если весной было много капризов, вопросов и даже истерик, то сейчас спокойно ложатся и лечатся.

— Раньше плакали, когда к нам попадали, — поясняет врач. — А теперь радуются. Радуются, что нашлось свободное место и о них позаботятся.

Сергей Прудников, Донбасс

Прямой эфир